Его высочество – попаданец

ГЛАВА 13 Но не перечеркнёт ли всё, достигнутое с таким трудом, один Небесный суд? - 28. 01. 19

- Вот и правильно! Молодчага ты у меня, - пробурчал я, - а я в свою очередь клятвенно обещаю, что, вернувшись домой, буду кормить всех вонючих бездомных, подавать вороватым нищим и спасать котят с поломанными лапками, всех и каждого, кто не успеет от меня спрятаться.

Тут я замахал руками так, что в башенке поднялся ветер, аж пыль завихрилась по углам.

А когда я увидел за окном-бойницей звёзды, и понял, что дышать стало трудно, я глянул вниз и ахнул, крепость барона-лиса темнела где-то внизу под нами. Но тут мне отчётливо кто-то дал понять, что надо спускаться. Без серьги я не был уверен, в том, что понял команду правильно, но подумал, что это магистры.

И я рванул со свистом вниз.

Магистр Мэй перехватил крепость, когда я выпрыгнул из башни.

Меня накрыл шум на крыше.

Крепость барона-лиса снизилась через несколько вздохов.

Вокруг меня вопили, орали, кричали, говорили, но я ничего не слышал и не понимал, мне казалось, что я оказался в немом фильме, такую шутку сыграли заложенные из-за испытания уши.

Шевелились бледные рты магистров, они объявляли что-то.

Король, с ненавистью уставившийся на меня, так шарахнул кулаком по ни в чём неповинной горгулье, что у неё отвалился острый клюв и пошатнулся рог. Рединг прокричал мне что-то, словно выброшенная на сушу рыба, открывая и закрывая рот.

Король, набычившись, показал мне кулак в металлической рукавице, я резко отодвинулся, я не каменный, от меня таким кулаком многое можно отломить.

До меня вдруг дошло, что я проиграл первый поединок. Это было во взглядах презрительном Ингварда, сожалеющем Янга, даже Кир смотрел на меня с ужасом.

Как так вышло? Я не мог ответить, не понимал, я же поднял крепость выше? Может, магистры засудили меня? Судьи честными не бывают! Весь мир испокон веку делился на своих и чужих.

Мне следовало признать, что своих здесь у меня не было совсем.

Хотелось повыть в голос.

Но меня уже ждал барон с лисьей мордочкой. Я осторожно запрыгал вокруг него, пытаясь сообразить, как мне не проиграть и второй поединок.

Барон оказался ещё хуже короля. Он бил меня беспощадно, гонял по крыше, ронял на камни. Я выдохся в первые минуты, но вставал снова и снова, чувствуя, что на мне живого места нет. Дрался изо всех сил, но барон сбил меня с ног, и я не мог больше подняться, валялся на спине и смотрел в небо, на котором читалось одно слово, тысячу раз повторённое: «Проиграл, проиграл, проиграл…»

«Небеса поганые!» – выдохнул я с кровью.

Каролина помогла мне встать.

Король подскочил ко мне, тыкая кулаками в лицо, но меня совершенно неожиданно загородил Кир в моём теле.

Король отскочил и не от зверской гримасы Кира на моём лице, а от его крепких кулаков, поднятых на короля.

Магистр Мэй покачал головой огорчённо.

Рединг, с гримасой отчаяния на физиономии, сунул мне серьгу, и мир перестал быть немым чёрно-белым фильмом. Тут меня чуть не смыло волной злости, ненависти и отчаяния, которая звучала во всех криках, воплях и даже шёпоте.

- Это надо! – орал король, прискакивая на месте. – Так бездарно проиграть первый поединок! Наше высочество – идиот!

Король дал себя придержать за плечо, из-за Кира, мне бы он наподдал, но принц в моём теле выглядел внушительно.

- Проиграл, - в голосе Рединга была безграничная усталость, когда принц-бастард посмотрел на всех, кто пришёл на крышу, он казалось, уже видел мертвецов, на поле боя в проигранной войне с баронами.

Я шарахнулся от венценосных и не очень родственников. Если изобьют меня принародно, как потом тем же баронам в морды смотреть?

Кир взял меня за руку, Каролина встала с другой стороны.

Магистры покосились на нашу скульптурную группу без всякого интереса и объявили второй бой.

Соперником короля стал второй барон с острой мордочкой хорька. «Барон де Энрусс», - машинально пробормотал я, наслаждаясь чужим языком и знанием этого языка нахаляву из-за магической штуковинки в ухе.

Рединг посмотрел на меня и отвернулся.

Король легко выиграл в первом поединке, подняв крепость за несколько вздохов выше, чем барон-хорёк, пожалуй, так же высоко, как и проигравший я.

А бой оказался непростым. Начали они со стрельбы. Король попал в девятку и восьмёрку, барон в десятку.

А потом я был отомщён. Барон-хорёк, вёрткий, быстрый, неуловимый и неуязвимый потрепал короля нахорошо, стараясь вывести из себя итак кипевшее большим чайником величество. Но король сдержался, а потом и вовсе успокоился. Зловредный барон-хорёк извернулся и разрубил нагрудник короля, ниже левой ключицы. Король пошатнулся, но устоял, и как ни в чём ни бывало продолжал драться с бароном, а когда применил к нему несколько грязных приёмов, барон свалился на камни, едва слышно пискнув.

Магистры выкрикнули победу короля.

Но тут упал рядом с бароном Рослав. Магистр Мэй не смог поднять на ноги его величество.



Ник Нейм

Отредактировано: 15.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться