Экскурсия для Золушки

Размер шрифта: - +

25

Ипатьевский монастырь считался колыбелью династии Романовых, поэтому был включен в обязательную программу посещений. Ехали мы туда по вполне современной улице, где лишь иногда встречались купеческие особнячки позапрошлого века. Поэтому экскурсовод, освобожденная от необходимости что-то вещать туристам, вновь присела на уши водителю. Как я успела понять, в прошлом году он с женой имел неосторожность побывать у этой тетки в гостях, и теперь она взахлеб вспоминала самые приятные моменты этого визита.

По реакции Бориса Сергеевича сложно было понять, разделяет ли он восторги: он внимательно смотрел на дорогу и отмалчивался, лишь иногда кивая головой. А тетку несло: как они ходили за грибами, а какая была рыбалка, а какой ужин (с подробным перечислением всех блюд и ненавязчивым подчеркиванием, какая она великолепная хозяйка). Особыми интонациями выделялись намеки, что, мол, Ольге твоей далеко до меня… Я не могла понять: ей просто важно, чтобы ее признали лучшей или она по каким-то причинам испытывает явную неприязнь к жене Бориса Сергеевича? Но чтобы ею ни двигало, уже к середине пути меня это стало раздражать.

И я не выдержала: наклонилась вперед и сказала, как можно любезнее:

- Пожалуйста, не отвлекайте водителя разговорами! У него за спиной тридцать человек, за жизнь которых он отвечает…

Тетка захлебнулась на полуслове, развернулась всей своей внушительной тушкой, смерила меня гневным взглядом и снова отвернулась. Я успела заметить, как Борис Сергеевич, по-прежнему следящий за дорогой, покачал головой – то ли укоризненно, то ли одобряюще. Я не поняла. Но даже если я снова получу от него упрек, что вмешиваюсь не в свое дело, слушать дальше подобную пургу я не могла.

- С каких пор какие-то вшивые стажерки указывают старшим, что им нужно делать? Что это за наглая девка? – прошипела экскурсовод на ухо тете.

На ухо, но при этом достаточно громко, чтобы я услышала. Ох, это она зря. Тетя, конечно, могла меня отчитать за что-то, но никому другому не позволила бы меня критиковать. Поэтому она откашлялась и ответила сурово:

- Это наглая девка – моя родная племянница, и она совершенно права. Не стоит Бориса отвлекать.

Я видела много лиц, искаженных злобой, но никогда не думала, что эмоции можно так явственно прочитать по локтю и куску бока, нависающему над сиденьем! Остается только радоваться, что спустя пару часов мы поедем дальше, и я эту женщину никогда в жизни больше не увижу. Надо же, обладая столь богатым словарным запасом, она не нашлась, что ответить тете, и оставшуюся часть пути лишь пыхтела и отдувалась.

В монастырь я не пошла – знала, что Мушке там будет скучно: на иконы и грамоты ей смотреть будет неинтересно (да и мне тоже, если уж честно), а наряжаться, как в Ростовском кремле, не получится. Да и мне зачем лишний раз раздражать экскурсовода своим видом? Лучше спустимся к реке-тезке города: отсюда можно было разглядеть место ее слияния с Волгой и прибитые к другому берегу красивые причалы. Тетя не возражала, поняла, видимо, что лучше самой сопровождать группу. Моторчик на коляске работал исправно, и Илью она дергать не стала. Кроме нас в автобусе остался крепко спящий Воробьев (особых перемен в его поведении после нашего разговора я пока не заметила, увы) и Алена с Сонечкой. Все остальные ушли.

Дождавшись, пока туристы дружной толпой с лихо рулящей тетей во главе двинутся к воротам, Борис Сергеевич обернулся ко мне и спросил предельно серьезно, но в глазах искрились смешинки:

- Ну, стажер, и где ваше уважение к старшим?

- Простите, что вмешалась, но…

Я задумалась. Стоит ли озвучивать, что болтовня показалась мне совершенно невыносимой? Я же не знаю, может, эта женщина – старый добрый друг семьи, если водитель с женой гостили у них на даче? Мне, правда, странно представить, что у Бориса Сергеевича могут быть подобные друзья, но все же… Ладно, он привык, что я дергаюсь, чтобы с туристами все было в порядке, можно списать, что я действительно озадачена правилами безопасности. Поэтому я продолжила:

- … Но я нервничаю, когда водителя отвлекают. Я понимаю, что вы, как водитель со стажем, наверное, могли бы сразу и по телефону говорить, и беседу поддерживать и даже кофе пить, но…

- Саша, - оборвал меня водитель, - я не разговариваю по телефону и не пью кофе за рулем, в этом вы совершенно правы: нужно следить за дорогой. А что касается Веры, я просто давно уже понял, что ее заткнуть невозможно и научился не слышать ее трескотню.

Да, на отзыв о старом добром друге точно не похоже. Словно отвечая на мой невысказанный вопрос, он добавил:

- Вера, к сожалению, из тех людей, чьи…особенности проще игнорировать, чем пытаться исправить. Ну, хочется ей вспомнить о приятном визите, пусть себе вспоминает. Или вы опять скажете, что это – неуважение, и я не в состоянии поставить человека на место?

Неужели все-таки обиделся на меня? Уходя от скользкой темы, я рискнула поддразнить:

- А визит и впрямь был приятным?

- Да, мы случайно, в общем-то, попали. Фирма устраивала выездной праздник для сотрудников и их семей, а Вера там жила неподалеку, вот и позвала всех. У нее дача в очень красивом лесу. И разносолы, между прочим, правда, очень вкусные, - он улыбнулся, - если бы не излишняя…назойливость хозяйки…



Александра Глазкина

Отредактировано: 07.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться