Эхо над бездной

Размер шрифта: - +

Глава 22

Три пары глаз внимательно изучали кадры, мелькавшие на экране. Детективу оставалось только радоваться, что Елесеев не удалил старые записи, и теперь она могла наблюдать за перемещениями и членов семьи, и их гостей, в числе которых был невысокий светловолосый мужчина неопределенного возраста, в котором Виктор Владимирович узнал Игоря. На второй день после похорон он спокойно прошел в комнату Романа, так же спокойно взял ключ от загородного дома, положил в карман брюк и, спустившись вниз, еще раз выразил соболезнования Елесеевым. Странным Александре показалось не то, что Осокин не подумал о наличии камеры в комнате, находящейся в доме, напичканном точками видеонаблюдения, а то, что, совершая кражу, он нагло смотрел прямо в объектив будто хотел, чтобы его увидели! Будто издевался. Она задумалась. Внутри зародилось странное ощущение дежа вю.

Зачем Осокину так себя подставлять? С какой целью? Ерунда какая-то.

Ответа пока не было. Селиверстова еще раз просмотрела записи, сделала принтскрин кадра с участием Игоря, а затем попросила показать день похорон – если уж выяснять, то все до конца. Как она и ожидала, Диана оказалась той самой девушкой с фотографии, и, как и говорила Анна Андреевна, выглядела крайне подавленной и измученной. Увидела детектив и то, с каким выражением разговаривала Ирина с ней в коридоре, и то, с какой враждебностью, нет, ненавистью провожала у такси. Очевидным становилось не только то, что любовник Дианы имел доступ в коттедж, но и мотив запугивания кексом и запиской. Все сходилось. Смущало одно: прямой взгляд Осокина в камеру.

И что все это значит?довольно резко спросил Виктор Владимирович, когда монитор погас.Эта сука не просто мошенник, но и вор?!

Витя… жена одернула его за рукав рубашки.

Что Витя? Какого… Александра, что теперь делать?

Она раздумывала и над ответом, и над увиденным, а потом уверенно заявила:

Вам ничего, а мне нужно ехать. Как что-нибудь выясню – сообщу.

Супруги молча смотрели на детектива, а потом Виктор Владимирович сжал руку все еще обескураженной жены и согласно кивнул.

Селиверстова оставила чету и поднялась в комнату Пассажировой. Она решила вечером, наконец, познакомится с Дианой Бурцевой и узнать все возможное об Осокине, но сейчас чувствовала, что голова разрывается от информации: возникла острая необходимость очутиться в спокойной обстановке и хорошенько все обдумать, к тому же интуиция убеждала, что дело не такое простое, как казалось на первый взгляд, и поэтому, взяв адрес у разъяренной и казавшейся невероятно жалкой Ирины, поспешно покинула дом Елесеевых.

Всю дорогу Александра размышляла о просмотренной видеозаписи с участием Осокина. О том, как он смотрел в камеру. Этот взгляд ей напомнил давнее дело – одно из тех, что так и остались не раскрытыми, а таковых в ее послужном списке было крайне мало. Тогда она еще работала в полиции: был второй год службы, и на тот момент Селиверстова не подозревала, что преступники могут быть умнее служителей закона, к тому же она со своей ролью справлялась отлично. До того дела. Не хотелось бы снова сталкиваться с чудовищем, которое смогло избежать правосудия. Оно просто пропало, исчезло. Растворилось. Его нельзя было назвать человеком: для таких не существовало категорий, к которым детектив причисляла того или иного преступника – это было воплощение зла. Связи с делом Елесеева, на первый взгляд, не было никакой, но этот взгляд… Второй раз за день интуиция кричала, вопила: «Это он! Он!» Но ничего похожего! Интуиция сошла с ума?! Или Александра сама ищет сложности в гибели Романа?

Переступив порог квартиры, ощущение, что в этой истории все не так как кажется, усилилось, будто очутившись в привычной среде, она увидела нечто скрытое ранее от взгляда, но вот она ничего пока не видела, а интуиция упорно настаивала на абсурдной связи с прошлым делом. Разувшись и сняв верхнюю одежду, детектив молнией ринулась к стопке чистых листов и на протяжении часа делала пометки, чертила разноцветные круги, подчеркивала имена и события, снова записывала известные факты: в столбик, диагональю, в иной последовательности, но никак не могла увидеть той взаимосвязи, которая так навязчиво горела в ее сознании. Не помогал ни цвет, ни вторая кружка чая с бергамотом и мелиссой, ни купленная по дороге и наполовину опустошенная мега-пачка песочного печенья с вишневой начинкой, а потом раздался звонок. Удивленная Александра взглянула в глазок и не смогла поверить своим глазам. День точно был сумасшедший: сначала безумные Елесеевы со своими тайнами, потом непонятно от чего встрепенувшаяся интуиция, а теперь человек за дверью. Сдерживая волну необъяснимого раздражения и столь же необъяснимого смущения, она, не поворачивая замка, спросила:

Откуда вы узнали мой адрес?! И как прошли в подъезд?

А разве в Управлении по особо важным делам не знают, где вы живете?с издевкой поинтересовался гость.

Сбитая с толку, детектив все же открыла дверь, но преградила дорогу, не давая возможности Дмитрию Алексеевичу пройти в квартиру.

Впустила твоя соседка-бабулька,вздохнул мужчина, Я зайду?

Мы не переходили на «ты».

Разве?его брови изогнулись, и Селиверстовой это показалось издевательством. Скрестив руки на груди, она поинтересовалась:

Так что вас привело, Дмитрий Алексеевич?



Анастасия Дока

Отредактировано: 19.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться