Эксклав Русия

глава 2.2

 – Многие поддались на пропаганду корпораций. Есть люди из различных сфер эксклава, поддерживающие Союз, мечтающие попасть под его власть, даже шпионы Союза. Существуют так называемые «фабрики мысли» – неформальные организации, многие закрытого типа, восхваляющие все корпоративное и опускающие до разряда глупости даже нашу историю, на кругах и семинарах рассказывающие, как стать корпоратором. Многим уже понятно, что они – корпораторы – есть везде. И в Управлении эксклавом, и в военной среде, и в научной, и среди простых жителей эксклава. Вот почему папа, не доверяя никому в НИИ, предпочитал результаты исследований держать при себе. Это очень важные данные, изучение минерала дает огромные возможности в военной, научной сферах, изучении космоса и даже в изучении и понимании жизни на Земле. Это огромная власть и огромные деньги, и другие эксклавы ни за что не упустят возможности их иметь. Я думаю, поэтому с папой и случилось несчастье, – Оля грустно смотрела на куст зеленых мягких иголок в вазе. – Теперь оно может случится и со мной.

Иан не знал, что сказать. Дед рассказывал, что в городах не все хорошо, что люди в других эксклавах ведут себя захватнически по отношению к другим, возвеличивают себя и свои заслуги перед всем миром, считая себя хозяевами планеты. Бороться с ними, говорил дед, мы можем только, сплотившись в один народ, став единолитной силой и взяв в друзья мать-природу.

 – Значит, Оля, они ведут против нас войну?

 – Ну, не открытую, конечно. Это разведка, вербовка лояльных к Союзу, всяческая поддержка тех, кто выступает за власть корпораций, естественно, шпионская деятельность. Ими движут деньги и жажда власти, они носом чуют, где можно урвать, извини, – Оля смутилась. – Но ведь действительно урвать, они, как дикие псы, набрасываются стаей на жертву и треплют ее, пока не высосут все соки.

 – А ливит… Это значит очень лакомый кусочек для них?

 – Еще бы. Можно быть уверенным, если они что-то почуяли, уже не остановятся сами, пока не достигнут желаемого. За обладание знанием о ливите бьются все эксклавы, конкуренция и соперничество очень высоки. Плохо то, что у них есть свои люди во всех сферах, почти во всех структурах и организациях, но и у нас много сторонников – наш народ, наш эксклав. Только официально изучением свойств ливита у нас занимаются многие и многие научные центры и организации.

 – Оля, дед мне оставил письмо, я хотел тебе показать. Там как раз про ливит и какой-то научный центр на Курильских островах.

Иан достал из рюкзака дедову умку, поставил на столик, и Оля, прочитав письмо, задумалась.

 – Твой дед и мой отец были давними друзьями. У них было общее дело, они добивались одной цели. Значит, папа поделился данными и своими выводами с твоим дедом, тому удалось еще что-то обнаружить, и он отправился на Курилы. Там большой научный центр и даже мощные лаборатории филогенеза и онтогенеза. Ливитом там занимаются со дня открытия месторождения. Иан, послушай, а ты не показывал никому это письмо?

 – Нет, конечно. Только в Полярисе меня арестовала полиция, они допрашивали меня, проверяли. Конечно же, прочитали письмо с умки, но все вернули и даже помогли добраться до Магнита.

 – В полиции Поляриса могут быть люди Союза. В этом случае в опасности не только я, но и твой дед. Это опасные люди, за ними стоит мощный Союз Корпораций.

– Тогда я должен ехать за дедом, наверно, на Курилы, в этот центр. Нужно помочь ему, предупредить, он не знает, что за этими исследованиями идет охота.

 – Нет, Иан. Он знает. И поэтому, наверное, он не взял тебя с собой, а отправил сюда, к Андрею Ивановичу, учиться. Он хотел оберечь тебя, добраться одному до месторождения левита. Тем более, он пишет, что ему помогут. Однако теперь ситуация изменилась. Мой папа погиб, возможно, из-за этих исследований, данные эти у меня, и, видимо, они понадобятся там, на Курилах. Опытный образец ливита, гранула в стазисполе, возможно, отличается от других проб вещества, не зря папа всегда носил ее с собой, и нужно ее тоже доставить туда. В общем, однозначно, я отправляюсь с тобой туда, на Курилы, в наш научный центр.

 – Будем надеяться, ты права. Здесь тебе все равно опасно. Только нужно проработать маршрут, понять наши возможности. И, я думаю, нужно попытаться связаться с дедом, предупредить его.

 – Конечно. Давай так. Сейчас мы поедим, потом я займусь умкой, у него большие возможности, я разберусь здесь с делами, сообщу в НИИ, что беру отпуск, никто не удивится, потом попытаюсь наметить маршрут, ну и так далее, да, и еще попытаюсь найти твоего деда. А ты пока поспи, вот здесь на диване, тебе нужно отдохнуть, ты с дальней дороги. Потом вместе решим, как поступать. Согласен?

 – Конечно, – Иан улыбнулся. – Так и начнем действовать.

За окнами домика уже темнело, намечался вечер. Иан спал, устроившись на Олином диване, а Оля все сидела над умкой, выискивая возможности решения сложной задачи.

 

Олин мобильчик летел по трассе, иногда лавируя и обходя медленно двигавшиеся попутные машины. Вчера они решили добраться до Дома Связи – большого центра коммуникаций восточного района Магнита. Там у Оли работал хороший знакомый, и они рассчитывали отправить деду сообщение-вызов, так как с умки сделать это Оля не могла, там была только материковая сеть. Сообщение было простое: «Чибисов погиб. Нужно передать информацию. Будь осторожен. Внук». Был шанс, что дед сам свяжется с ними, у Иана была его умка, а у Оли браслет Андрея Ивановича.

Маршрут они определили так. Добираться на Олиной машине, сколько возможно, на восток, так как это было безопаснее всего, был шанс раствориться в пригородах Магнита, если их будут искать. Потом на попутном буране добраться до Восточного – города-космодрома. А там, возможно, кто-то поможет добраться до острова Итуруп, где и находился научный центр, недалеко от месторождения ливита.

Собирались они вчера тщательно. У Оли был небольшой рюкзак и поясная сумка. Туда сложили Олины вещи, предметы гигиены, любимый Олин шерстяной плед. В середину рюкзака Оля упаковала папин корф и папку со своей работой в НИИ минералов. В поясную сумку – карту анклава, свою идентификационную карточку, косметику и небольшой пистолет. Пистолет был маленький, для защиты, но мог стрелять пластиковыми пулями, струей газа и даже иголками с нервнопаралитическим ядом. В рюкзак Оля добавила аптечку первой помощи и большую упаковку сухого обеда – пеммикана. Небольшой горсти сухих мясных шариков, смешанных с жиром, с витаминами и полезными добавками, заваренной в кипятке, хватало на целый день, чтобы не ощущался голод.



Тихон Владимирович Тверез

Отредактировано: 20.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться