Его высочество – попаданец

ГЛАВА 11 И помнить, что удача принимает сторону бесстрашных… сумасшедших бойцов - 23. 01. 19

- Стоит ли? – пробурчал алый рыцарь, разглядывая меня, склонив голову к левому плечу в стиле самых отрицательных героев иностранных фильмов. – Я из вашего отряда сопровождения, ваше высочество, – он встал на одно колено. – Я должен защищать и оберегать вас, а не пытаться ранить и убить.

- Тогда я убью тебя без твоего согласия! - ответил я и бросился на него.

Я понимал, что выбитый из седла и уставший в первом поединке с белым рыцарем, он всё ещё сильнее тела принца, но я понимал, что алый рыцарь не сильнее меня самого.

Я представил, что дерусь с Ингвардом, в привычном зале, в привычном теле. Даже правую руку слегка задёргало от резкого поворота.

Я забыл, что был отравлен утром. Яд ослаблял моё тело, но слегка отуманенный толикой яда в крови мозг давал возможность ненависти занять место у руля. То ли ненависть управляла магией, то ли магия подпитывалась ненавистью, только алый рыцарь гонял и ронял меня по всей крыше, но я поднимался и дрался с отчаянием смертника в последнем бою.

Я находил слабые места в его защите и несколько раз сумел ткнуть мечом между частями доспеха. Когда алый рыцарь, которого я ненавидел сильнее, чем утром короля, рубанул меня по правой руке, оставив не рану, но синяк на всё предплечье, потому что на этот раз меня спасли доспехи, я переложил меч в левую руку и представил, что это правая.

Я не замечал зрителей, потому что в моём воображении их вовсе не было. Но когда алый рыцарь первый раз упал, а я занёс над ним меч, то услышал вздох, напомнивший мне рокот океана. Оказывается, все эти люди беспокоились не за цыплёнка-принца, а за его противника.

«Как романтично, господа, - подумал я, - совершенно забыл, что принца Кира здесь ненавидят».

Моя ненависть заискрила на мече, и я поддел кончиком забрало рыцаря, но магия расстаралась, и весь шлем слетел с его головы, расколовшись от искры.

Тут я ахнул вместе со зрителями.

- Убьёте своего верного рыцаря, ваше высочество? – вопреки моим представлениям о такой минуте, её косы не рассыпались по плечам, а венцом обрамляли порозовевшее сияющее лицо.

В серых глазах искрились насмешка и любовь.

- Когда это вы успели, ваше высочество, Мередит, вступить в отряд принца, то есть в мой отряд? – спросил я, помогая ей встать.

Моё восхищение окутывало девушку искрами моей магии.

- Я в нём с рождения, - потянулась она ко мне.

Мы целовались, магические искры гасли, а восхищение оставалось, и я понимал, по гулу среди зрителей, что мои акции резко подскочили в цене, впервые за весь унылый день рождения. Люди восхищались Мередит, а прекрасная принцесса сияла от любви к смешному для настоящих рыцарей цыплёнку-принцу!

Но Рединг и король не участвовали в этом порыве умиления и восторга, они бежали наперерез белому рыцарю, попытавшемуся улизнуть среди неразберихи и приветственных криков гостей.

Я схватил Мередит за руку и рванул наперерез белому рыцарю.

Мы взяли его в клещи с двух сторон.

- Снимайте шлем, вы стали вторым в турнире! – заорал король, с неудовольствием поглядывая в мою сторону.

- А кто первый? Конечно, принц Кир, который так любит воровать чужих невест, что свою готов променять чуть ли не накануне свадьбы? – прошипел белый рыцарь, стягивая кое-как шлем.

- Наследник барона - Лиарнельс?! – рявкнул король. – Вы не имели права участвовать в турнире без моего на то разрешения!

Светловолосый красавец с синяком во всю правую скулу гневно смотрел на нас. Понимаю, его взбесило, что победу у него увела девушка, а потом отнял я.

- Я считаю, что его сиятельство следует наградить, он же выбил из седла восьмерых рыцарей! - прокричал я почти на ультразвуке.

Наступила такая тишина, которую можно было порезать острым ножом, как тонкую пиццу из настоящего итальянского ресторана.

А потом все зрители затопали и завопили, видимо, про аплодисменты в Горнем королевстве ещё не слыхивали. Шквал воплей и топота накатился на нас, даже ветер поднялся, бросал пыль и сухие листья мне в лицо, но это был самый приятный шум из всех на свете. Я чуть не брякнул что-то вроде: «Благодарю тебя, мой добрый народ!» - так, кажется, говорил принц Уэльский, которого подменил по велению сердца писателя, нищий оборванец, чумазый мальчишка со светлой душой.

- Победитель – принц Кир! – рявкнул король.

Толпа склонилась перед нами с Мередит. Мне казалось, что на крыше тысячи зрителей, а на самом деле их было не больше сотни.

- Могу я теперь уйти? – крикнул я в спину Редингу, сияя, как новенькая монетка в несколько евро.

- А пир? – уточнил Рединг чуть тише.

- Не могу я… мне надо… срочно! - я сжал ладошку Мередит, которая шла за мной, словно была привязана.

- Давай так, твоё высочество, - обернулся ко мне король, - ты уединяешься с барышней, - он хрюкнул, как орлок, - тебе же надо с ней… поговорить, а потом Рединг приведёт тебя ко мне…



Ник Нейм

Отредактировано: 15.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться