Его высочество – попаданец

ГЛАВА 13 Но не перечеркнёт ли всё, достигнутое с таким трудом, один Небесный суд? - 27. 01. 19.

Утро, похоже, было дождливым, потому что за окном впервые было очень темно. Но чёрная мгла за простыми стёклами окна в спальне Рединга слегка подвинулась, освобождая просвет, и я догадался, что это замок баронов завис наравне с нашим.

Я бросился к окну, но ничего толком не увидел.

- Завтракать и на крышу, - Рединг плюхнул на стол сразу несколько блюд с узкого подноса.

Я заглотал, почти не жуя, кусок мяса и пол-ломтя хлеба.

Подрагивали руки, искры скользили по коже.

- Не психуй, всё будет… как будет, - Рединг вертел в руках кусок хлеба.

В дверь стукнули тихонько.

- Можно мне войти? – Мери нерешительно переступала ногами за порогом.

- Зачем? – спросил я.

- Чтобы небо услышало тебя, - прошептала она и ускользнула.

- Это она тебе удачи пожелала, - тихо произнёс Рединг. – Я тоже… в общем… чтобы небо услышало тебя, Сашка.

- Угм, - пробурчал я, доедая мясо из первого блюда.

- Одеваться! – Рединг вытаскивал откуда-то чуть ли не из-под кровати светлые части моего сегодняшнего доспеха.

Лёгкий, удобный, слава небесам, или кому-то, кто тут верховодит. Меч лёг в руку, потом принц-бастард засунул его в перевязь, и мы вышли из спальни. Ингвард брёл за нами, по пути к нашей компании безмолвно пристал Кир, так вчетвером мы и выбрались на крышу.

Орлок ткнулся мне под коленки, чуть не свалив меня на каменные плиты, Мышонок мазнул крылом по лицу, забрало было открыто. Тьфу ты… кажется зверюги желали мне всего… Или прощались с недотёпой-хозяином.

- Кир, - прошипел я, скользнув поближе к принцу в своём теле, - тебя же здесь все ненавидят. Зачем ты вернулся?

- Там было так страшно, - поёжился Кир, - мне показалось, что я окончательно с ума схожу. Знаешь, этот призрак, слегка смахивающий на отца здесь, тот мир, нисколько не похожий на наш, там, мой рассудок начал давать большую трещину. Повезло с магом, он меня встряхнул, трещины есть, но мелкие.

- А отец-король хотя бы тебя любил? Ну, или королева-мать, может, любила? – загадка всеми нелюбимого принца мучила меня с моего бесславного появления здесь.

- Лю… что? – вытаращил на меня мои же серые глаза бедолага-принц.

- Любить – это жалеть, ну, спрашивать, не холодно ли тебе, не страшно ли, не грустно, - выдавил я, разглядывая своё вытянувшееся и озадаченное лицо.

- А… жалеть! – просиял принц. – У меня няня была, Мэриен, она жалела меня и Мышь ещё, я удивился, что он на меня шипит и бросается. Так что теперь… никого у меня нет.

Я покосился на бедолагу-принца. Раньше я не задумывался, что есть люди, которые не нужны никому, теперь думать об этом не хотелось, ведь я сам оказался среди них. Нет, принц Кир Третий был необходим Горнему королевству как боец, наследник, блестящая партия для какой-нибудь принцессы, нечистой на руку, но сам по себе принц никому нужен не был.

- Хорош трендеть! – рявкнул король, махнув мне рукой в блестящей перчатке. – Соберись! Твоё невезучее придурочное высочество! Дерись насмерть! Слышишь меня?! Если они тебя не убьют, я убью. Отступать тебе некуда.

Я пригляделся к королю: его величество метался по крыше, как хищник, запертый в узкую клетку. Зелёные глаза короля сузились, мне даже примерещился хвост, которым его величество лупил себя по бокам, мечась из стороны в сторону. И даже серебристый доспех напоминал больше шкуру, обтянувшую узкое тело короля.

- Где этот урод? – задушевно спросил король у Рединга.

- Кто? – поперхнулся принц-бастард.

- Лиарнельс где?! – проорал король. – Мне доложили, что мальчишка спешно покинул наш замок.

- Мне ничего об этом неизвестно, - опустив глаза, пробормотал Рединг.

- Если я узнаю, что это твоих рук дело… - король понизил голос и прошипел по-змеиному, - я тебя, принц-бастард, в пыль сотру и над горами развею.

Мэридит, которая в этот миг спряталась за Киром, уперлась взглядом в подол своего синего платья.

- А эта тут зачем? – уточнил король, ткнув рукой в сторону Меридит.

- Как все, поглядеть пришла, - ровным тоном выдавил Рединг.

Я осмотрелся: зрителей было совсем немного. Мери, Каролина, королева-мачеха, несколько шёлково-бархатных слуг, магистр Мэй, наследники баронов попрятались где-то в замке. Ну, и Кир, Ингвард, Рединг, Янг стояли за моей спиной и по бокам.

- Магистры магии! – пропел шёлково-бархатный слуга с незнакомым миловидным лицом.

Трое магов в серых будто пропылённых насквозь плащах вошли на крышу откуда-то сбоку и сверху.

Все трое казались настолько древними, что могли бы рассыпаться прямо сейчас от прикосновения их ног к плитам крыши. Но магистры плавно откинули капюшоны и огляделись. Бесцветные, блёклые старцы, с бледной кожей, бледно-серыми глазами, бескровно-серыми губами и седыми волосами, заплетёнными в реденькие косы, слегка наклонили головы. И самый бледный, самый бесцветный проговорил густым красивым голосом:



Ник Нейм

Отредактировано: 15.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться