Эксклав Русия

глава 3.5

После взаимных объятий и слез радости Иан познакомился с Николаем и представил ему и Оле Урэна. Все прошли в ангар и сразу началось детальное обсуждение экспедиции. Николай выразил желание поехать с ними, он хотел добраться до Центра Биоэнергии на Байкале. Несколько часов общения с Олей не прошли даром, и Николай надеялся найти в центре научную базу для изучения своих необычных способностей и вообще помочь ребятам в путешествии. Иан был рад новому союзнику. Николай – бывший военный, физически развит и тренирован, исследование аномальных зон и выживание в одиночку принесло ему огромный опыт и знание местности, а после рассказа Оли о ее спасении, все с уважением смотрели на винтовку на плече Николая и, главное, Николай вызывал симпатию.

Урэн провел экскурсию по пульсоходу. Называл его ласково – Олененок, и видно было, что пульсоход для него – живое существо, хороший и надежный друг. Судно было метров семь в длину и чуть больше двух в ширину. Низкий закрытый корпус с косым стеклом широкого обзора напоминал прищуренную мордочку олененка, с небольшими рожками-соплами над кормой. Невысокий холмик, чуть ближе к центру судна, сейчас закрытый, прятал в себе сопло центрального двигателя. Отработанные газы и воздух от него подавались на каверну под днищем, при движении по твердой поверхности или назад, при движении по воде, значительно усиливая тягу.

Подняв боковую дверь и пригласив всех внутрь, Урэн показал небольшой салон с совмещенной рубкой. По бокам располагались друг за другом по два кресла. Впереди одно, центральное и приподнятое, закрывало небольшое рулевое колесо и приборную доску. На ней, рядом с прямоугольным экраном, было несколько тумблеров и кнопок, а сбоку рукоятка управления соплами и каверной. Кроме широкообзорного стекла впереди, наверху был большой прозрачный люк.

 – Ну, значит, смотрите, – Урэн присел в кресло управления и улыбнулся. – Я смотрю, Николай знаком с управлением, да и ты, Иан, не сильно удивлен. – Ребята кивнули. – Но вы не беспокойтесь, с вами поедет наш пилот и, если найду, то и проводник, после Туры территории не слишком хорошо изучены. Тут как раз пять мест и место для багажа. Вон там ремонтный отсек, спасательные средства, медблок. Напротив – камбуз, вон емкость для воды, синтез-комбайн и отсек для продуктов. Кресла откидываются, можно поспать. – Урен похлопал по спинке кресла. – Кстати, средства защиты. Вон там маски, дозиметры, три радиационных костюма. Здесь оружие, пистолет «Авангард» с боезапасом и карабин «Тигра М», с оптикой, приклад можно развернуть. Тут боезапас, магазины, разгрузка, фонарики, а это отсек с тремя дронами – один разведывательный и два ударных, используются как управляемые гранаты, ну потом пилот вам покажет. Скоро он придет, познакомитесь. Сам корпус пуленепробиваемый, ну, конечно, не против серьезного оружия, стекло тоже противоударное. Сопла даже на ходу можно прикрыть заслонками от пуль. Но, будем надеяться, принимать бой вам не придется.

Все прошли в комнату отдыха рядом, и Урэн, сославшись на дела, ушел. Оля с Николаем занялись чтением Олиной папки с ее исследованиями, а Иан – своим оружием и снаряжением. После перекусили, заварив пеммикана, и, напившись чаю, решили немного поспать, благо в комнате было две двухъярусные кровати. Уснули все сразу, организм требовал отдыха и восстановления после пережитых испытаний.

Часа через три раздался стук в дверь, ребята вскочили.

 – Заходите, – Оля поправляла растрепавшиеся волосы. В дверь вошел Урэн.

 – Ну что, ребята, новости есть хорошие и плохие. С чего начинать?

 – С хороших, – Оля улыбалась немного настороженно.

 – Тогда так. В центр про вас я сообщил, там согласились со мной, что лучшее – это отправить вас по реке. У вас будет маячок. Маячок особый – местоположение сигнала с него хаотично, если противнику удастся поймать сигнал и определить вас, он не определит точно ваше местоположение, только в пределах десяти квадратных километров. Но все-таки включайте маячок только после того, как пройдете от Туры километров четыреста, раньше вовремя помочь вам будет проблематично. Кстати, проводника я вам нашел, они с пилотом ждут в ангаре. Олененок готов к походу, заправлен, оружие и припасы на борту.

Теперь о плохом. Я говорил Иану, кто-то зафрахтовал все свободные плавсредства, а недавно катер и два «глисса» ушли в неизвестном направлении. Там совокупно двадцать посадочных мест, кто на них – неизвестно. Если противник хочет организовать засаду, он может привести людей, например, с плато Путорана, и тайно посадить их на плавсредства. Один глиссер с командой я успел задержать до выяснения. У них было оружие – автоматы. Поэтому пойдете в устье тайно, по протокам, между островов, пилот в курсе. Если невозможно будет пройти по реке, возвращайтесь, не рискуйте, так будет лучше. Ну, пойдемте с командой знакомиться.

Ребята за Уреном вышли в ангар. У пульсохода на скамейке сидел Бэрко и, как всегда, улыбался во весь рот. Увидев ребят, вскочил и направился к ним.

 – Вот ваш проводник, – Урэн был серьезен. – Мы с Бэрко давно знакомы, он лучше всех знает путь за Турой, много там попутешествовал, еще с дедом. С Ианом он уже знаком, – Иан тоже улыбнулся. – Это Оля и Николай, твои попутчики. Пилот внутри, они отвезут вас до встречи с нашими людьми и потом вернутся обратно.

 – Здравствуйте, – Бэрко пожал всем руки. – А с Николаем я уже знаком, на одной реке живем.

 – Ну и хорошо. Отправляться надо через полчаса, тянуть не стоит, готовьтесь.

Через полчаса пульсоход на малом ходу вышел из ангара и направился от берега. Уже темнело, но пилот, видимо, хорошо знал свое дело, да и на воде еще было светло. Отойдя на пару километров от поселка, пульсоход немного изменил курс и направился к дальним островам. Где-то там и начинался путь по разлившейся по невообразимым пространствам Тунгуске.

 

                                                     *   *   *

 

В бункере на двухсотметровой глубине, в длинной и узкой комнате-лаборатории, в углу, отгороженном стеллажами с книгами и свитками, за небольшим столом сидел седой человек и просматривал ряд данных с экрана массивной стационарной умки. В помещении было темно, только по краям горели красные аварийные фонари. Над столом, освещая стеллажи, горела тусклая лампа, но старику, видимо, света хватало. Он распрямил хрустнувший позвоночник и раскинув руки в стороны, потянулся. Потер усталые глаза. Отвернувшись от экрана, уставился на потолок в другом конце лаборатории, на лице возникло задумчивое выражение. Тряхнув головой, как будто сбрасывая морок мыслей, старик достал из ящика стола старый палмтоп, открыл и, потыкав по кнопкам, начал читать данные оттуда, что-то меняя в изображении голограмматора. Прошло еще полчаса. Он отложил палмтоп и завис над умкой, быстро бегая по клавишам. Еще через два часа загорелся сигнальный маячок браслета, и старик устало откинулся на спинку кресла.



Тихон Владимирович Тверез

Отредактировано: 20.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться