Эй темный отпусти, я вовсе не твоя жена!!!

Глава 1.3.

Мы стояли в большой светлой комнате с тремя окнами, за которыми виднелось светло – голубое небо. Комната была красиво обставлена: небольшой темно – коричневый диванчик, один шкаф с книгами и один с какими – то травами и порошками. В самом левом углу стоял столик с необычными ножками, они были похожи на птичьи: такие же розоватые пупырышки только с железными когтями. На нем сиротливо стояли две чашки с горячим чаем, чайник и ступка с чем – то внутри. Я пошевелила носом пытаясь принюхаться к пару, исходившему от чашек. Мой нос не уловил запах, совсем ничего, словно там было пусто. Что это за дом к лесу такой, да и этот еще… Лучше бы я о нем не думала, потому что сразу после этой мысли «незнакомец» меня удивил, хотя куда уже еще…

- Я не умею. – Издало пискляво это чудо.

- Но откуда у тебя тогда эта мантия? – Я с большим недоверием покосилась на него: «Он что думает, что я дура?»

- Это мое… Мое! – Нет, это он дурак. Определенно, гарантия нулевая.

- Откуда? Ты же ведь знаешь о пяти школах? – Он молчал. – О волшебных пяти школах, магия там всякая, заклинание. – Так и продолжал молчать. – Тебе что в детстве никто не рассказывал о великих пяти героях?

- Я не помню.  Любимая, где мой чай? – Я метнула взгляд на стол, где стояли чашки, при этом отметив, что он больше не плачет, а уже глупо улыбается. Домой… Срочно домой. Это вообще не мое дело.

- Какой чай? – Я посмотрела на дверь: Надеюсь, шага за три мне удастся до нее добраться.

- Как? Любимая ты же сама говорила, мне нужен этот чай.

Плавненько отступаем. Я сделала шаг, второй и тут же стала вытягивать руку. Увы, неудачно, ее тут же схватили.

- Любимая. Пожалуйста, дай мне чай. – Он нежно поглаживал мою руку и смотрел прямо в глаза. Я нервно сглотнула и попыталась ему все объяснить:

- Понимаешь… Я не твоя любимая и это тело, - я указала свободной рукой на себя. – Оно тоже не мое. – Заметив, что он вроде как стал думать, я решила продолжить. – Да и у меня есть уже жених. А ты, я совсем тебя не знаю.

- Ты… - Он сжал мою руку, так что, кажется, пальцы посинели. – Ты меня обманываешь. – И голос такой обиженный-обиженный, прямо как у униженной женихом девушки.

- Мне нужно домой. Ты меня понимаешь? – Я даже не пыталась выдернуть руку, потому что знала, будет только хуже и некоторая часть меня, уже догадывалась, почему этот незнакомец так странно себя ведет, вот только остальная часть меня это категорически отрицала: Быть такого не может.

- Но ты и так дома.

- Спокойствие, только спокойствие. – Я закрыла глаза и выдохнула. – Как можно стать таким дураком от простого приворота, ты же весь ум свой наверняка потерял. – Я нанесла ему пощечину, а потом еще одну. – У меня нет книги, чтобы тебе помочь. Что же делать, ты ведь полный дурак!

- Любимая, какой приворот… Любимая, какой другой жених…  Лю-би-ма-я – Он, ослабив свою хватку и начал рыдать, уткнувшись в мои ладони. – Я не понимаю, любимая.

- Ты и не поймешь. – Я стала его гладить и успокаивать, при этом мне самой жуть как хотелось плакать. Мой любимый серый мишка дай мне сил его не убить. Я подняла голову к потолку и чуть ли не взвыла от обреченности. – Ларк, где же ты когда так нужен.

  Мы сидели на небольшой кухне: я удрученно смотрела на учтиво предложенный незнакомцем мне хлеб, а он же вполне успокоившись, устроился за столом напротив меня. С открытого окна доносились голоса людей с городской площади, и это в некотором роде успокаивало и отвлекало от такой проблемы как пребывание в чужом теле (да и вообще для меня здесь все было чужое) хотелось жуть как плакать, но я просто себя чесала. Я вообще, когда нервничаю, очень вся чешусь, но тут приходилось украдкой, не хотелось мне больше травмировать незнакомца. Эх, если бы не моя жалость, нежилась бы я в своем теле. От этой мысли мне стало обидно, так обидно, что я схватила хлеб со стола, и даже не оторвал кусочек, стала его просто грызть, зубами. А зубы то у нее хорошие, вынесла я вердикт, когда весь хлеб был погрызен, а я все еще была зла.

- Все еще ничего не помнишь? – Он покивал головой. «Ну, хоть любимой пока не называешь и то хорошо», - это я уже мысленно для себя добавила. – Надо бы тебе имя придумать, - я почесала «чужую» голову и произнесла первое, что пришло на ум. – Эйт.

- Я любимый! Какой к лесу Эйт!? – Он стукнул кулаком по столу и тот кажется, затрещал. Я вскочила с насиженного места под названием стул и отбежала подальше, к открытому окну. Плевать на жалость, если что я прыгаю, - я мельком посмотрела наружу и удовлетворенно себя похлопала по плечу (это был сад, а там невдалеке был заборчик и дорога), мысленно конечно, а то этот вдруг еще что – нибудь выбросит такое, да я же умру при этом в совершенно чужом теле.

- Эйт. – Я практически прошептала и тут же зажмурила глаза: Мой любимый серый мишка, если я не вернусь… Стоп. А с чего это я должна не возвращаться, и почему я должна его бояться? Я же его приворожила, значит, он должен меня любить и уважать. Я открыла глаза, слегка прочистила горло и буквально выкрикнула:

- Я тебе жизнь пытаюсь спасти, а ты? Где твоя благодарность… Ты меня любишь или нет? – Мои глаза буквально впились в него, я отказывалась проморгать свой шанс на выбраться из этого дома живой.

Его либо полностью побледнело, взгляд его помутнел, а губы уже вытягивались в привычной улыбке влюбленного дурачка. ТЫ полная дура, прозвучала тревожная мысль в голове, но было уже поздно. Он в один шаг долетел до меня и, опустившись на колени, стал клятвенно заверять в любви, у меня даже уши завяли все это слушать.



Ася(Аня) Анисимова

Отредактировано: 29.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться