Его высочество – попаданец

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 2 Самый первый поворот может оказаться шагом к выходу - 6. 01. 19

Призрак вышел из тени узкой башни. Он был страшнее всех каменных уродцев, страшнее того, что случилось со мной сегодня.

Ветер другого мира шевелил его седые волосы и складки тёмного тяжёлого плаща, пропитанного по подолу чёрной кровью.

Призрак смотрел на меня пустыми глазницами, и я начинал понимать, что это не игра, и умру я здесь по-настоящему. А умереть придётся, если я не буду самым быстрым и самым ловким на этой крыше.

Он ничего не говорил.

Наверное, не мог.

Но вытащил со скрипом сдвигаемой могильной плиты свой заржавленный зазубренный меч.

И я успел отразить первый удар молниеносной атаки.

Меня тряс озноб от дыхания потустороннего мира, запах земли и гниющей плоти забил ноздри. Пот тёк по спине, пропитывая рубаху, стекая в штаны, пальцы приварились к мечу или примёрзли. Призрак был быстрее меня, я едва успевал обороняться, болело всё. Время вокруг нас загустело и казалось волнами странно плотного материала, очень тяжело было прорубаться сквозь слои. Если бы не примёрзшие пальцы, призрак давно бы вышиб мой меч. В теории бесплотный, на деле призрак был не только быстрее, но и сильнее меня.

Я упал на колени, но вскочил, увёртливость тела принца радовала, хотя меч призрака распорол кожу колета и штанов, искромсал плащ, но я не был ещё ранен, благодаря фантастической увёртливости мальчишки.

Однако мне нужна была передышка.

Хотя бы один миг.

Один вздох.

В лёгких не было воздуха, казалось, они горели.

Призрак ударил по моему мечу, и выбил его, я снова упал на колени, зажмурился.

Жизнь не успела пронестись перед глазами, только холодок от мысли, что умирать в чужом мире и в чужом теле так же страшно, как в своём мире. А был ли этот мир для меня своим? Нет, не так, был ли я в том мире самим собой? И понял, что не был.

Я замер, перестав дышать.

Но удара не последовало. Только звук, как если бы шпага проколола сырое дерево.

Я увидел дрожащую побледневшую до синевы Каролину. Она скорчилась за призраком, лежащим тёмной кучей на камнях.

Каролина, всхлипнув, вытянула шпагу из спины призрака.

Ночь напряглась, она таращилась на нас и обдувала ледяным дыханием пустоты и смерти.

Призрак глухо заворчал, сквозь его ворчание едва слышны были слова:

- Дар… получит, усмиривший гордыню и воззвавший к помощи другого. Я делю с тобой дар, но он заработает в полную силу, когда ты раскроешь моего убийцу и… Баронства… помни о баронах, мальчик… Грядёт война и передел небес, мой сын в опасности, защити его, маленький чужак… подрастишь свою душу, будет легче… Крылья… расти их тоже… не забывай… Небытие душит… - призрак зацарапал чёрными ногтями тёмную шею, густая чёрная кровь потекла из-под ногтей.

Стало невыносимо страшно, смерть сжала моё горло холодными пальцами… Я подполз к своему мечу и схватил его.

Меч в моих руках покрылся инеем, ладони обожгло морозом. Холод проникал в сердце. И я впервые сам отбросил оружие. Меч тонко зазвенел, касаясь камня, как днём, после тренировки с Ингвардом. Казалось, это было тысячу лет назад, что этого не было.

Я выдохнул от ужаса, сжавшего сердце, всё вокруг было нереальным.

Ничего этого не должно было быть.

А потом стало светлее. Луна белая и яркая вырвала нас обоих из мрака.

Призрак исчез.

Дымились на камнях куски тёмной шерстяной ткани, пропитанные кровью, они таяли, как густой туман под сильным ветром.

Девушка упала на тёмное, словно выжженное пятно на плитах. Её тело тряслось от озноба, губы посинели, глаза закатились.

Я взял её на руки, опять расшнуровал колет. Подстелив рваный плащ, положил на него девушку.

Тело Каролины было холодным. Я чувствовал, что её душа уходит следом за призраком короля.

Я растирал грудь, руки, виски девушки.

Она оставалась холодной и дышала едва-едва. Стук сердца я уже не различал, даже приложив ухо к груди.

И тогда я поцеловал её.

Я не хотел её, только желал вернуть её душу.

- Сумеречные холмы, - прошептала девушка. – Холмы сладостные, там свобода после смерти…

И я увидел серебристые высокие травы, которые ласкал своим дыханием ночной ветер, а лунные лучи танцевали на траве, сплетаясь в диковинные узоры, я почувствовал покой и холод этих холмов. Тонкую фигурку в чёрном, которую вёл за руку призрак, я едва узнал.

Глаза Каролины закрылись.

- Нет! – я целовал её, звал по имени. – Каролина! Каролина!

Она не возвращалась, но от поцелуев порозовели щёки, и сердце забилось, хоть и чуть слышно.

Я целовал и целовал её.

Тело принца реагировало бурно. Я содрал торопливо её колет и свою рубашку, моя кожа касалась её грудей.

Ласки зашли слишком далеко. Я успел раздеть девушку донага и не заметил, как избавился от штанов.



Ник Нейм

Отредактировано: 15.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться