Его зовут Музыка 2. Там, где тебя нет

Размер шрифта: - +

До/Дорога, ведущая в никуда

Адам вошел в кухню и сморщился. В воздухе пахло алкоголем, потом и чем-то тухлым. Черт, он отсутствовал день, а в доме словно Мамай прошелся. Отец все-таки сорвался. 

Просторная светлая кухня с выходом на балкон и барной стойкой напоминала свалку. Тут и там разбросаны бутылки, причем как и от элитных брендов, так и дешевая водка. Некоторые стояли еще закрытыми, другие же самыми изощренными способами оказались разбиты. А у барной стойки, сидя на высоком стуле и положив руки под голову, храпел пьяный вдрысь мужчина, одетый в несколько поношеных свитеров и старые джинсы, он же Василис Андреевич, глава семейства Мироновых.

Сжав кулаки, Адам начал пробираться к нему, пиная бутылки, осколки и "закуски" кроссовками. Снимать обувь на входе, где и начиналось "поле пьянки", занятие бессмысленное. Внутри парня кипела злость, ноздри раздулись, а взгляд ни на миг не отрывался от спящего отца. 

Он не понимал, почему так разозлился. Наверное, потому что увидел человека, который смел с лица Земли не одну компанию, заставил старшего сына перерезать вены и имеет нехилый авторитет среди знакомых, таким... таким... жалким!

Взмахом руки брюнет скинул весь мусор, лежащий на столе, на грязный пол. Звон битых тарелок, рюмок и бутылок ударил по ушам, к запаху общей дряни примешался запах еще одной партии алкоголя, но Миронов-старший даже не дернулся, только всхрапнул.

Адам попробовал растолкать его, вылил на голову стакан ледяной воды, ради которого пришлось перерыть полкухни, но тщетно. С каждым движением он злился все больше и больше. И ничего, кроме гнева, больше не чувствовал. Этот человек разрушил столько жизней, судьб и желаний, что просто не может заслуживать чего-то большего! Так убеждал себя Адам, дрожащими руками будя отца.

Не выдержав, он с размаху вмазал мужчине кулаком в лицо. Последний сдавленно охнул и рухнул на пол, прямо на осколки. Но свитера не дали впиться стеклу в кожу.

- Ты, - прошипел Адам, с отвращением глядя на пьяного мужчину, - ты что себе позволяешь?!

Василис Андреевич просипел что-то нечленораздельное, с трудом разлепив глава. Пьяный, грязный, сонный, ничтожный, думал Адам. Неужели это его отец?! Куда делался холодный, властный, беспощадный и жестокий человек?! Парень запутался в собственных чувствах. С одной стороны, ему противно смотреть, как этот мужчина, сломав многих, сломался сам. А с другой, какой бы эгоистичной ни была эта мысль, казалось, что именно этого он и заслужил. Но тем не менее...

Черт, башка сейчас взорвется! 

Адам наклонился и схватил Василиса Андреевича за ворот.

- Ты что творишь?! 

И тут, совершенно неожиданно, мужчина... заплакал. Брюнет в шоке отпустил его.

- Валис, - Миронов-старший закрыл грязное лицо руками, - Валис, сынок...

Сынок. Он никогда и никого так не называл. Ни Нору дочуркой, доченькой, ни Адама и Валиса сыночками. Всегда они слышали только равнодушное или раздраженного "дочь" и "сын".

- Прости, Валис, - он отлепил руки от лица и посмотрел на Адама мутными, пьяными глазами, - умоляю, прости.

Вот оно что. Он просто с пьяну перепутал близнецов. 

Адам прирывисто вздохнул и медленно опустился на корты. Только сейчас он действительно почувствовал, какая пропасть, какая дыра зияла в их разрушенной семье. И если она росла еще при живом брате, когда дети находили опору только друг в друге, не видя родителей неделями, а то и месяцами, то сейчас она превратилась в черную дыру. И эта дыра медленно и беспощадно поглощала жалкие остатки того, что осталось от Мироновых. Нора, пропадающая на тренировках и ночующая у подруг, мама, разъезжающая по стране с театром, вечно пьющий отец, в конце концов, сам Адам, делающий все, чтобы временно забыть, что он - Миронов, Валис, у которого теперь нет выхода из Системы. Но он-то счастлив, это видно. У Стражей при перевоплощении большинство чувств к прошлой жизни просто пропадают. А вот остальные Мироновы делают все, чтобы не возвращаться домой. Чтобы не думать о самоубийстве сына и брата. Ведь в какой-то степени виноваты все. 

Теперь Адам понял, как ему не хватает брата. Не Пятого Стража-Валиса, одного из властителей Системы, а просто... Валиса. С которым можно поболтать о чепухе, пожаловаться, подурачиться, попросить помочь с тем или иным заданием, вместе с Норой, как тогда, весело сыграть в дуэте пианино-скрипка-гитара, сделать домашнюю работу или перехитрить отца и свалить гулять до самой ночи. 

Ничего этого уже не будет.

Для мира живых Валис мертв. Для Адама он мертв как брат. У него другая жизнь, его голову занимают другие проблемы, которые навсегда останутся непонятными для тех, кто не является Стражем. Он уже другой.

- Валис, сынок, - бормотал мужчина, глядя на Адама, но видя мертвого сына. - Я не знаю, что делать. Я так виноват, так виноват...

И он снова заплакал.

- Я готов умереть, лишь бы снова увидеть тебя. Дай мне тебя обнять, - он протянул к Адаму руки.

Закусив губу, парень обнял Миронова-старшего в ответ. И пусть он думает, что его обнимает умерший сын или что это все пьяный дурман... Ему сейчас нужны объятия Валиса, а Адаму объятия любящего отца. Такое незнакомое, чуждое чувство, от которого внутри все беспомощно сжалось.

Спустя несколько минут дыхание Василиса выронялось и успокоилось. Он заснул. Не зная, что делать, Адам аккуратно выпутался из объятий. Мужчина привалился к барной стойке и мирно сопел. Парень вдруг понял, что плачет. Совсем как маленький ребенок, шмыгая носом. 

В голове вертелись слова: "Я готов умереть, лишь бы снова увидеть тебя".

Осознание пришло мгновенно. Следующим, кого придется спасать, может стать отец. 

"Этого нельзя допустить!" 

А если в этот раз они не успеют? Если Милана не справится, когда все будет на грани? Если в это же время помощь понадобится другому и мелодия выберет последнего? Он не может потерять еще и отца! Надо спасти его раньше, чем это понадобится!



Neits

Отредактировано: 02.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться