Эксклав Русия

глава 5.6

Подойти к катеру, спрятавшись за стену ливита не получалось. Просто пройти по застывшей лаве или пробежать по воде было опасно – террористы могли уничтожить ПЛ-генератор или даже взорвать ядерный заряд, уничтожая все, различных датчиков обнаружения вокруг катера точно достаточно. Николай похлопал по предплечью, привлекая внимание. До опустошения зарядника оставалось несколько секунд, потом поле начнет уменьшаться по метру за минуту. Если через десять секунд не включить связь и не подать сигнал, наши примут собственное решение. Что это будет – штурм, переговоры или спасательная операция, думать не хотелось.

 Николай повернулся к Иану, приблизив к нему обзорное стекло. Показал растопыренные десять пальцев и ткнул рукой вверх, прося через десять секунд послать сигнал. Иан кивнул. Убедившись, что понят, Николай показал рукой в сторону прохода между гранулами, ведущему к центру месторождения, повернулся, раздвинул мерцающую стену и исчез, провалившись под воду.

Через восемь секунд оглушительно заревела сирена катера – Николая обнаружили. Отсчитав еще две, Иан активировал связь, послал сигнал и, протиснувшись через стену ливита, замер. С катера били гранатами, слышались выстрелы. Гранаты мячиками скакали по воде, сбивая гранулы ливита, взрывались. Зарываясь в воду, уходили вниз, и в воде мелькали вспышки и слышались глухие разрывы. Иан зло усмехнулся. Не достанете, Николай уже под катером.

На катере замелькали фигуры, раздались крики, несколько человек руками показывали в океан. Посмотрев туда, Иан увидел боевых «муромцев», выскакивающих из тумана и бегом приближающихся к катеру. Высокие серые скафандры усиленной защиты, с изменяющейся формой корпуса, пятерками бойцов бежали по воде. Отряд, быстро перебирая ногами, пробегал двадцать метров, совершал пятиметровый прыжок вперед и уходил по воду. Одновременно выныривал, скорее, выбрасывался из воды другой отряд из пяти бойцов, тоже пробегал двадцать метров… И все повторялось. Отрядов было несколько, они выбегали из тумана и на приличной скорости шли к судну. Из тумана с другой стороны вынырнул десантный бот, с него посыпались точно такие же отряды – в иссиня-зеленых скафандрах с красной полоской над обзорной капсулой. «Наверное, из Поднебесного», – подумал Иан. Сейчас они облепят судно, вгрызутся внутрь – бойцу в боевом скафандре и броня не помеха.

Неожиданно в глубине под судном, там, где находился Николай, Иан почувствовал опасность. Через секунду оттуда пришел удар, катер подпрыгнул кормой, по воде заходили волны. Иан оттолкнулся от застывшей лавы и в трехметровом прыжке, переключив рычажок движения в водной среде, вертикально рухнул в воду, подняв тучи брызг. Перегруппировавшись, Иан включил двигатели на максимум, и «муромец» рванул вперед. В воде висела муть, видимость не превышала двух метров. Иан добрался до судна, уйдя вниз, под корпус, но Николая нигде не было видно. Быстро двигаясь по спирали вниз и всматриваясь в темную, мутную воду, на глубине метров тридцати Иан заметил скафандр Николая. Тот, безвольно раскинув руки, висел вниз генератором и медленно погружался в глубину. Подплыв ближе, Иан увидел, что скафандр поврежден, правый манипулятор неестественно вывернут, но генератор с виду вроде был цел. Зацепив карабин троса за пояс скафандра, Иан включил двигатели на полную и, помогая руками, рванул наверх к днищу катера. Он почти вынырнул, когда недалеко раздался второй взрыв подводного дрона, и свет наверху, куда стремился Иан, погас, сменившись чернотой неба и россыпью звезд над горным дедовым логовом.

 

                                                      *   *   *

 

Желто-оранжевый диск Солнца, прочертив изогнутый полукруг, приближался к горизонту. Темнеющее небо розоватым оттенком провожало его на покой. Поворот планеты погружал в сон все живое, давая другим радость зари и возможность начать новый день. Где-то там, на другой стороне планеты, разгорался день, начиналось движение, люди просыпались, делали зарядку, шли к поставленным для себя целям. Цикл жизни не прекращался. Частицы, молекулы, энергии и клетки, планеты и звезды, галактики и черные дыры, пустота вакуумных пространств и изнанка космоса, многомерность пространства-времени-сознания – все было здесь, отражая мерность бытия Вселенной.

Начинающийся было шторм, шедший с океана, за несколько часов вдруг сошел на нет, оставляя только ровные небольшие волны, вблизи берегов покрытые исчезающими барашками пены. У месторождения волн не было совсем, тучи раздуло и съело солнцем. Пришел ветер, серо-белый широкий столб дыма и пара от месторождения ненадолго исчез – и над зарождающимся вулканическим островом воздух поражал прозрачностью. Само месторождение ливита темно-серого оттенка тускло светилось изгибами левитирующего вещества и, казалось, колыхалось. Сквозь несколько отдельных столбов белого дыма были видны серые военные катера охранения эксклава Русия и вдали – большой корпус десантного корабля, стоящего под защитой укреплений Итурупа.

Внутри наружной части научного комплекса, под куполами защитных прозрачных полусфер отделения энергии клетки, в небольшой палате почти всегда пустого медблока в полукапсуле биорегена лежал человек. Ложе мягко обнимало его, скрывая нижнею часть тела. Грудная клетка перекрывалась широкой лентой из материала того же ложа, мерцающего разного цвета огоньками, а голову до самых глаз прикрывал матовый шлем полусферы. Кресло с небрежно накинутым на спинку бежевым халатом и медблок с инфоэкраном у капсулы дополняли обстановку полупустой овальной комнаты, погруженной в полутьму. Человек в открытой капсуле, казалось, спал. Лицо, с мягкой трубкой манипулятора медблока, выходящей из ноздри обострившегося носа, живое и расслабленно-серьезное, без румянца и какого-либо движения, казалось замершим. Как будто человек обдумывал какую-то глубокую мысль и вдруг замер, пораженный озарением, и так и застыл, являя собой статую.

В такой же соседней комнате, вокруг такой же открытой капсулы биорегена и тоже с человеком в ней, стояло несколько кресел. Меж них вертелся большой облезлый пес с ухмыляющейся мордой и постоянно тыкался в колени и в руки сидящим людям. Люди в креслах – Никола Иванович, Лариса Васильевна, Кирилл Владимирович и Оля, как, видимо, казалось псу, игнорировали его, все внимание переключив на Иана, лежащего на ложементе капсулы под одеялом. Иан пару раз погладил собачью морду, потом псу запретили вставать передними лапами на борт капсулы, цыкнув на вольности, и собака изнывала от невнимания.



Тихон Владимирович Тверез

Отредактировано: 20.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться