Экскурсия для Золушки

Размер шрифта: - +

7

За окном вновь замелькали леса. Сейчас, в начале лета их зелень была еще яркой и радостной. Это позже, когда начнется иссушающая жара, листья выцветут и покроются пылью, а пока после дождя все выглядело праздничным и умытым. Я залюбовалась. Прожив половину жизни в степном краю, где березы не вырастали выше балкона второго этажа, я не уставала радоваться, прогуливаясь в рощах, когда кроны деревьев шумели высоко, или, вот как сейчас, просто проезжая мимо.

И, конечно, как только я расслабилась, началось!

- Простите, можно остановить автобус? – склонился надо мной Джастин.

От неожиданности я подскочила в кресле и, поскольку только что в очередной раз изучала инструкцию начинающего гида, рявкнула:

- Нельзя ходить по салону во время движения! Вернитесь на место!

Лоб Джастина прорезала морщина.

- Но тогда как я попрошу вас остановиться? – резонно заметил он.

- А что случилось?

- Маме плохо. Ее…, - он повертел рукой в воздухе, силясь подобрать слово, - слегка укачало.

- Борис Сергеевич, остановите, - выкрикнула я.

Тетя встревожено повернула голову, а я, не дожидаясь, пока водитель свернет на обочину, бросилась в салон, игнорируя то, к чему только что призывала Джастина. И поэтому невольно была вынуждена цепляться за кресла и пару раз ткнулась в широкую спину идущего впереди англичанина. К моему облегчению, его мама выглядела вполне сносно, разве что чуть побледнела. Мы дождались, пока автобус окончательно затормозил, и бережно вывели ее через среднюю дверь на улицу.

Солнце разошлось не на шутку, и я завертела головой, выискивая тень. Вот некстати это все, и что делать? Я помнила лишь одно – воду не давать! Туристы приникли к окнам, выискивая причину нашей внезапной остановки.

- Mom, are you okay? – спросил Джастин, и только тут до меня дошло, что ко мне-то он обращался на русском!

Хорошо, что я свое впечатление о нем не успела никому высказать, а то был бы конфуз. Ну, а мысли ни на русском, ни на английском, к счастью, никто пока читать не научился. Что же делать? Спросить у тети? Но это мне надо их бросить, вернуться в автобус, потом сюда. Пока пробегаю, а мадам в обморок хлопнется!

- У меня «Драмина» есть, принести? Сонечке хорошо помогает.

Оказывается, половина группы вышла вслед за нами, в том числе и Алена с девочками. Меня обожгло стыдом. Аптечка! Вот первое, о чем я должна была подумать! Джастин бросил быстрый взгляд на Алену и пробормотал что-то благодарное. Алена ушла в автобус за сумочкой, и в этот момент кто-то коснулся моей правой руки. Я опустила глаза: упаковка с лекарством. Борис Сергеевич, который мне ее незаметно сунул, уже возвращался к автобусу. У меня в голове щелкнуло, и все стало на свои места. «Если укачало пожилого человека, нужно исключить вероятность таких диагнозов, как инсульт…» и далее по тексту.

Судя по всему, инсульта у мадам не было. Она шумно дышала и энергично обмахивалась веером, на вопрос сына ответила внятной цветистой речью, а на ее подтянутом лице не дрогнул ни один мускул. Я вытряхнула на ладонь несколько шариков и протянула ей.

- Что это? – с подозрением осведомился Джастин.

Блин, я и забыла, что в отличие от моих соотечественников, которые лекарства покупают наобум, а симптомы болезней сверяют в интернете, иностранцы к своему здоровью относятся куда серьезнее.

- Это средство от укачивания. Не бойтесь, оно гомеопатическое. Homeopathic, - на всякий случай уточнила я, стараясь придать слову нужный акцент. – Совершенно безопасное.

Мадам смахнула лекарство с моей руки.

- Not swallow!* - судорожно выкрикнула я. – Under… under…

*не глотать

Черт, как же его. Я высунула язык, показывая, куда положить лекарство и перехватила насмешливый взгляд Джастина. Ну и пусть его! Когда вернулась запыхавшаяся Алена, вопрос уже решился.

- Простите, - вновь начала дергаться она, - аптечка в сумке затерялась.

- Нестрашно, - спокойно ответил Джастин.

- Вам нужно пересесть вперед, - заметил вновь подошедший Борис Сергеевич. – И что-нибудь кисленькое. Ну, карамельку какую-нибудь.

Джастин перевел. Мадам протестующе мотнула головой, но, как я поняла, возражала она против карамели, а не против перемещения по салону. Я прикинула план рассадки. Птичье семейство, сидящее со стороны водителя, трогать не стоит. Не буди лихо, пока оно тихо. А вот за моей спиной сидели две престарелые сестры из Воронежа, по-моему, вполне безобидные.

- Кисловы согласились, - добавил водитель, и мне стало стыдно.

Первая же проверка на вшивость и, если бы не чужая предусмотрительность, я бы провалилась по всем статьям!

- Мы можем уже ехать? – недовольно осведомилась пышнотелая туристка в платье, которое врезалось в ее бока так туго, что невольно наводило на мысли о колбасе, перетянутой бечевкой. Колбаса? Блин, обед же скоро!

- Вам лучше? – спросила я.



Александра Глазкина

Отредактировано: 07.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться