Экологисты

Размер шрифта: - +

Глава 9

Вообще-то, говоря откровенно, я ожидал чего-то другого. Мне казалось, что телевизионные программы - это чудесный праздник. Красота сверкающих огней, сродни фейерверкам, рождает вселенную, в которой существуют драконы и принцессы, оборотни и вампиры, и потрясающие люди. Необычные, смелые, дерзкие, интересные и запредельно талантливые. Волшебный мир телевидения сопровождает героев программ по жизни, подбадривая и не позволяя скучать. Все дни пролетают в увлекательнейших съёмках, будто сказка. Магия!

Наверно, я ждал слишком многого. Когда я вошёл в телецентр, то обнаружил скучные, кое-где обшарпанные коридоры, и целый мир проводов. Они тянулись вдоль стен, потолков и даже под полом. Конечно, в большинстве своем провода были скрыты, но местами вылезали из своих укрытий точно корни деревьев и, продолжая извиваться, уползали прочь под маскировочные панели. Плотность заполнения проводами всего здания приоткрывала случайным посетителям с неожиданной стороны тайную завесу мира съёмок. Галактика телевидения полномасштабно и бесповоротно захвачена армией кабелей и проводов.

Когда я попал в студию, то приободрился. Здесь было вполне эстетично и современно. Чувствовалась рука высококлассного дизайнера. Поскольку программа была взрослая, то помещение было выдержано в строгих чёрно-белых тонах. И только обивка сидений выделялась красным на фоне интерьера студии. Декорации навевали мысли о космических аппаратах своей обтекаемостью и необычностью форм, от спирали до торообразных фигур. Кресла, диванчики и стойка ведущего напоминали мини-космолёты. Прикольно!

В скором времени народу стало много, и съёмки начались. Я сел посередине трибуны для зрителей, чтобы не выделяться. Сначала нас потренировали, мы выполняли команды «аплодисменты» и «изумление». Всё получалось хорошо. Съёмочный процесс покатился дальше.

Тема программы была «измена супругов». Люди выступали, эмоции били через край. Видно, тема задевала многих за живое на Респектабельности. На Земле эта тема совершенно не актуальна, раз нет супружеских отношений и обсуждать тоже нечего.

Рядом со мной мужчина встал и взял микрофон. Он начал печально рассказывать, какие бывают вероломные женщины. Его голос постепенно креп и усиливался, перерождаясь из спокойного в кричащий с визгливыми нотками.

Я уже хотел зажать уши руками, как вдруг на всю студию раздалось: - Рекламная пауза!

Через несколько секунд этот же голос заорал с утроенным возмущением.

- Твою космическую дивизию налево! Откуда в кадре ребёнок? Я вас спрашиваю, остолопы! Почему в студии ребёнок? Я вам сейчас головы поотрываю!

О, режиссёр в работе. Круто! Я завертел головой, высматривая ребёнка. И вдруг увидел, что ко мне со всех сторон двинулись ассистенты. Тут я понял, что ребёнок - это про меня. Просто гадство! Какой я им ребёнок!

Меня окружили плотным кольцом сотрудники студии, потом ко мне подошли ведущий и ещё один мужчина с красным и злым лицом.

- Так, быстро все разошлись по своим местам. Поувольняю всех к проклятому аннигилятору! После программы готовьтесь! Сегодня взрослая тема, я же предупреждал, никаких детей, разгильдяи! – орал краснолицый.

Ведущий передачи сохранял спокойствие и иронично хмыкал. Между прочим, известный на весь мир человек - Вадим Галантный.

- Вадим, ты пока отдыхай! – злыдень перестал выпускать пар из ушей и повернулся ко мне.

- Теперь ты! – ткнул в меня пальцем этот нервный, скорее всего режиссёр передачи, - Как ты сюда попал?

- Через дверь, - я знал, что играю с огнём, но не удержался, - Неправильный вопрос! Кто желает задать следующий?

Я действовал на кураже, терять мне было нечего.

- Ах, ты маленький га…, - он замолчал на полуслове и потянулся ко мне, я отпрыгнул на всякий случай. – Как тебя зовут?

- Правильный вопрос! И он выиграл! Приз в студию! – заорал я как ненормальный, вскинув вверх руки.

- Парень, не дури, - попытался схватить меня режиссёр.

- Я - Даниил Соколов, - отпрыгнул от загребущего захватчика.

- Мотор! – внезапно крикнул этот неврастеник. – Повтори ещё раз, что ты сказал.

- Меня зовут Даниил Соколов! Я специально пришёл на съёмки программы «Люди говорят». Я хочу сделать официальное заявление.

- Стоп! Сняли? – прервал меня раздражающий тип.

Из глубины студии раздалось: - Чётко сняли!

- Срочно, звоните в «Новости», «Вести» и «Слухи». Пусть присылают корреспондентов. У нас экстренная новость. Пропавший мальчик нашелся! Запись с размытым лицом парня в Ньюс руме пусть вставляют в новостной блок немедленно – и, повернувшись ко мне, совершенно спокойным и ласковым голосом продолжил, - Даниил, здорово, что ты пришёл к нам. Сейчас мы продолжим снимать передачу, а ты посиди пока с краешку. Репортёры скоро примчаться, они тут недалеко обретаются. И мы снимем твоё официальное заявление в лучшем виде.

Прокатило! Я рассчитал всё верно, колесо новостного производства завертелось в нужном направлении, осталось только завершить начатое.

Меня усадили в верхнем ряду зрителей. Снимать меня без разрешения отца было нельзя. А при съёмках в кадр не попадают верхний ряд и крайние места на других рядах, то есть зрители там сидят для создания целостной картины, но вы никогда не увидите их лиц.



Ефросиния Солнечная

Отредактировано: 12.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться