Эксклав Русия

глава 1.3

Иан, не прекословя, забросив в дом вещи, отправился к роднику. Да, он давно здесь не был, а ведь только здесь, в этих горах, он чувствовал себя дома. От дедова логова веяло защищенностью, убегали прочь суета и тревожные мысли, тело расслаблялось и накапливало силы, а ещё всегда хотелось улыбаться. Ветер стих, звуки этого места навевали покой. Поблагодарив и попросив духов о защите, Иан вспомнил про чай. Он быстро разделся, залез в ванну и натерся с ног до головы «родниковой» лечебной грязью. Грязь, обладая антисептическим и тонизирующим действием, помогала быстро восстановиться после перехода. Немного полежав в ванной, Иан, используя ковшик, отмылся биошампунем и, одевшись, побежал в хижину.

В хижине горел верхний свет, топилась печка и улыбающийся дед разливал чай. В кастрюльке на печке уже булькал бульон и вкусно пахло приправами. У стены стояло разложенное второе ложе-трансформер, приглашая с удобством вытянуться и отдохнуть. Вещи Иана были разложены на сундуке, арбалет и колчан висели над ложем.

 – Проходи, Иан, садись, сейчас будем ужинать, – дед поставил кастрюльку на столик и сделал приглашающий жест.

 – Подожди, дед, у меня подарки к столу, – Иан вытащил из рюкзака пакет и что-то завернутое в холстину. – Вот, дед, сухие лепешки из желтого дерева и копченый крол, сам коптил несколько дней назад. – Иан достал припасы и с наслаждением отпил ароматного чаю. – У-фф, хорошо. Ну, как ты тут, дед?

 – Ну как. Все хорошо, спасибо духам. Погода вот теперь более переменчивая, и туман с гор стал более плотным. В горах часты оползни, слышен камнепад. Приближается время лавин, недавно слышал грохот высоко в горах, видно, одна сошла. Вчера пришла метеосводка с башни – ветер с дождем по долине, а дождя и не было, посмеяться не успел, теперь смеюсь, – дед неспешно ел суп. – Жирный крол, вкусный. Хорошо ты, Иан, добыл.

Иан, не в силах сдержаться, улыбнулся на похвалу.

– Спасибо, дед, накормил, давно я мечтал поесть твоего супчика. – И вдруг увидел на ложе деда работающую умку с поврежденным экраном.

– А как твои изыскания, дед?

– Да вот, изыскал, – дед покривился. – С утра не заладилось, может, данные принял ошибочные, может, в измерениях ошибся или еще чего, но разлетелось тут все в хлам, крышу сорвало и разметало, меня отбросило, удар на алтарь пришелся, камень напополам. – Иан побелел.

– Да не волнуйся ты, уже все прошло. Я вот когда летел, да сознание еще не потерял, чужеродность этих опытов почувствовал, будто сама Земля противится такому, не надо ей этого, и так настрадалась. А сейчас подумалось мне, будто все мы, люди, до сих пор недоброе для нее делаем, не научились ничему, ни я, ни те, внизу. Будто что-то упускаем, не видим связи нас с нею, с природой. А что природу нужно не разрушать, а использовать, не менять, а встраиваться в нее, то только слова. Давай, Иан, чай допьем да пойдем на закат посмотрим, мир добрый на ровный разговор настраивает.

Иан вышел наружу и с наслаждением вдохнул чистый, звонкий воздух. Сейчас он полностью разделял слова деда. Дед в прошлом был известным физиком, вел научные разработки в большом концерне, но потом, переехав в эту долину, отошел от дел, замкнулся и однажды, собрав вещи, залез высоко в горы, собрав этот походный домик, и с тех пор жил в нем, отрезав себя от мира. Раз в два-три месяца прилетал дрон доставки, привозил продукты и заказанное дедом, да Иан периодически навещал его. Дед не бросал научные изыскания, жил делом, не хандрил, и Иан, привыкнув, что деда нет рядом, был спокоен за него.

Маленькое, бордовое солнце разливалось оранжевым светом. Казалось от него и от гор, неровным кругом опоясавшим долину, исходит неведомое знание, доброе и покойное. Дед и Иан забрались на большой валун, лежащий недалеко от обрыва и, расстелив одеяло, уселись. Иан смотрел на деда, ожидая от него продолжения.

 – Я давно хотел поговорить про это и именно с тобой, Иан, – у деда было грустное лицо, но глаза ярко горели. – Ты знаешь, что случилось с нашим миром.

Дед замолчал, сделав паузу, и воспоминания захлестнули Иана.

В детстве Иан никогда не думал о большом мире. Его мир составляли мать и тетя Света, которые жили вместе с ним в загородном доме, недалеко от мегаполиса, дворник Степан, живущий рядом и занимающийся их хозяйством, любимая собака Нат да сверстники – уличные мальчишки и девчонки из поселка. Отца Иан никогда не знал, про него не говорили, эта тема была в семье закрыта, и только один раз Иан услышал в разговоре взрослых, что отец не вернется.

Воспитанием Иана занималась больше тетя Света, родная сестра матери да дворник Степан, военный пенсионер, раньше служивший в ракетных войсках, прошедший несколько войн и до самозабвения любивший охоту, рыбалку и домашних животных. У них на усадьбе он завел кур, двух коз с необычными именами – «Первый» и «Второй» и всеобщую любимицу корову Стеллу. Иан любил Степана, с удовольствием слушал его мужские рассказы об армии, войне, смелых и надежных друзьях, но никогда не воспринимал всерьез, что где-то есть и другой мир, кроме его дома и улицы. Сверстники рассказывали о супергероях, спасавших мир, о новых глиссерах, развевающих космические скорости и могущих облетать планету. Девчонки с завистью и гордостью рассказывали о мисс Монсанто, мисс Шеврон, мисс Сити или других разрекламированных красотках, но Иан сразу забывал эти рассказы, как чужую сказку, его интересовало то, что рядом с ним, – люди и события.

Матери часто не бывало дома, она работала в каком-то управлении по делам переселенцев и часто по службе отправлялась в командировки в разные точки планеты. Отсутствовала по несколько недель, и Иан, если бы не тетя Света и Степан, был бы предоставлен сам себе. Приезжала она уставшая, с потемневшим лицом, но никогда не рассказывала о поездках. Для Иана приезд мамы всегда был праздник, мама была с ним. Он рассказывал ей о том, что с ним происходило, из того, что мог вспомнить, она с улыбкой выслушивала, мягко журила его за промахи или баловство и хвалила за успехи. Иан много помогал тете Свете и Степану по хозяйству, умел приготовить быстрый обед, накормить живность, полить грядки. Учился он дома, с сетевым репетитором, но задания, особенно по физике и литературе, выполнял на отлично.



Тихон Владимирович Тверез

Отредактировано: 20.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться