Эксклав Русия

глава 5.5

 – Хорошо. Тогда сейчас и приступай. С тобой пойдут два бойца, понесут генератор, – Кирилл Владимирович посмотрел на Николая.

 – Нет. Так не получится. Мне нужно идти с Ианом, я чувствую. Мне сложно объяснить, как бы уверенность, что Иану туда можно. Его ливит как бы приглашает, пропустит. Он добрый, Иан то есть, ему можно. Я ни про кого другого так не чувствую, не знаю, почему.

 – Интересно, Никола Иванович, я предлагаю прислушаться к Николаю. Если Иан согласен, можно будет начинать подготовку.

 – Конечно, согласен, – Иан смотрел на деда. – Сейчас мы должны использовать все возможности.

Никола Иванович задумался, потом поднял голову и светло посмотрел на всех.

 – Да, Иан, ты прав. Нужно использовать все возможности, а они у нас есть. Я согласен, как, думаю, и все присутствующие, продолжаем работу. Лариса Васильевна, руководители отделов готовы выслушать вас, через небольшое время можем приступать.

 

                                                     *   *   *

 

На скоростном катере добрались до нужной точки на месторождении за девять минут. С катера сняли все лишнее, максимально облегчив конструкцию. Срезали крышу, сняли сиденья, оставив только кресло пилота и ветровое стекло, по сути превратив катер в узкую и невысокую лодку с мощной турбиной. Поперек, на двухметровом расстоянии друг от друга, приварили два поручня, за которые предстояло закрепиться Муромцам.

Несколько часов до экспедиции Иан и Николай осваивали скафандры. Трехметровые экзоскелеты с мощным мускульным усилением и автономной системой жизнеобеспечения и регенерации позволяли перемещаться со скоростью мобиля, совершая пятиметровые прыжки на бегу. Система контроля не позволяла упасть, сама находя оптимальную точку опоры и положение скафандра. Можно было немного пробежать по воде, быстро перебирая ногами, но система контроля отсоветовала Иану делать это, сообщив о неподготовленности организма. Муромец держался на воде, глубже пояса не тонул, а переключив на работу в водной среде можно было плыть, нырять и даже ходить по дну.  Замкнутая система жизнеобеспечения имела продолжительный цикл, а медицинский блок следил за состоянием пилота, по необходимости предупреждая о критическом состоянии или делая инъекции необходимого препарата в поясничную область. Обзорное стекло от груди до макушки, дополненное силовой арматурой, давало прекрасный обзор и, как метко сказал Николай, позволяло упасть лицом в лаву. Муромцы были облегченного типа, предназначались для работы в среднеагрессивной среде, в сложных условиях. Манипуляторы пальцев обладали большой подвижностью, позволяли хвататься за небольшие предметы, применять инструмент и даже провести саморемонт. Тащить генератор предстояло Иану, но со стокилограммовым грузом за плечами тренировались оба, прыгая по скальному берегу. Интенсивной работы им хватало до получаса. Потом ребята валились на берег, отдыхиваясь и приходя в себя под колокольчик медицинской системы предупреждения.

Катер нырнул в туман у месторождения, сбросив ход, развернулся бортом и встал. До месторождения оставалось метров двадцать, но ближе подойти было нельзя – мутная вода буквально кипела вокруг катера. Пилот в защитном комбезе, обернувшись, махнул в нетерпении рукой, и ребята выпрыгнули. Катер рванул назад, скрываясь в клубах пара.

Включив поясничные двигатели, Муромцы быстро добрались до, если можно так назвать, берега. Ярко красная лава, переливаясь всеми оттенками цвета, изливалась несколькими ручьями прямо в океан. Серо-черная, бугристая поверхность исходила едким жаром и струйками газа. Местами еще не застывшая, она поднималась и опадала, двигалась, формируя причудливый рисунок. Повсюду: в мутной клокочущей воде, в черной остывшей лаве, в ручьях красно-оранжевой, в воздухе, на поверхности зарождающегося острова – находились гранулы ливита. От совсем маленьких, с песчинку, до огромных мегалитов гранулы образовывали причудливый рисунок. Выше скопления гранул истончались, изгибаясь в разные стороны и тускло светились. Картина невиданного ада на Земле дополнялась клубами дыма и пара, кипящими островками белесо-мутной кислотной воды и видимыми струйками газа.

Ребята быстро взобрались на чуть застывшую лаву, пальцами-манипуляторами цепляясь за нее, как за мягкую глину. Закрепив в сцепку толстые страховочные тросы, пошли сквозь вулкан, Николай впереди, находя дорогу, а Иан сзади с рюкзаком-генератором за плечами.

Связью они не пользовались из опасения быть обнаруженными, и Иан внимательно следил за действиями Николая и за тросом, на случай плохой видимости. Их высадили почти на противоположном от катера террористов крае месторождения. До полной разрядки зарядника оставалось около 45 минут, а пройти нужно было почти 350 метров в очень сложных условиях. Николай шел размеренно, раздвигая висящие со всех сторон гранулы левита, находя устойчивую поверхность. Лавовый остров пересекали ветвящиеся озера кипящей жидкости, местами сливающиеся с ручьями огненной лавы, опасных участков почти не было видно за нагромождением ливита.

Пройдя через очередную стену, Николай замер, подняв руку, зовя Иана ладонью. Протиснувшись сквозь ливит, Иан увидел впереди небольшое, метров пятнадцати, открытое пространство.  Извивающееся сернистое озеро-болото, обильно сдобренное гранулами ливита на поверхности и над ним, пересекал узкий лавовый мостик, прерываясь на середине. Там надувался большой мутный пузырь в окружении таких же, поменьше. Пузырь лопнул пустотой, выше проявилась еле видная серо-белесая струйка газа. Пузыри поменьше лопались по всему озерку, а по сторонам, между лавовых нагромождений, медленно текли темно-красные потоки.

Николай, внимательно осмотрев путь, улыбнулся одними губами и, показав Иану на трос, пошел по мостику. Дойдя до обрыва, трехметровая махина «муромца» примерилась и легким движением перемахнула нарождающийся новый пузырь. Пройдя чуть дальше, Николай обернулся, приглашающе махнув Иану рукой. Иан двинулся за втягивающимся лебедкой тросом, как вдруг впереди лава под «муромцем» проломилась, и Николай стал медленно погружаться в жуткое болото. Иван потянул за трос, помогая Николаю выбраться. Рядом вздувшийся огромный пузырь лопнул, лавовый мостик покачнулся, и скафандр Иана начал заваливаться прямо в болото. Завалившись набок, Иван попытался встать, но через секунду пустота внизу поглотила скафандр почти целиком. Мелькнула поднятая рука, и еще через секунду Иан исчез, только разматывающийся трос говорил о его присутствии.



Тихон Владимирович Тверез

Отредактировано: 20.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться