Экскурсия для Золушки

Размер шрифта: - +

42

К тете, как и договорились, я отправилась в воскресенье. И застала у нее гостью – шумную, незнакомую мне женщину в крикливом цветастом платье. Тетя, улучив минутку, шепнула, что та нагрянула без предупреждения, сейчас кофе попьют и разойдутся, и тогда вечер мы сможем провести спокойно.

Я кивнула, прошла на кухню, разыскивая жестянку с чаем и в пол-уха слушая разговор, долетавший с веранды через раскрытое окно. Понятно, женщина прибыла со свежей порцией сплетен, которые, видимо, были достаточно веской причиной, чтобы прийти без приглашения!

- Не может быть! - изумилась тетя, возвращаясь к прерванному моим появлением разговору, - он мне ничего не говорил! И так долго!

- Да он никому не говорил! Мы только вот, на днях случайно узнали. Он и сам сначала не знал,- хихикнула гостья. - Сказал соседям, что она в Москву уехала дочке с новорожденной помочь. Та-то после кесарева. Ну, это дело понятное. Только она не к ней поехала, а к хахалю своему. А знаешь, как они сошлись?

- Как? – наклонилась вперед тетя.

- В одноклассниках списались! Представляешь? Я вообще поражаюсь, как у людей время есть то все эти веселые фермы вести, то школьных друзей искать. Я вчера к соседке зашла, трава по колено, а она сидит, сокровища пиратов ищет! Я, говорит, до сорокового уровня дошла. А ей...

- Ты про Ольку давай, - нетерпеливо перебила тетя.

- Ну а что про нее. Все, как раскрылось, она тогда и повинилась, мол, первая любовь, не устояла, прости. А какая первая любовь, если она замуж в восемнадцать лет вышла! С детсада, что ль? Ну, я так понимаю, там мужик просто такой - директор фитнесс-центра, накачанный, весь из себя этот...ну, как танцующий итальянский миллионер. Вот ей голову на старости лет и снесло.

- Ну-ну, - осадила ее тетя, - если она старая, нам с тобой вообще на кладбище пора.

- Нет, ну все равно. Уж к ее-то годам головой жить надо, а не энтим местом.

- А потом что? - спросила тетя.

- Ну, Борис сразу ей сумки собрал и выставил, езжай, мол, к своему спортсмену. И на развод подал.

- Так вот мы у них когда были, я у Ольги еще спросила, где мать, а она говорит, в Москве осталась, к подруге на юбилей. Я еще и удивилась, что это она с малыми не помогла, а теперь понятно, что это за «подруга». Еще думала, странно, дочь гостит, а она – в Москве. И Бориса с собой на этот «юбилей» не взяла. Ну, блин, шифровальщики!

Тут я напряглась. Оля? Борис? Не может это быть совпадением. И если до этого меня аж корежило от того, с каким упоением тетя с гостьей смакуют подробности чужого семейного разлада, то теперь я была полна решимости дослушать до конца.

- Ну, она уехала тогда, а недавно обратно хвост притянула. Устала своего спортсмена от дамочек отбивать, что на фитнесс ходят. Прости, говорит, милый, бес попутал!

- А он?

- А что он? Плюнул и дверь закрыл. Она там так рыдала, мы вот только поэтому и узнали, что они разошлись.

- А теперь?

- А теперь она на самом деле к дочке уехала жить. Та, конечно, в ужасе, но все ж мать, не выгонишь-то. Здесь же оставаться - соседям в глаза смотреть стыдно. Срамота! Эх, жалко Бориса. Такой мужик - и не пьющий, и хозяйственный, и не ходок... Слушай, - оживилась она, - представляешь, Светка, помнишь Светку, ну, продавщица? Я ж от нее и узнала! Смотрю, зачастила она к соседям, а они-то с Олькой никогда дружны не были. Что за дела, думаю. А она и говорит, а что, надо ловить мужика, пока горячий! Она, как узнала, что он один остался, так и стала ходить то с пирогами, то кран у нее сломался, то диван ей передвинуть. В общем, твердо решила мужика захомутать.

- Ну, вряд ли ей обломится, - ехидно заметила тетя, - Борис на буфера пятого размера не поведется, когда выше буферов, в голове одна извилина. Он – мужик умный, рассудительный.

- Это как посмотреть, - вздохнула гостья. – Мужик, он же в одиночестве дичает. Ему ласка нужна, присмотр. Тут не до мозгов. Итак, считай, уже полгода сам. Помыкается, помыкается, да и поддастся.

- Ну, уж точно не Светке! – отрезала тетя. – Нет, ну надо же, если б он раньше сказал…

- Так потому, наверное, и не сказал, - хихикнула гостья, - ты б ему сразу среди своих туристок начала невесту искать! Сватать его! Ладно, пойду я, а то племяшка твоя совсем заскучала, наши сплетни слушать.

Тетя проводила гостью до калитки, а когда вернулась, я выждала паузу и спросила максимально безразличным тоном:

- А вы про кого сейчас говорили?

- Да про Борис Сергеича, водителя, с которым мы с тобой в тур ездили. Помнишь?

Еще бы не помнить!

- Так мы ж когда домой к нему приходили, жена дома была. Значит, они опять сошлись?

- Да ты что! - махнула рукой тетя. - То дочка была, гостила. Не, ну надо ж. Мне, если честно, жена его никогда не нравилась, - заявила тетя,- такая вся из себя фифа столичная. Она ж, когда за Бориса замуж вышла, из Москвы сюда переехала и все напоминала, что вот, мол, ради любви все бросила. Жертвенница! Да Борис - золотой мужик, за таким не то, что в нашу провинцию, на Сахалин можно ехать!



Александра Глазкина

Отредактировано: 07.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться