Экологисты

Размер шрифта: - +

Глава 2

Я проснулся с непонятным настроением. Вчера жизнь казалась мрачной и беспросветной. Да, конечно, отстойно, что с ребятами я не увижусь до начала учебного года. Но путешествие на другую планету! Ха! Да это же мечта, а не наказание!

Настроение как-то непроизвольно подскакивало вверх, я спускал его на землю. Это наказание. Тебе должно быть плохо. Ты будешь лишён общения с друзьями. Ты вообще не сможешь осуществить свои планы на каникулы. Тебя увезут неизвестно куда. Все так! Но на другой планете все другое, и жутко интересно, как там устроена жизнь, какие технические новинки, какие игры и фильмы. Как люди проводят время и развлекаются. Какие у них дома, какие правила, обычаи, праздники. Мысли неслись вскачь. Так много всего нужно узнать и посмотреть. А путешествие на космическом автобусе! Это безумно захватывающе!

Я периодически подпрыгивал от избытка эмоций, начинал напевать любимые песни и с радостью сортировал вещи, отбирая, что взять с собой. Вспоминая, что меня увозят против моей воли, точнее запланировали такое событие без моего участия, я снова хмурился и пытался восстановить суровое выражение лица, вернувшись к угрюмым мыслям, чтобы папа видел, что я проникся серьезностью и суровостью наказания. Но через какое-то время опять ловил себя на том, что распеваю хиты групп Раммстоунс или Роллингштайн, моих кумиров. Да еще скачу от стенки к стенке, выполняя «двойной тик-так», как в антигравуре. С таким подходом и засветиться недолго. Вдруг папа передумает наказывать меня таким образом и придумает что-нибудь другое, наказание по всем правилам: неприятное и ужасное.

Я прислушался, отец копошился в своей комнате, собирая вещи. Вдруг тишину пронзил неприятный сигнал голографической связи. Вообще-то, на голографике у нас стоит благозвучная мелодия, громкий и резкий сигнал она издает, когда папе звонят с работы. Это значит, что мне отвечать на вызов не надо. Специально сделали с отцом, после того как я развлекал папиного начальника приемами карате и таэквондо. В тот раз на работе у отца случилось что-то экстренное. Я был мал и отчаянно хотел поделиться тем, чему уже успел научиться. Я ответил на вызов и, не смотря на усилия папиного боса убедить меня - сходить за отцом, стал настойчиво показывать умения в прыжках и разворотах. Наша беседа длилась несколько минут, а за это время конкуренты перехватили нужную информацию, и что-то пошло не так у всей папиной организации. Пока я демонстрировал свои навыки, пока за папой ходил… Ведь если вызов принят, то другой человек голографику не сможет принять. На папиной работе так построена политика безопасности и защиты информации, все разговоры идут по фиксированным настройкам. В общем, время было упущено. Кроме того, у папы теперь сигнал о вызове дублируется на комбо-связь. Он по этой связи не отвечает, потому что канал открытый, незащищенный и без функции шифрования, но вызов видит, и может вовремя ответить на голограмм-звонок, комбик-то у всех всегда с собой.

Вызов с работы, это могло означать неприятности или разрушенные планы. Я стал слушать, да-да, я знаю, что подслушивать плохо. Сначала я ничего не слышал, так невнятное бормотание. Затем папа повысил голос, негодование так и пробивалось сквозь толстые стены комнаты, ну а потом громкость ругани усилилась, приближаясь к возмущенному крику. Правда, после дикого всплеска децибел переросла в яростное шипение.

Я так и сел. Хорошо, что на кровать, а то приземлился бы на пол со скоростью ракеты. Что-то определённо произошло, неприятности отчаянно стучались в нашу дверь. Почему все время в самый не подходящий момент происходит что-то плохое. Хотя если вдуматься, когда для несчастья бывает подходящее время? Правильно, ответ - никогда!

Ну пожалуйста, пусть меня накажут поездкой на другую планету, пожалуйста.

Я прислушивался к происходящему в комнате отца. Там стояла тишина, она опустилась внезапно, разговор закончился, и звуки в комнате умерли. Папа молчал, движение жизни прекратилось, мне показалось, что он находится в состоянии шока.

В моей жизни редко случались счастливые моменты. Эти моменты вернее назвать мгновеньями, потому что они не просто проходили очень быстро, они мелькали как секунды, как кадры на быстрой перемотке. Буквально несколько минут назад был самый счастливый момент моей непутёвой жизни. А сейчас я готовился встретить неприятности, потому что уже знал - все хорошее закончилось.

Послышались шаги, тяжелые, словно шаги смертоносного монстра. Хоть я до сих пор их не встречал, но я уверен, что так именно и звучит поступь чудовища.

- Данька, хо-хо! Эге-гей! – папа шагнул в комнату. Он подхватил меня, как в детстве под мышки и закружил по комнате. Мир закружился вместе с нами. Я никак не мог прийти в себя, от неожиданности я даже слегка струхнул. Потом дикое изумление охватило меня. Я не мог позволить себе порадоваться, я просто не верил, что все осталось по-прежнему, не верил, что все хорошо.

И все-таки папа сиял. Такое редко случалось, и в этот совершенно неподходящий момент произошло что-то хорошее.

- Па?

- Данька! Мы полетим в составе дипломатической делегации! Вип-класс и прочие прелести!

- Какие? - осторожно поинтересовался я.

- Везде пройдем без очереди: паспортный контроль, на посадку, будет тебе экскурсия в кабину капитана и много всего остального. Размещение будет с повышенным комфортом, обслуживание на высшем уровне.

- А что ты тогда ругался и кричал по визору?

- Да это я отдавал указания подчиненным, чтобы не подвели и работали с огоньком.

- Ну ты их испепелил просто. Работать некому будет.

- Ничего, немного попугать не повредит делу.

- А меня ты тоже пугаешь иногда?

- Очень редко, практически никогда.

Папа явно жалел, что разговор повернул в неудобное русло. Но слово - не воробей, вылетит – не поймаешь. За язык он себя поймать не успел и теперь посматривал на меня в надежде, что я не обратил внимание на откровение о запугивании. Я решил подыграть, зачем лишний раз нервировать, когда я могу смягчить обстановку. Отношения между нами искрят довольно часто, и в тех ситуациях я сам как зажигалка. Там я являюсь причиной обострения ситуации и поводов для волнений и расстройств папы. Обычно я, сам того не желая, провоцирую конфликт. В те моменты я ничего не способен был сделать. Но сейчас я мог, и поэтому сделал вид, что отвлекся, и мне интересно посмотреть новости на галавизоре.



Ефросиния Солнечная

Отредактировано: 12.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться