Эй темный отпусти, я вовсе не твоя жена!!!

Глава 1.2.

Я шла вперед и, хотя в комнаты не заглядывала, (но ведь любопытно, было до жути, в каких условиях живет временное тело) но все, же осматривалась по пути. Коридор между закрытыми комнатами был просторен и хорошо освещен. Вверху висели заряженные светильники с голубыми камнями, именуемыми в нашем южном городе просто «Фи». Без них здесь конечно было темно и довольно проблематично что – то да увидеть. Окон не было, поворота тоже, только лишь бесконечные нескончаемые закрытые двери. Прямо как лабиринт у дяди на огороде, - мелькнула мысль. Тот выращивая очередное магическое творение устал каждое утро не находить его: то ли его кто крал, то ли оно само сбегало. И вот в одно утро он дико злой и разъяренный, сам не понимая, что делает, произнес: Никогда тебе не выбраться отсюда. Ты будешь плутать, путаясь в поворотах и выходах, но сам выход так и не найдешь. Я засмеялась вспоминая как мы неделю потом искали, но так и не нашли пока он сам не вышел с лабиринта. Все - таки искривленное магическое пространство не показывает кто там внутри него, да и есть ли кто. Сложное это дела магия, но еще сложнее заклинания никогда не знаешь, что получится: то ли из шляпы вылезет живой заяц, то ли мертвый. Брррр… Я слегка поежилась, отгоняя от себя дурные мысли.

- То ли ты слепая хозяйка, то ли дурная стала совсем. – Я навострила уши и пошла на голос. – Говорила же я тебе не стоит заклинанием этим баловаться, а ты…

- А что я? – Я подходила все ближе и ближе к голосу.

- Дык час здесь уже плутаешь, тебя, поди, твой нареченный уже обыскался. Уфу – уфу – уфу. – На одной из двери висела птица, точнее одна только ее голова, большая голова.

- Сова. – Я тут же прикрыла рот, чтобы, что лишнего больше не взболтнуть. То как блеснули ее глаза…

- Хозяйка ты меня обижаешь, я филин. – Пугало головы неожиданно надулось, глаза и без того страшные сделались еще страшнее. Они все сузились и уже смотрели на меня как на жертву, на которую вот – вот набросятся. – Я филин в третьем поколении! – Клюв не то филина, не то совы, открылся и чуть не снес меня своим криком.

Мой любимый серый мишка, только этого мне сейчас не хватало… я опасливо отошла назад, и уже раздумывая, как бы пройти в эту дверь стала задобрять птицу.

- Филин, конечно, ты филин кто спорит. Может даже не в третьем, а в пятом поколении или даже шестом.

- Правда? – Я посмотрела на птицу и кивнула, прикусив при этом язык, мне так и хотелось крикнуть ей: Да ты же сова. Самая настоящая сова. Что это за балаган то такой, какой к лесу филин? Но пока я пыталась держать себя в руках глупая голова продолжала. – А я тебе всегда говорила и даже той старухе будь она трижды проклята, говорила, что я филин. Уфу – уфу – уфу…

- Меня там, наверное, уже обыскались. – Я тяжело вздохнула и опустила голову вниз. – Он уже, наверное, и дом сжечь собирается. – Я сделала самый жалостливый вид, который только могла, еще только ножкой шаркнуть не мешало бы.

- Этот может, может. Я знаю, да и ты тоже. Проходи и не забудь в следующий раз мне мышей принести. – Она открыла дверь, а я не зная то ли бежать, то ли идти шагом стала медленно-медленно пробираться к выходу. Услышав ее последнюю речь, остановилась прямо напротив ее головы.

- А тебе живых? – Ее глаза были таким огромными или только сейчас стали? Я стала отползать спиной к свободе при этом, стараясь не отводить взгляд. А что будет, если она поймет, что я это не я, то есть не ее хозяйка? - почему то думать об этом совсем не хотелось.

- Да, конечно же, живых. Это же удовольствие чувствовать, как они внутри тебя шевелятся. – Дверь с головой совы неожиданно захлопнулась, и я практически упала, но меня тут, же подхватили руки. Зная, чьи они я даже перестала шевелиться и тут же подумала: «А если я притворюсь мертвой, может мне удастся сбежать».

- Любимая ты, где была? Я… Я… - Он стал заикаться. А я что? Лежу у него на руках, пытаюсь, не шевелится, и мысленно его глажу по его больной головке: Как же мне тебя жаль незнакомец. Это же надо так влюбится… Меня даже минутная жалость к себе охватила, никогда еще я не чувствовала такого сочувствия к кому - либо, а особенно к тому у кого такой проникновенный и печальный голос. – Любимая ты меня слышишь? – Меня потрясли за плечи. – Я же без тебя… - Всхлип…  Я от удивления открыла глаза да тут же их и закрыла.

- Мой любимый серый мишка лучше бы я этого не видела.

- Любимая, что – то не так? – С его глаз стали падать слезы.

Незнакомец плакал, плакал самыми настоящими горючими слезами, и так я к своему несчастью вспомнила книгу с картинками про принцессу и принца когда – то так любимую в детстве. Там тоже была, такая вот картинка где принц умирал, а принцесса плакала.

Его слеза упала мне на нос. Его слеза упала мне на глаз. Да сколько же можно рыдать, я его… Я нервно дернулась на руках незнакомца, вот только он так и не отпустил меня, видимо ему слишком уж дорого была эта девушка, которую я вынуждена теперь заменять.

- А где лекарь? – Я прекратила попытку вырваться и позволила себе немного расслабиться.

- Какой лекарь любимая ты же почти не дышишь. – От такой проникновенной речи я и вправду перестала дышать буквально секунда на десять.

- Я? Что? Ты из ума выжил? – Я стукнула его головой по подбородку и тут же больно упала на пол. Пол оказался холодным, мое приземление было жестким. – Точно дурак. – Я потерла ушибленное место и встала, гордо задрав голову вверх.

- Любимая, зачем ты меня ударила? – Он скривился от боли и тут же приложил руку к подбородку.

- Поделом тебе дурак. – Я посмотрела на него и тут же отвернулась: И когда он только успел переодеться? Раньше я как – то не обратила внимания, но теперь в этой одежде: темно синие штаны ярко подчеркивали его натренированные ноги, наспех застегнутая рубашка и уже мокрая от слез гармонично сидела на его узких плечах. А еще у него была мантия самая настоящая, бардового цвета с эмблемой северных лесов.



Ася(Аня) Анисимова

Отредактировано: 29.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться