Эксклав Русия

глава 4.1

 – Всем пристегнуться, – Степан правой рукой защелкнул ремень, не отпуская руль.

 Они успели разогнаться и проскочить один поворот реки, когда их догнал шум настигающего вертолета. Дальше река сужалась, шла прямо, по сторонам начинались холмы и обрывистые берега. Степан, видя на визоре, что вертолет почти догнал, сбросил скорость и пустил пульсоход плавным зигзагом. Раздались очереди. Иан, держась за поручень, смотрел в заднее окошечко и сообщал Степану положение вертолета.

 – Слева, автоматы, двое. Немного отстал. Догоняет. Справа, пулемет.

Пульсоход накрыло веером пуль, но защита выдержала, сопла не пострадали. «Ну, может быть, скоро кончатся патроны, тогда что – таран?» – Степан быстро просчитывал варианты.

 – Слева, ракетоброс! – Иан кричал. – Наводит!

Степан крутнул руль в сторону, но было поздно. Ракета ударила в правое сопло, пульсоход подпрыгнул, боком пролетел вперед и, чудом не перевернувшись, тяжело, перпендикулярно стрежу, плюхнулся в реку. Два оставшихся сопла как-то визгливо взревели, и вдруг звук выровнялся. Степан, сжав зубы и вцепившись в руль, медленно, по малому кругу, выравнивал пульсоход. Встав на стреж, рванул вперед. По корпусу бил град пуль, но этого никто не замечал.

 – Все живы? – Степан оглянулся назад. Все сидели пристегнутые, с белыми лицами, только Иан на полу в проходе.

 – Иан жив?

 – Нормально. Сильно тряхнуло только.

 – Снова повезло, – Степан смотрел вперед, держа руль, лицо как будто окаменело, говорили только губы. – Еще попадание можем не выдержать.

Иан с трудом, превозмогая боль в плече, уцепился за поручень, встал и посмотрел в заднее окно. Оно потемнело от взрыва, но преследователей было видно.

 – Наверно, ракетоброс заряжают, – вдруг посмотрел в боковое стекло. – Вертолеты, вертолеты, вон из-за горы выходят!

Действительно, из-за горки с той стороны небольшой долины, низко, выходили два вертолета, похожих на готовых к атаке коршунов. За ними виднелся третий, большой. Пронизав долину, коршуны заходили на линию атаки. Вертолет преследователей заложил вираж, уходя в сторону, перевалил через левый высокий берег и исчез. Коршуны не стали атаковать и снизили скорость, сближаясь с пульсоходом, который по инерции ткнулся носом в берег.

 

Глава 4

В Центре Биоэнергии, на северной оконечности озера Байкал, случился маленький апокалипсис. Весь устрой тихой, размеренной жизни, плановых исследований, сбора данных с метео-, гео-, био- и гелиостанций, неторопливых экспедиций по акватории озера – все было сметено, взорвано, разрушено. Непрерывным потоком поступали новые данные из всех относящихся и не относящихся к центру научных проектов, персонал центра срочно отзывался из отпусков, из Магнита, да и из всего эксклава летели приглашенные светила бионауки, доктора молекулярной биологии и генетики, физики-ядерщики, астрофизики и космологи.

Сравнительно небольшой центр на берегу и небольшой город-порт у покрытых лесом гор давно не видели такого оживления. Садились и взлетали бураны дальнего и местного значения, вне графика прибывал монорельс, воздух был забит вертолетами, туристическими винтокрылами, дронами доставки. Суда из-за нехватки места в порту вставали прямо у берега. Круглосуточно работали все сферы обслуживания, гостиницы и дома отдыха были заполнены. Местная администрация сбилась с ног, принимая и устраивая такое количество важных гостей.

Сам биоцентр – комплекс зданий на берегу – был забит мобилями и лайнерами. Среди круглых зданий центра, башен, метеовышек и телескопов по дорожкам неспешно прогуливались академики, члены-корреспонденты, доктора наук, профессора и просто научные работники. Из Поднебесного на огромном «спеццзяне» прибыли доктор Ван Чун, астрофизик, и Арьябхатта – философ, математик, врач, специалист в области энергии клетки и генной инженерии.

Руководство центра, с разрешения Академии наук эксклава Русия, решило организовать здесь симпозиум, посвященный изменению ДНК под воздействием различных факторов и, отдельно, воздействию ливита на организм человека. Поводом послужило обнаружение индивида с обыкновенной человеческой ДНК, но с необычными функциями нейронной сетки, а также свойствами клетки накапливать и изменять энергию и, что совсем уже было необычно, индивид принимал, пока неизвестную, энергию ливита и тем расширял спектр возможностей человеческого организма. Индивид легко запоминал терабайты информации, решал сложные аналитические задачи, чувствовал радиацию, некоторые вредные для организма химические соединения, вирусы, механические и электромагнитные волны всего спектра, мог предсказать изменения магнитного поля Земли и погоду, определял психическое состояние человека.

Сам индивид, Николай, находясь в закрытом доме отдыха биоцентра, не подозревал о поднятой им суете. Уже больше недели он жил здесь, практически не общаясь с внешним миром. Почти все время занимали различные тесты, исследования, опыты и изучение новых возможностей организма. Николай просто горел жаждой познания и, несмотря на большой объем работы, постоянно нарушал график сна, оккупировав умку в своей комнате и путешествуя по инфосети. Кроме персонала биоцентра, он общался только с Олей и Ианом, да пару раз отправил сообщение на свою медбазу Сергею Петровичу.

После чудесного спасения на реке в палаточном лагере на берегу у небольшого поселка в несколько домов они пробыли недолго. Степан и Бэрко, проведя техосмотр Олененка, отдохнули немного, попрощавшись и пожелав доброго пути, сразу отправились назад вниз по реке с одним вертолетом сопровождения. Ребятам предложили перелет до Северобайкальска, на северной оконечности озера, и пообещали отправить бураном дальше, до Восточного. Это всех устраивало и по обоюдному согласию два вертолета, транспортный и боевой «Коршун», взлетев, взяли курс на озеро Байкал.

За недолгий перелет ребята успели отдохнуть. По прибытии их троих сразу поселили в уютном домике на берегу на территории биоцентра. В домике было несколько комнат, зал с камином и большим экраном инфохода, тренажерный зал с маленькой баней и душевыми. Кроме них, в домике никто не жил, стоял он особняком, уединенно, и ребята только на завтраках, обедах и ужинах в большой столовой дома отдыха видели много людей – отдыхающих и персонала из дома отдыха и самого научного центра.



Тихон Владимирович Тверез

Отредактировано: 20.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться