Его высочество – попаданец

ГЛАВА 5 Выход реально существует, но где-то на линии огня - 12. 01. 19

- Рассказывай, - я осторожно, нежно погладил её по голове, усадил на колени, укутав одеялом, как ребёнка.

- Ты что? Как маленькую… - шмыгнула носом Лина и тихонько заплакала.

- Тише, тише, у стен есть рты, - я покачивал её на колене.

Мысленно ругая принца на все корки, его немалое достоинство мешало думать.

- Кто обидел мою девочку? – мягко спросил я, отчаянно кусая нижнюю губу, хотя она не была виновата в немалых неудобствах, распирающих одеяло.

Лина вытаращила глаза, потом шмыгнула носом и заплакала громче.

- Барон? – спросил я.

Она судорожно вздохнула и кивнула.

- Ругался? – попытался угадать я.

- Кричал, сказал, что отречётся, прогонит, - тихо ответила она, – ещё, что я тварь, дрянь, подстилка.

- А ты? – я смотрел в нежное, потусторонне прекрасное лицо и ненавидел старого барона от всего сердца.

- Я рассказала ему всё. Тогда он шифровку тебе и написал, - прошептала она. – Потом обнимал меня, будто я ему дорога.

- Но ты - его единственная наследница, разве он не любит тебя? - я покачивал девчонку, прикидывая, когда и где вызвать барона, чтобы как следует побить.

- Он никогда не говорил о таком, но когда узнал, что призрак увёл меня на поля смерти, дёрнулся и сжал в руках. Больно было, - её лицо стало детским, она спросила, - что это значило?

Всё-таки старый лис любил Лину, поэтому и про суд неба мне рассказал. Не хотел, чтобы я – единственная привязка девушки - погиб.

- Ты ему небезразлична, - произнёс я первое, что пришло в голову.

Она благодарно улыбнулась и, соскользнув с моих колен, первая начала любовную невыносимо сладкую игру.

Её мягкие губы, тонкие прохладные пальцы, холодные соски-пуговки вызвали такой взрыв, что я овладел её телом разом, слегка раздвинув её бёдра и улыбнувшись острым коленкам. Я не забывал нежно целовать её прелестное лицо, шептать что-то нежное глупое в порозовевшие уши. Лина изгибалась и двигалась за мной, со мной в такт, улыбаясь и кусая нижнюю бледно-розовую губу.

Мне хотелось ещё и ещё, я никак не мог насытиться, будто любил впервые.

А может, так и было. И принц делал первые шаги в любви вместе со мной?

Я на миг замер от этой странной мысли.

И опять любил и любил Лину. От усталости девчонка уснула сразу же. Смешная… Я укрыл её поплотнее одеялом, коснулся губами бледного виска.

Я уже забыл, как это было остро и сладко в девятнадцать лет ласкать хорошенькую девушку, в тридцать у меня появилась градация: от скучно, очень скучно до совсем неинтересно, спать хочется. Девицы сдавались на первом свидании, только Лиза смогла меня удержать чуть дольше. Но, она была ведьмой. Как её уговорить отправить нас обратно?

Я снова вспомнил, что нахожусь в чужом мире, в чужом теле.

А вдруг все те двадцать, сорок лет, что мне удастся прожить, будут именно в теле принца, которого я и не рассмотрел толком? Без одежды я его вообще не видел ещё со стороны. Надо исправить это досадное упущение.

Я поцеловал свернувшуюся клубочком девушку. Её щёки немного порозовели, губы стали алыми. Ей любовная игра пошла на пользу. Такой красивой она ещё не была.

Телу принца, как будто тоже. Оно звенело от выплеснутого желания, было свободным и прекрасным. Такими были мои ощущения.

Лина сонно засопела, а я встал перед зеркалом, следовало рассмотреть принца получше.

Худой, небольшого роста, но крепкий, нигде ни капли жира, мускулы ещё не железные, но уже и не кисель. Лицо некрасивое, но выразительное, взгляд хорош, тяжёлый, мой. Нос крепкий и немаленький, а подбородок упёртого упрямца. Тоже неплохо. Ресницы пушистые. Не мои. Уши небольшие. Серьга выглядит даже стильно. Длинные волосы растрепались, несколько прядей прилипло к вискам и ко лбу. Надо будет обрезать волосы хоть до лопаток. Хотя… спрошу прежде у Рединга, вдруг принцу нельзя жить без косищи ниже пояса?

Пальцы тонкие. Руки сильные. Жить можно. Если бы не достоинство, весомо подросшее из-за моего взгляда в сторону спящей Лины. Хотя… стоит признаться самому себе, что в девятнадцать лет я был горячее принца.

- Что вы хотели, ваше высочество? – в зеркале появился незнакомый мне носатый господин, хрюкнувший и сообщивший булькающее. – Сейчас поднимусь к вам, принц.

Я совершенно забыл, что зеркало выполняло какие-то ещё функции, кроме прямых обязанностей обыкновенного отражающего стекла.

- Что вам нужно? – я схватил меч, когда двери распахнулись.

- Доброй ночи, ваше высочество, я ваш личный слуга. Неужели, вы меня не помните? – носатый грустно таращился на голого меня с мечом в руке.

- Нет, - буркнул я, засовывая меч в ножны.

- Мне говорили, что ваш светлый разум затуманен, - огорчился носатый, - но я принёс вам ночную рубашку, не полагается принцу спать голым, как какому-то бродяге.



Ник Нейм

Отредактировано: 15.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться