Ехал грека через реку

2

— Если мы договорились, — сказала Ася, когда они вышли из кафе, — скиньте мне свой адрес. Я приеду после того, как мы с Димдимом завершим все свои дела.
— Ну уж нет, — возразил Адам, — я пойду с вами.
Она с изумлением вскинула брови.
— У вас осталось кое-что мое, — с улыбкой заметил он, указывая глазами вниз.
Ася опустила голову и увидела крохотный кулачок, стискивающий её штанину.
— Маленькая козявка, — восхитилась она, — ты же моя маленькая козявка, верно? — с этими словами она похватила Еву на руки, звонко расцеловала её в обе щеки, и его дочь засмеялась, пытаясь увернуться.
За все дни, которые они провели вдвоем, она ни разу даже не улыбнулась.
Адам попытался забрать ребенка у Аси, испугавшись, что она слишком тяжелая для беременной женщины, но Ева так прочно вцепилась в шею своей новой няни, что оторвать её не получилось.
— Вам это не вредно? — спросил он.
— Мне это полезно, — заверила его Ася и сбежала вниз по ступенькам.
На её спине, между лопаток, из-под майки был виден кончик татуировки.
Что-то острое.
Гадая, каким может был изображение целиком, Адам предложил вызывать такси.
— Не надо, тут недалеко, — ответил Димдим. Он понуро брел рядом с Адамом, зачерпывая старыми кедами пыль. — Это у неё суперспособность такая.
— Что?
— Суперспособность моей тетушки Анастейшен, как у Супермена. Детолипучесть. Она часто приходила ко мне в садик на утренники, и все дети на неё вешались, как обезьянки. Вот где позорище.
— А у тебя какая суперспособность? — спросил его Адам.
— Я умный, как Тони Старк. А Ася любит капитана Америку. Я думаю, он зануда.
— Кто это?
— Вы не знаете капитана Америку? — поразился Димдим. Это известие так изумило его, что он даже остановился.
Ася оглянулась на них.
— Что случилось?
— Он не знает капитана Америку!
— Какой кошмар! — округлила глаза Ася. Она подкинула Еву и сообщила ей трагическим громким шепотом: — твой отец — магл, деточка! Самый магловый магл из всех маглов.
— Что она сказала? — спросил Адам у Димдима.
— Вы не поймете, — вхдохнул он, покачав головой.
Они миновали парк, вышли на улицу, пересекли несколько улиц и свернули к огромному дому, известному на весь город тем, что здесь сдавались самые маленькие квартирки, которые только можно было представить. По сути, он был гигантским хостелом, где сдавались конурки на часы, сутки и недели.
— Ася, вы живете… здесь?
— Вы потрясены? — она поставила Еву на ноги и принялась рыться в рюкзаке в поисках ключей. — В ваших фейсбуках люди живут сплошь на виллах и во дворцах?
Он промолчал, и сам устыдившись собственного снобизма. Просто ему казалось, что это жилье для нищих студентов, а не для взрослых женщин.
Острие татуировки маячило у него перед носом, когда они поднимались в тесном дребезжащем лифте.
— Что нарисовано на вашем тату?
— На котором из них?
— А сколько всего на вашем теле татуировок?
— Четыре, — лифт, наконец, перестал дребезжать, и они вывалились в узкий длинный коридор. Ася открыла одну из совершенно одинаковых дверей. — Надеюсь, мы все поместимся, — пробормотала она.
Адам осторожно заглянул внутрь.
Это была крохотная комнатка, напомнившая ему купе поезда.
Барная стойка, на которой одиноко стоял стакан и ноутбук, кухонька с мини-холодильником, встроенный шкаф. Димдим, чтобы занимать поменьше места, скинул кеды и забрался на стойку, скрестив ноги. Ася протянула ему Еву:
— Эй, верхняя палуба, принимай пленника!
Дети были похожи на двух птенцов на жердочке.
— А на чем вы спите? — изумился Адам.
— Поберегись! — скомандовала она и потянула рычаг в стене, выбросив вперед откидную односпальную кровать.
От неожиданности он отпрыгнул в сторону и ударился плечом об стену.
— Господи, как можно жить в комнате два на два метра?
— Очень удобно. Можно дотянуться до чего угодно, не вставая с кровати.
Ася вытащила из кухонного ящика рулон пакетов для мусора, с треском оторвала один и стала запихивать в него постельное белье, которое, буквально, сдирала с кровати.
— А какого размера сейчас твой ребенок? — спросил Димдим. Ева встала перед ним на колени и пыталась заплести из его волос косичку. — Как тапочек?
— Меньше.
Ася снова убрала кровать свою прыгучую и открыла шкаф.
— Как печенька?
— Меньше.
Адам озадаченно почесал нос, разглядывая две совсем невысокие стопки с одеждой на полках.
Достав компактный чемодан, Ася прицельно швырнула в него мешок с бельем и переложила туда стопки.
— Как горошина?
— Меньше.
— Еще меньше?
Она кинула в Димдима линейкой.
— Отмеряй четыре миллиметра, умник. Это и есть мой ребенок.
— Это даже не ребенок. Это наногном, — разочарованно воскликнул он.
Ася добавила к стопкам ворох нижнего белья, кинула в чемодан кроссовки, положила сверху ноутбук, планшет и читалку, сгребла туда же парочку кремов со стола и оглядела свою конурку.
— Посуда, — воскликнула она.
Адам, завороженный самыми стремительными сборами, которые он только видел в своей жизни, следил за ней глазами.
Он даже на дачу к друзьям собирается дольше!
— У вас всего одна тарелку и одна кружка? — не выдержал он.
— Я живу одна, — Ася положила свою посуду в небольшую кастрюльку, открыла мини-холодильник, извлекла оттуда банку зеленого горошка и тоже положила её в кастрюлю. Почесала нос, раздумывая о чем-то, — сколько, по-вашему, посуды мне нужно?
— Раньше я ел из одноразовой, — встрял Димдим, Ева навела столько беспорядка на его голове, что казалось, что там свили гнездо вороны, — но потом Ася начала спасать планету от экологии, и теперь мы едим по очереди.
— Но как может быть, чтобы у взрослого человека все вещи поместились в один чемодан? — не унимался Адам.
— В два чемодана, — поправила его Ася. — Есть еще один, с зимней одеждой.
— Сколько вам лет? — ляпнул Адам и тут же прикусил себе язык. Он четко помнил, что нельзя спрашивать женщин про возраст и вес, а и того, и другого у его новой няни явно было в избытке. Но она только насмешливо прищурилась.
— Мне тридцать три, — без колебаний ответила она. — Есть еще вопросы?
— Да, — быстро сказал он, обрадовавшись тому, что она не обиделась. — Татуировка на вашей спине. Что там?
— Осиновый кол.
— Осиновый кол? — он моргнул. — Но зачем?
— От вампиров, — спокойно объяснила она. — Снимите, пожалуйста, чемодан с антресолей.
Он покорно выполнил эту просьбу. Ася меж тем застегнула тот чемодан, куда укладывала вещи и огляделась по сторонам.
— Готово, — объявила она. — Я вся ваша. В трудовом смысле.



tapatunya

Отредактировано: 19.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться