Экспедиция Жизни и Смерти

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 4. Друидар

Солнце сверкало и сияло так, будто намеревалось выжечь глаза. Спасения от него не было даже под деревьями, кроны которых будто специально пропускали острые лучи. Да и деревьев не было как таковых. Встречались иногда валуны, нагретые до такой степени, что на них нельзя было присесть. Как на них загорали ящерицы, было некромантам совсем не понятно. Они ехали, накинув капюшоны, и оттого являли собой весьма зловещую картину.

В ближайший город, Ларец, отряд въезжать не стал, чтобы не обращать на себя лишнего внимания. Не для спокойствия жителей – скорее потому, что некроманты отказались. Достаточно будет знакомства с цитаделью науки, оплотом целительской силы и природной энергии – Друидаром.

Из-за того что в Солнечном крае преобладали равнины, Друидар был виден издалека: было похоже, будто вдалеке посреди гигантского поля растёт гигантский гриб с пухлой шляпкой. Но на самом деле это была всего-навсего живая стена школы. Территория Друидара была окружена основательно вросшими в землю высоченными, просто поразительно гигантскими дубами (небодубами, как называли это чудо селекции друиды, но некроманты этого не знали). Перелезть через них было невозможно, проломать – нереально. Пытаться раздвинуть стволы, прижатые друг к другу, как доски в бочке, было бы вообще глупо. Оставался единственный путь – через ворота. Впрочем, можно было стену перелететь, но на такое были способны даже не все птицы.

Ворота были прямо в дубе, причём выглядели так, будто он приподнялся и чуть раздвинул корни, чтобы под ними можно было проехать на лошади. Это было самое широкое дерево из всех, навскидку – около пяти саженей в радиусе. Некроманты подъезжали к нему с задранными головами, пытаясь сравнить и понять, что эффективнее: такая вот непробиваемая стена или замаскированный ров с готовыми к использованию скелетами со штампом Некроситета во лбу и несколько башен по периметру с дежурными колдунами, которые готовы поднять определённое количество костяных стражей для защиты, проверки документов или просто выпроваживания тех, кто забрёл не туда.

В стволах охранных деревьев изредка попадались дупла, примерно на такой высоте, до которой не долетит стрела, но откуда можно наблюдать возможного противника. Также оттуда было удобно руководить дополнительными корнями, которые по зову друидов-стражей вылезали из-под земли и расправлялись с незваными гостями.

На воротах стояли собственно друиды. Судя по виду – молодые, скорее всего, ученики или те, кто едва закончил обучение. Они, не задавая вопросов, учтиво кивнули леди Листере, осмотрели, узнавая, вернувшихся учеников, а потом впились взглядами в чёрные фигуры. Своих неживых коней те оставили снаружи, на некотором отдалении от Друидара, окружив тела импровизированным забором и перекрыв им доступ к силе, оставив лишь столько, чтобы законсервировать тела на время. Было бы слишком рискованно вводить таких существ в обитель последователей Жизни. Впрочем, сами последователи тоже оставили лошадей снаружи, отпустив их на раздольные луга, чтобы призвать позже, для продолжения путешествия. Лишь Вилисана ехала в карете, но к этой причуде все уже привыкли.

Небольшая проблема возникла с Анубисом. Ждать снаружи он категорически отказался, даже когда Мин встала перед ним и, собрав всю волю в кулак, почти прокричала: «Я приказываю: стой здесь и не сходи с места, пока я не вернусь!» Он, конечно, ничего не ответил и не объяснил, но когда отряд отдалился на некое критическое расстояние, снялся с места. Мин с толикой виноватости объяснила, что с момента создания он всегда держится рядом, поэтому его придётся взять внутрь. Создание пришлось накрыть плащом и плотно затянуть все возможные шнуры, а капюшон надвинуть так низко, насколько позволял его размер. К сожалению, отключить Анубиса, как коней, было невозможно – это перебило бы многие каналы силы, которые девушка создавала с большим трудом, поэтому на такое она не пошла. Лишь постаралась идти ближе к своему созданию и время от времени шептала слова маскировки – специального заклинания, призванного скрыть эманации химерала. Большой удачей было и то, что это заклинание не выстраивалось из тёмной силы, это была просто удобная формула, которая оттягивала лишнее на себя, и таким образом колдовство тоже было сложно почувствовать. Маленького обмана никто не заметил. Лишь нахмурился в одном из верхних дупел-бойниц мудрый друид, ощутив слабое волнение подконтрольного ему дуба, но счёл, что большое зло внутрь всё равно не проникнет, а с маленьким несложно справиться.

Фигуры некромантов резко контрастировали со всем образом Друидара. Несмотря на то, что возле непосредственно стены солнца не было, здесь всё равно было светло, потому что свет успешно рассеивался, как будто отражаясь от внутренней части стволов (хоть они были матовыми, как обычная кора), и напитывал сам воздух золотом. Друиды попадались одетые в белое, зелёное, жёлтое – в большинстве своём светлые тона, щеголяли золотыми или каштановыми волосами. Корпуса зданий были в прямом смысле слова выращены из деревьев, причём с первого взгляда было непонятно, правда ли оно растёт – такими странными были формы. Например, главный учебный корпус был похож на поваленный набок грубо отёсанный брус гигантских размеров, будто останки одного из дубов, а общежитие, где обретались во время учёбы юные друиды и куда собирались заселить приезжих, было похоже на дерево, которое росло по широкой спирали и, виток за витком укладываясь на себя же, как воздушный крем, создавало башню. Ствол был светло-серым, как будто дерево давно высохло, но в некоторых местах и на разной высоте из него торчали ветки с зелёными листьями. Кое-где от основной башни отходили толстые ветки, которые закручивались в такие же спирали и создавали дополнительные башенки с окошками-дуплами.



Ли Сарко

Отредактировано: 08.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться