Эксклав Русия

глава 2.4

 – Что же делать, Иан? Отдать папину работу?

 – Ну зачем так сразу, – Иан улыбался. – Нужно искать выход. Мне этот тип сразу не понравился, еще там в НИИ. – Иван посмотрел вверх. – Вон, видимо, аварийный люк, можно попробовать выбраться.

 – Ну что ты, Иан. Там огромная скорость, покинуть состав не получится. Хотя нет, подожди, – Оля достала буклет. – Перед плато Путорана должен быть мост через Енисей. Река разлилась широко, но это должен быть горный район, состав должен подниматься вверх. Или на мосту или на подъеме в горы состав должен идти тихо и, может быть, удастся спрыгнуть. Я в бассейне с 7-ми метров прыгала, это несложно, наверно, и у тебя получится. Да, это опасно, но тут мы обречены.

 – Верно, Оля. Это выход, я посмотрю люк.

До Енисея оставалось еще часа два пути. За окном тянулся уже привычный болотный пейзаж, с синими точками небольших озер, островками кустарников, и до горизонта простиралась серо-коричневая равнина, вся в кочках и холмиках, покрытая сизо-белым туманом.

Иан развернул и собрал свой каяк. Сложив внутрь оба рюкзака и все, что может пострадать от воды, закрепил и натянул полость, обмотав ее, для надежности липкой лентой и веревкой, прикрепил сверху оранжевый Олин пояс от комбеза, в качестве маяка. Конструкция выглядела надежно, герметично. Сняв с подголовных валиков чехлы из прорезиненной ткани, надул их и получились два небольших спасательных буя с веревками, чтобы крепить их. Буи хорошо держали воздух, и Иан рассчитывал, что они помогут удержаться на воде после прыжка. Аварийный люк над головой свободно открывался, раздвигаясь в стороны, все было готово, и ребята, немного нервничая, смотрели в окно, ожидая, когда состав замедлит ход и появится разлив реки.

– Значит так, смотри, Оля, – Иан только что вернулся из коридора, проверяя обстановку. Рядом никого не было, но в конце состава стояли спиной к нему какие-то люди и Глеб. Сейчас Иан стоял на верхней койке, согнувшись от залетающего внутрь купе ветра. – Залазь, я подам каяк.

Оля залезла на верхнюю койку и высунула голову. Вокруг до горизонта во все стороны была вода, только впереди, куда вела насыпь балки контактного рельса, был виден начинающийся мост через реку, обозначенный только светоотражающим покрытием балки и сухой небольшой огороженной площадкой, с овальным домиком-кунгом. Вдали темнела длинная громада гор, вся скрытая в сером тумане. Поезд еще шел быстро, но постепенное замедление чувствовалось.

 – Садись вот тут, держись за те поручни. Каяк обхвати ногами и упри в угол люка, смотри не вырони, – в глазах Оли читался страх, но и решимость. – Из люка мне каяк не бросить, очень неудобно. Когда я скажу, встаешь, ветер будет несильный, и как можно дальше от состава бросаешь каяк и сразу, сильно оттолкнувшись, прыгаешь сама. В полете ноги вместе, локти прижаты к корпусу. Следом я, так будет лучше. В воде сразу выплывай наверх и ищи каяк.

Они уже ехали по мосту, впереди нависала громада скал. С крыши состава до воды было метров 6-7, и Иан, смотря вниз, просил Святую Мать помочь им. Наконец, состав, как показалось Иану, максимально замедлился, недалеко впереди был поворот перед скальником. Вдруг снизу из-за двери купе раздался крик Глеба.

 – Сюда, сюда, скорее, они открыли аварийный люк!

Видимо, Глеб стерег за дверью и почувствовал порыв воздуха, идущий от неплотно закрытой двери купе. Медлить было нельзя. Иан кивнул Оле, только губами прошептал: «Давай», а Оля уже вскочила, швырнула вниз каяк и, вскрикнув, прыгнула сама. Дверь купе уже отскочила, в проходе мелькнули силуэты людей, раздался негромкий звук выстрела. Иан, оттолкнувшись, прыгнул. Еще в полете Иан почувствовал, что левая рука как-то не слушается. С трудом прижав ее к телу, он ногами врезался в воду, подняв тучи брызг. Под воду он ушел неглубоко, но вынырнуть получилось не сразу, левая рука просто висела плетью. Наконец вынырнув, он скосил взгляд на плечо. Удар пришелся чуть выше локтя. На мышце, с обеих сторон, было по две тонкие дырки. Видимо, стреляли пучком тонких стрелок, хорошо бы, если не отравленных. Течением его сносило в сторону.

Повертев головой, Иан обнаружил, что его затянуло на другую сторону моста, вдали бесшумно уходил состав. Оли и каяка Иан не обнаружил и попытался двигаться к опорам балки, гребя одной рукой. Ему почти удалось проплыть под балкой, когда сильное течение подхватило его и повлекло вдоль моста, снова под балку и далеко на другую сторону пути. Иан барахтался, пока не понял, что так он теряет силы и скоро просто не удержится на воде. Возможно, какой-то яд в стрелах все-таки был, поскольку в ушах начался звон, и наступила апатия. Борясь с ней, Иан лег и поплыл на спине по течению. Если с Олей все в порядке, и она быстро нашла каяк, потом она может его найти. Буй, привязанный к поясу, держал, и Иан, лежа на нем, проплыл уже минут двадцать, когда услышал плеск весла. Посмотрев на звук, Иан увидел странную конструкцию из пластиковых бочек и жердей, перемотанную плетеными веревками, и два силуэта над ней. Одурманенный ядом, он попытался что-то сказать, но губы не слушались. В следующий миг на голову пришелся удар, и Иан потерял сознание.

 

                                               *   *   *

 

Огромной высоты башня в центре Магнита распускала с громады шпиля сверху по неплотным сейчас облакам, иногда пронзая их световой молнией, скользящие лучи вертящихся световых пушек. Лучи, пронзая толщу низких облаков, чуть кривились в слоях тумана и, хаотично перемещаясь, бороздили город. Отражаясь от зеркальных поверхностей, они вспыхивали взрывами света, ослепляли и уносились дальше в стороны и вверх. Город, принимая с небес дар света, отправлял его назад, в меняющиеся под ветром облака.

Вверху, у высокого обзорного стекла, что опоясывало зеркальный шар почти в центре башни, стоял человек. Руки были сцеплены за спиной крепкими пальцами, голова немного опущена, взгляд плавно блуждал по понизу переливающемуся оттенками ковру облаков.



Тихон Владимирович Тверез

Отредактировано: 20.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться