Эхо поющих песков

Размер шрифта: - +

Глава 5

 

 

Тамила не стала спрашивать, кем были нападавшие, как и то, с чего советник решил, что им лучше быстрее исчезнуть из города. Эта информация точно не была бы лишней, но она не настолько важна, чтобы позволять себе терять время на выяснение подобных моментов. Потом, когда окажутся в более безопасном месте, она, без сомнения, задаст все интересующие вопросы, сейчас же… Королева изо всех сил старалась не отставать и не создавать лишних трудностей.

Седло оказалось мужским, потому не совсем привычным. Хотя и в таком она сидела неоднократно, однако предпочла бы более привычный вариант. Увы, выбора не было.

Как не было и времени, чтобы присмотреться к тем четверым спутникам, что присоединились к ним с Марифом. О том, что они появятся сразу за городскими воротами, советник предупредил чуть раньше, за что Тамила была ему искренне благодарна. Когда они, подобно бесплотным духам появились рядом, королева, даже зная об увеличении их отряда, с трудом сдержалась, чтобы не лишиться и второго стилета. Задерживаться, чтобы забрать тот, которым убила мага, королева не рискнула. К тому же она опасалась, что сам вид трупа, который стал таковым с её помощью, не прибавит ей ни сил, ни скорости. Хотя метание кинжалов она отрабатывала едва ли не с раннего детства, применить его не на тренировке, а в бою пришлось впервые.

Так что метать единственный оставшийся стилет было бы ошибочно не только из соображений человеколюбия и сохранения собственного душевного равновесия, но и по более прагматичной причине – тогда из оружия оставалась бы только отравленная шпилька, а это не то, с чем можно рассчитывать на прорыв из вражеского города.

Если бы не понимание, что это всё не игра, и на кону стоят её жизнь и свобода, Тамила даже испытала бы удовольствием от той таинственности, с которой им пришлось выбираться из людных кварталов. От острого ощущения азарта и волнения, доказывающего, что несмотря на показное смирение, с которым она приняла известие о том, что до следующего сезона бурь вряд ли доживет, жить ей очень хочется…

 Пусть на улицах и царила ночь, они не были пустыми. Разъезды стражи, припозднившиеся гуляки, несколько девиц весьма развязного вида и поведения – это была привычная жизнь после захода солнца, но в их случае любой из тех, кто заметит пытающуюся не привлекать внимания пару, мог пусть и невольно, но раскрыть их. Выданный Марифом амулет исправно не давал никому заметить королеву, но вот на самого советника взгляды бросались постоянно. Вряд ли кто-то его узнал, всё же Тамила не слышала, чтобы его излюбленным времяпрепровождением были одинокие прогулки по злачным местам, скорее, пытались оценить с точки зрения опасности и платежеспособности.  И всё же, почему на него не подействовали чары? У людей, достигших уровня и должности Марифа, и враги соответствующие, потому первых попавшихся проходимцев на захват советника не отправят… Почему-то Тамила была уверена, что заказчиком был наследник, слишком уж много свидетельств раздражения, которое вызывал любимчик отца. Они ведь с принцем Сафаром практически ровесники, но едва ли не по всем важнейшим вопросам мнения расходились, причем, диаметрально. Потому его обещание продвинуть предложение о создании военного совета с Гаретом вызвало у неё одновременно благодарность и горькую усмешку. Этот тот самый случай, когда стоило бы требовать совершенно обратного, и тогда есть вероятность, что наследник будет настаивать на столь необходимом решении.

 А ведь его хотели взять живым, если бы решили убить, никакой амулет и скорость реакции не спасут, от боевого треугольника вообще спастись крайне трудно, если только… Тамила чуть тряхнула головой, отметая этот вариант. Если бы он обладал магическим даром, об этом было бы известно, слишком давно Мариф в политике, и не первый раз на него покушаются, чем-нибудь он точно себя бы выдал. Но что тогда за амулет он носит, если даже из родового медальона Тамилы атака выпила столько энергии? Этот медальон был создан одновременно с перстнем и короной из диантов, бывших единой друзой, равной которой не существовало. И ёмкость его такова, что даже Дарий, один из сильнейших ныне живущих магов не мог наполнить его одномоментно до краев. Если только амулетов несколько, но это опасно – порой они вступают в резонанс друг с другом, и тогда противникам не придется напрягаться, достаточно дождаться, когда это произойдет, и постараться в тот момент быть, как можно дальше. Вышедшая из-под контроля магия надежнее и смертоноснее любого наемника.

- Сохраняйте молчание и не дайте увидеть своё лицо, - шепнул Мариф за мгновение до того, как его кулак коснулся высокой, с виду довольно дряхлой двери. Тамила кивнула, придерживая капюшон плаща так, чтобы его не отбросило случайным порывом ветра.

Дом был темен и мрачен. А ещё пропитан сыростью, свойственной нежилым помещениям. Тем удивительнее был тот факт, что на замысловатый стук Марифа едва ли не через мгновение выглянул старик. Он подслеповато щурился, силясь разглядеть позднего визитера, а когда ему это удалось, поманил сухими скрюченными пальцами, больше подошедшими бы птичьей лапе, нежели человеческой руке.

Тамила много знала о собственных шпионах Гарета, живущих в Орисе, даже припомнила адрес в Ласаи, где могла получить подобную помощь. Совет, одновременно удрученный и успокоенный состоянием здоровья королевы, не особо интересовался, как она проводит досуг. Жива, уже хвала Богине. А там пусть хоть стихи слагает, хоть на лютне бренчит, хоть гобелены вышивает, лишь бы не лезла в политику. Вот наличия любовника ей бы не простили, и отнюдь не из соображений морали, а что она проводит время в библиотеке и лекарском крыле, так это пожалуйста. О том, что из той самой библиотеки можно попасть практически в любой кабинет царедворцев, вряд ли кто-нибудь знал. А если и знали, то полагались на крепость замков на сейфах и охранные заклинания. Они действительно внушали доверие и были надежны. Против всех, кроме Тамилы – во дворце не было ни одного места, куда не смогла бы пройти та, чье право крови признала корона. Потому вместо того, чтобы вздыхать над очередным романом или внимать новой поэме лорда Кайта, Тамила сказывалась усталой или желающей уединения, запираясь в своих покоях. Даже служанок выставляла вон, впрочем, не рискуя удаляться из комнат слишком уж надолго, чтобы не вызвать подозрений.



Анна Шульгина

Отредактировано: 28.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться