Эксперемент

Эксперемент

Олег Якушев приехал на место преступления через пятнадцать минут после того, как поступил звонок. Он вышел из машины, закурил сигарету и, быстрым взглядом окинув трехэтажный многоквартирный дом, направился к полицейскому патрулю. Двое мужчин, на вид которым было около тридцати, отдали честь и один из них доложил:
- Добрый день, Олег Семенович, квартира номер двадцать восемь, на втором этаже. Там настоящий ужас. Я и пяти минут не смог там находиться.
- Никогда такого не видел, - согласился второй патрульный, вид у него был бледный, а глаза испуганно бегали из стороны в сторону. Сильное волнение было на лицо. Якушев сразу понял, что этот парень относительно недавно на службе, поскольку еще не привык к местам преступлений. Но Олега после стрельбы на парковочной стоянке, которая произошла полгода назад, уже вряд ли можно было чем-то удивить.
Мужчина кинул окурок в урну и зашел в подъезд.

Возле двери с номером двадцать восемь Якушев встретил еще нескольких людей в форме и человека в белом халате по имени Иван Зацепин. Он как раз выходил из квартиры, на ходу снимая резиновые перчатки. Увидев Якушева, мужчина протянул ему руку и сказал:
- Мне одному здесь не справиться, нужна помощь экспертов и прими мои соболезнования. Надеюсь, ты оправился за время отпуска.
- Спасибо Вань, я в порядке.
- Тогда приготовься к чему-то новому. Не знаю, может быть это какой-то сатанинский ритуал, но кроме тел больше ничего нет.
- Посмотрим.
Олег шагнул в квартиру, но Иван остановил его и протянул носовой платок.
- Возьми, понадобится.
Якушев молча взял платок и шагнул в двухкомнатную квартиру, сразу определив, что убийство здесь произошло много дней назад. Зловонный запах говорил как минимум о недельной давности. Приложив предложенный Иваном платок к лицу, Олег вошел в комнату, находящуюся справа по коридору. Здесь совершенно не было мебели, старые, пожелтевшие обои местами отошли от стены, а потолок был весь в пятнах и разводах. Единственное окно было заклеено фальгированой пленкой, что создавало полумрак в помещении, несмотря на зимнее солнечное утро.
Вдоль стен на старых матрацах лежали тела людей, в этой комнате их было семь. Все они лежали по кругу в одинаковых позах на спине, руки вытянуты вдоль туловищ, словно трупы в морге.
Олег остановился в центре комнаты. Огляделся и подошел к первому телу. Это был мужчина средних лет одетый в синие джинсы и зеленую футболку с короткими рукавами. Глаза его были открыты и смотрели в потолок.
Якушев опустился на корточки, осматривая тело, по которому ползали мухи. Шея раздулась, кожа потемнела, фиолетовые пятна на руках и лице, из приоткрытого рта выпирал распухший язык. Зрачки полностью покрыты лопнувшими сосудами.
- У всех одинаковые симптомы, - произнес Иван, который только что вернулся в квартиру, на лице у него появилась марлевая повязка. – Не советую прикасаться к ним, поскольку я не уверен, от чего наступила смерть.
- Думаешь, они могут быть заразны?
Олег поднялся на ноги и оглядел другие тела.
- Есть некоторые признаки заболеваний, что-то напоминающее пандемию.
Якушев удивленно посмотрел на эксперта.
- Чума?
Иван пожал плечами, и развел руки в стороны.
- Я вызвал специалистов, а пока ничего не могу сказать. Нужно сделать много тестов, только после этого я смогу вынести более точное заключение. Но на первый взгляд, она самая.
- Что в другой комнате? – кивнул Якушев.
- Еще пятеро, картина такая же.
- Если это правда, мы рискуем попасть под карантин.
Якушев прошел в малую комнату. Здесь было намного темней, поэтому пришлось присматриваться к телам, лежащим вдоль стен. Олег вынул из кармана небольшой фонарик и осветил комнату, медленно переводя луч с тела на тело. Две женщины и трое мужчин, все лежат, глядя в потолок. Картина более чем жуткая, намного страшней той, которую ему пришлось видеть полгода назад на стоянке, когда обезумевший парень пришел с обрезом в руках и стал стрелять во всех подряд.
Якушев скользнул взглядом по комнате и увидел, что в одном из углов стоит какой-то предмет, он подошел поближе и осмотрел его. Это был обычный смартфон, но необычно было то, что аппарат стоял у стены, словно кто-то вел таким образом видеосъемку. Олег достал из кармана целлофановый пакет для улик и, не прикасаясь руками к корпусу телефона, поместил его вовнутрь, после чего убедившись, что его никто не видит, спрятал находку в карман.
Через пару минут Якушев вышел в коридор, где его уже ждал Иван. Вид у того был слегка подавлен, несмотря на многолетний стаж работы.
- Что-то еще? - спросил Якушев. В ответ мужчина кивнул в сторону двери ванной комнаты, после чего вышел из квартиры, сказав, что подождет его на улице. Олег включил фонарик и, освещая себе дорогу, вошел в крошечное помещение. В ванной лежала девушка лет двадцати. На ней было платье розового цвета, не смотря на зимнюю погоду, девушка была одета по-летнему. Но в отличие от остальных тел, на ее не было ни одного признака заболевания. Якушев склонился над телом, внимательно вгляделся в открытые глаза, осторожно осмотрел ногти и посветил в приоткрытый рот, после чего вздохнул и покинул помещение.
- Никого не впускать до приезда экспертов, - сказал он двум мужчинам в полицейской форме. Спустившись вниз, Олег нашел на улице Ивана. Тот разговаривал с кем-то по сотовому телефону.
- Я тебя сразу наберу, как что-то узнаю, - увидев Олега, Иван убрал трубку от лица и кивнул своему другу.
Якушев молча кивнул в ответ и сел в машину. Достав из кармана найденный смартфон, он осмотрел его и поспешил в участок, на ходу думая о том, что совсем скоро их ожидает большой шум в управлении. Болезнь, поразившая этих бедолаг, может стать если не катастрофой, то настоящим бедствием и бороться нужно будет не только с ней, а в первую очередь с тем, кто все это устроил.

***
Мужчина вошел в однокомнатную квартиру, в которой не было ни мебели, ни света. Плотные шторы, висящие на окнах, не давали шанса дневному свету проникнуть внутрь и это ему нравилось. Он любил работать в темноте, а новая квартира, которая была выбрана для продолжения начатого дела, отлично подходила для очередного эксперимента.
Он прислонился спиной к стене, вынул из кармана новый смартфон, проверил зарядку, после чего осмотрел помещение и, выйдя из комнаты, направился в кладовую. Там он взял табурет и с ним вернулся обратно в комнату. Поставив табурет в центре комнаты, он установил на него смартфон, пока еще в отключенном состоянии. Затем опустился на пол, прислонившись спиной к стене, и лег на бок, закрыв глаза.
Квартира в спальном районе города была очень тихой, даже шум с улицы не заходил сюда, хоть и деревянные оконные рамы уже давно сгнили. Все здесь дышало спокойствием и какой-то умиротворенностью.
Мужчина заснул тихим и безмятежным сном. Проснулся он только вечером, когда солнце уже зашло за горизонт, и на город постепенно начал опускаться сумрак, пришло время заняться делом.

***
Олег закончил работу поздно вечером. Мужчина выключил настольную лампу и посмотрел в сторону пустующего стола, стоявшего справа. Его лучший друг и напарник Хмельников Антон полгода назад погиб в автокатастрофе, ведя расследование о стрельбе, произошедшей на автостоянке. Якушев был на месте аварии и видел тело своего друга, которое практически вывалилось из открытой водительской двери. Вся голова была залита кровью, а в салоне творился настоящий хаос из оторванных кусков пластика с обшивки дверей и разнесенной в дребезги передней панели. Но умер Антон не вследствие полученных травм. Водитель другого автомобиля, находясь в состоянии аффекта, вынул из своего бардачка пистолет и пристрелил Антона, после чего сам умер спустя четверть часа от травм не совместимых с жизнью. Экспертиза показала, что его кровь содержала лошадиную дозу психотропного наркотика, который подменивает реальность на вымысел, создавая иллюзии, в которых человек прибывает на протяжении нескольких часов.
Дело было закрыто, а самого Якушева отправили в отпуск, опасаясь, что мужчина может наломать дров. Олег предпочел просто уехать из города на это время, что собственно и помогло ему прийти в себя. Вернувшись обратно к работе, он не получал серьезных заданий вплоть до сегодняшнего утра и уже начал думать, что начальство списало его со счетов, но это было не так.
Якушев закрыл кабинет и, выйдя на улицу, вынул из кармана запечатанный в полиэтилен смартфон. Осмотрев его, он набрал номер, который взял в записной книжке своего напарника. Ему ответил мужской голос:
- Добрый день, Вадим Иванович, я хочу подъехать к вам сегодня, нужна консультация. Да, это просьба личного характера. Хорошо, буду через двадцать минут.
Олег сел в машину и выехал на дорогу. Раскрытие этого дела вернет его в строй не только в глазах начальства, но будет полезно и для него самого. Если ему удастся найти виновного в смерти двенадцати человек, это станет отличным стимулом, чтобы почувствовать себя снова в обойме. Работая много лет плечом к плечу с напарником, постепенно становишься с ним одним целым, и внезапный разрыв превращает тебя в человека не способного работать в полную силу. А стать одиночкой, крайне тяжело.
Олег остановил машину, вышел из салона и огляделся по сторонам. С неба начали падать первые снежинки, покрывая собой серый асфальт. Якушев запахнул плащ и поспешил к двери, на ходу размышляя еще и над тем, что его напарник часто приезжал сюда за ответами.

***
- Мне так жаль, что Антона постигла такая страшная участь, он был хорошим опером. Во всяком случае, честным.
Вадим Иванович, человек, который, по мнению многих, кто работал с ним, никогда не спал и всегда ходил в своем белом халате, поприветствовал Олега рукопожатием и похлопыванием по спине. Почти сразу же он перешел к делу:
- Рассказывай, что там у тебя случилось. С такими просьбами личного характера ко мне даже Антон обращался довольно-таки редко.
Мужчина жестом предложил следовать за ним. Они прошли в прохладное и просторное помещение, где стояли железные столы, на двоих из них лежали тела людей накрытые с головой белыми простынями.
- Вы что-нибудь слышали про сегодняшнюю находку? - спросил Якушев. Так как он был здесь впервые, он постоянно перебегал взглядом по помещению, подмечая и высматривая разнообразные мелочи.
- Ты имеешь в виду квартиру, наполненную трупами с явными признаками бубонной чумы?
- Да именно. Хотя болезнь еще не подтверждена официально.
Они прошли в небольшую комнату, служившую у Вадима Ивановича рабочим кабинетом. Здесь были кипы бумаг, уложенных по многочисленным полкам и документы, рассортированные по папкам. Мужчина предложил Олегу сесть на стул, а сам разместился во главе рабочего стола, сложив перед собой руки.
- Конечно, мои друзья из лаборатории судебной медэкспертизы уже звонили, тоже, как и ты неофициально. И честно сказать, все мы затрудняемся с ответом. Лично я не могу дать никаких гарантий без изучения материала. Но мне туда допуск закрыт, скорее всего, тела просто увезут в неизвестном направлении.
- Все так серьезно? - осведомился Олег, опасаясь, что теперь и это дело может уплыть из его рук. Если как говорил Вадим Иванович, тела увезут, то дело могут передать в другие организации, к примеру, в ВСБ и тогда он останется ни с чем. Как это уже было полгода назад, когда документы просто вывезли из их рабочего кабинета люди в черных пиджаках.
- Если это вирус, тем более опасный, мы в расследовании этого дела ничем не поможем, - Вадим Иванович только развел руками.
- А если я вам достану исходный материал, вы сможете тогда помочь мне?
- Это дело настолько важно для тебя?
Олег кивнул и, вынув из кармана смартфон, положил его на стол.
- У меня есть предчувствие, что меня хотят списать из-за того дела, которое мы вели с Олегом. Не знаю, что он там нарыл, но с тех пор мне поручают только карманных воришек и бытовуху на почве алкоголизма. Если меня попрут из отдела, я не хочу уйти с пустыми руками.
Вадим Иванович придвинул к себе смартфон.
- Он из той квартиры?
- Да, но я не могу посмотреть запись, пока не удостоверюсь, что это безопасно.
- Хорошо, я сделаю все, что смогу. Приезжай завтра в это же время.
Якушев встал, и еще раз окинув взглядом кабинет, спросил:
- И как вы только работаете здесь один, по ночам, среди всех этих тел?
Мужчина, откинувшись на спинку кресса, скрестил руки на груди и ответил, совершенно серьезно:
- Зачем мне бояться мертвых, я ведь сам лично вынимаю им сердца из груди.

***
Проснувшись, мужчина первым делом проверил смартфон, хотя в этом и не было большой необходимости, но все же, предусмотрительность - лучший друг. Затем, Он включил устройство на запись и сев на пол так, чтобы камера могла видеть его, вынул из внутреннего кармана старого, кожаного плаща тканевый сверток, расстелил его на полу и развернул. Внутри лежали семь шприцов, наполненных фиолетовой жидкостью. Вынув один из них, Он поднялся на ноги и вышел из комнаты, оставив камеру снимать пустое помещение.
Пройдя по коридору, мужчина, не включая свет, вошел в ванную. Там лежала девушка, у нее были связанны бельевой веревкой руки и ноги, рот залеплен скотчем. Девушка смотрела, не отрываясь, на человека с почерневшими пятнами на лице, при этом издавая еле слышные стоны. Он наклонился к ней и, поднеся шприц к шее, сделал укол в артерию, безошибочно определив ее нахождение даже в полумраке. Девушка при этом извивалась, пытаясь уйти от иглы, но мужчина сделал все так быстро и ловко, что через мгновение жидкость побежала по упругим венам, вызывая легкие судороги.
Он с минуту смотрел на нее, без каких-либо эмоций, а когда судороги закончились, резким рывком поднял девушку из ванной и поволок ее по полу в комнату.

***
Весь следующий день Олега прошел в сплошном ожидании, никто не давал ответов по экспертизам, а квартиру, где нашли тела, закрыли и поставили охрану. Насколько знал мужчина, до эвакуации соседей дело еще не дошло, как реагировать на это Якушев не имел понятия. Или заразы попросту не обнаружили, или же начальство пока не хочет лишний раз поднимать панику. Ведь стоит только начать выводит людей из их квартир, шум поднимется такой, что скрывать что-то станет крайне затруднительно.
Перекладывая дела с места на место, Олег остановился на заявлении, которое лежало на столе со вчерашнего дня. Его принесла женщина лет сорока пяти, но Олег так сильно был занят новым делом, что практически не расслышал то, что она ему говорила. В конце концов, женщина ушла, получив обещания разобраться в ее проблеме, и только сейчас Якушев, просмотрев заявление, понял, насколько сильно он отвлекся от своей основной работы.
В заявлении, написанном женщиной по имени Иглова Тамара Васильева, говорилось о том, что ее дочь Елена пропала два дня назад. Двадцатитрехлетняя девушка уехала со своими друзьями в загородный дом, где провела по предварительным данным одну ночь и вечером следующего дня отправилась домой. Об этом могут свидетельствовать друзья девушки, но до дома Елена так и не добралась. Якушев перечитал заявления и пробежал взглядом по списку друзей девушки, напротив нескольких имен находились номера телефонов. Он взял сотовый и, набрав первый номер, стал слушать гудки, мысленно заставляя себя отвлечься от основного дела. Он понимал, что пока не увидит запись, которая осталась на смартфоне, будет только топтаться на одном месте.
Ответил приятный женский голос, слегка взволнованный, но достаточно бодрый. Якушев, представившись, стал задавать вопросы, при этом конспектируя ответы на листе бумаги. После пятнадцатиминутного разговора и записи всех необходимых данных, в том числе не достающих номеров телефонов, Олег приступил к дальнейшему обзвону, и уже через час он занимался сопоставлением собранных первичных данных.
Все пять человек, среди которых были трое парней возрастом от двадцати трех до двадцати пяти лет и две девушки того же возраста, дали примерно одинаковые показания. Они подтверждали время, в которое Елена покинула их компанию, утверждали, что у девушки это был запланированный отъезд и что, она покинула их не в результате ссоры. Одна из девушек перед отъездом взяла слово с Елены, чтобы та отзвонилась ей, как только доберется до дома. Елена звонила, но не из дома, а когда вышла из автобуса, после чего ее телефон уже был недоступен.
Дорога от остановки до дома, со слов друзей Елены, занимала в среднем семь минут. За это время девушка дважды проходила по неосвещенным местам, первый раз, пересекая аллею, и второй раз в арке дома. Там и там была возможность похитить девушку или причинить ей вред. Хотя, если преступники действовали в проходной арке, то они были ограниченны во времени, в отличие от аллеи, где можно было долго оставаться незамеченным, тем более, если жертву сразу же удалось обездвижить.
Олег еще не рассматривал вариант с похищением всерьез, но судя по всем показаниям, следы девушки можно было начать искать в аллее. Он перепроверил все записи и вышел из кабинета. Через полчаса Якушев уже стоял на той самой остановке, где два дня назад, в половине девятого вечера, Елена вышла из пригородного автобуса. Мужчина направился в сторону дома, в котором жила девушка, очень внимательно оглядывая весь путь на наличие мест, где девушку могли подстерегать в темноте.
Как оказалось, аллея в действительности была самым идеальным местом для нападения. В дневное время здесь царил полумрак, припорошенные снегом ветви деревьев закрывали обзор со многих сторон, и в условиях темноты жертва могла остаться здесь один на один с нападающим без какого либо шанса на защиту.
Якушев потратил минут двадцать на поиски хоть каких-то улик или зацепок, он несколько раз прошел то место, где Елена должна была пересечь аллею, подобрал несколько бумажек, осмотрел лавочку, заглянул даже в урну. Затем направился дальше к дому и, пройдя в арке, решил, что и здесь можно было совершить злодеяние, оставшись незамеченным. Не найдя ровным счетом никаких улик, оставалось только постараться найти свидетелей. Олег все еще осматривал выход из арки и сопоставлял расстояние до подъезда, в котором жила Елена, когда появился мужчина в темно-сером зимнем спортивном костюме, поверх которого был надет старый потертый кожаный плащ. Он сильно натянул капюшон на голову, так, что тот почти полностью скрывал лицо, хотя в этот день ветра практически не было. Мужчина в нелепой одежде держал руки в карманах и шел очень быстро. Не поднимая взгляда, он прошел мимо Якушева, после чего исчез за поворотом. Олег какое-то время стоял на месте, глядя ему вслед, после чего решил зайти к Тамаре Васильевне, нужно было задать и ей пару вопросов, показав тем самым, что поиски ее дочери идут полным ходом.

***
Вадим Иванович не нашел на корпусе смартфона никаких следов вирусов. Он провел все необходимые исследования, определив, что аппарат абсолютно чист. После этого он набрал номер телефона своего знакомого работающего над делом двенадцати трупов.
- Привет Владимир, узнали хоть что-нибудь?
- Могу назвать только одну радостную новость, это не чума, хотя симптомы на первый взгляд чертовски схожи.
Вадим посмотрел на смартфон, понимая, что работа была проделана зря, хотя теперь он точно был уверен в том, что все чисто. К тому же он обнаружил половину отпечатка пальца на корпусе.
- Тогда что это?
- Не все так просто. Мы взяли анализ крови со всех тел, самое странное и это вводит меня в заблуждение - состояние этой самой крови. Оно такое, словно все эти люди и не мертвы вовсе.
- Хочешь сказать, что у тел отсутствует трупное окоченение?
- Полностью. При этом нет пульса, но и нет характерных признаков разложения тел. Конечно частичное отмирание кожи присутствует, даже пару ногтей я сегодня нашел отдельно от их хозяев. Но вот клеток на органах, которые должны разрушаться, очень мало.
Вадим на несколько секунд задумался. Странное дело, но где-то он уже слышал что-то подобное. Возможно, читал об этом или уловил из разговора, припомнить пока мужчина точно не мог, вполне возможно, что он просто это себе надумал. Дело было настолько странное, что принять даже косвенное участие в нем, стало бы для Вадима настоящей удачей.
- Чем вызваны темные пятна на теле?
- А это самое странное. Кровь, она имеет странный, легкий оттенок фиолетового цвета. Мне кажется именно это и вызвало пигментацию на коже. К тому же препарат, который был введен всем пострадавшим и является основным компонентом, который приводит к таким результатам.
- Насильственное введение неизвестного препарата? Это яд?
- На данном этапе не могу дать точного ответа. Если и яд, то очень странный с большим количеством побочных эффектов, куда проще было запустить по венам жидкий хлор, чтобы добиться мучительного летального эффекта.
- Держи меня в курсе дела.
- Хорошо, но почему тебе это так интересно? По-моему это просто больной маньяк. Не более того.
- Мне кажется, что я это уже где-то видел.
Вадим Иванович поблагодарил за информацию и, отключив сотовый, вновь посмотрел на смартфон, ровно так же, как и Якушев, питая надежды, что этот гаджет даст ему ответ.
Олег пришел к Вадиму в половине восьмого вечера, вид у него был уставший, лицо осунулось, недосыпание и плохое питание не проходят даром. Вадим угостил Якушева чашкой чая, после чего они оба сели за рабочий стол, и стали изучать смартфон.
- Для тебя есть кое-что интересное, - сказал Вадим и придвинул к Олегу снятый отпечаток пальца.
Увиденное даже немного взбодрило Якушева, но после он решил, что этот отпечаток может принадлежать кому угодно и не обязательно убийце.
- Спасибо вам за проделанную работу, теперь давайте посморим, что там внутри, - сказал Олег и, включив устройство, прильнул к экрану. Вадим Иванович также смотрел, не отрываясь, а когда запустилось единственно записанное на устройстве видео, они оба испытали странное чувство, сравнимое лишь с ощущением таинства посвящения во что-то запретное.

***
На экране была затемненная комната, съемка шла из угла, снизу, видимо с пола, и поэтому немного ломалась перспектива. Некоторые части помещения были непропорциональными, даже крошечные лучики света, пробивающиеся через заклеенные фольгой окна, казалось, не противоречили законам физики. Поначалу комната была абсолютно пустой. Но вскоре появился мужчина в джинсах и светлой рубашке навыпуск. Он, шатаясь, опустился на пол в центре помещения, сложил руки между колен и стал раскачиваться из стороны в сторону, при этом закидывая голову вверх, открывая рот, и, хрипя, словно его глотка была наполнена жидкостью.
Так продолжалось несколько минут, тело как маятник раскачивалось в темноте, а после, мужчина низко склонил голову и замер.
Через пару минут появилась тень за дверью, кто-то прошел мимо.
Еще через пять минут, мужчина словно ожил, он огляделся по сторонам, взгляд замер на смартфоне, и только теперь можно было увидеть темные пятна на лице и шее. Они расползались, поглощая все больше участков здоровой кожи. Мужчина замычал, издавая странные гортанные звуки, словно что-то хотел сказать, но не мог, мелкая дрожь стала быть его тело, он упал на спину и затрясся как эпилептик. Вскоре он замер, вытянув ноги, его руки упали вдоль туловища, а тело чуть приподнялось вверх над полом. Оно провисело в таком состоянии с минуту, после чего упало на место, и мужчина затих.
Олег сглотнул и посмотрел на товарища, во рту у него сильно пересохло.
- Что это было? Левитация?..
Вадим, такой же ошарашенный, откинулся на спинку стула. Вернув взгляд на экран смартфона, где все еще продолжалась видеозапись, транслирующая бездыханное тело человека, он произнес:
- Не знаю. Я много лет работаю с телами людей, но мне никогда не доводилось видеть ничего, что смогло бы заставить меня поверить в сверхъестественное. Практически любое физическое изменение организма можно объяснить со строго научной точки зрения. Об этом написано немало научных книг, поставлено опытов. Но то, что я увидел сейчас, это не поддается никакому объяснению. Человеческое тело на такое не способно.
- С точки зрения традиционной науки, - ответил Олег, поднялся со своего места и начал ходить по комнате.
- Прости, что ты сказал? - удивился Вадим по большей части из-за такой дерзости. Говорить ему о каких-то там сверхспособностях людей, это то же самое, что плевать на всю его работу, проделанную за долгие годы. Мужчина продолжал сверлить Якушева гневным взглядом, полностью отрицая увиденное им на экране. Его разум все еще лихорадочно пытался найти хоть одно объяснение, но так и не мог найти ни одного совпадения из его богатой жизненной практики.
Якушев повернулся к Вадиму Ивановичу и ответил:
- Я хочу сказать, что это не просто смерть или убийство, или еще что-то. Это эксперимент. Самый настоящий эксперимент над человеческим организмом.
Вадим вспомнил телефонный разговор, во время которого ему сказали о том, что в кровь найденных людей был введен какой-то препарат, и если Якушев и не знал этого, то вполне мог догадаться, что это было не заболевание, а заражение, причем предумышленное.
- Мне нужно работать, - сказал Вадим, поднялся и направился к двери, но неожиданно остановился и добавил. – Ты ведешь это дело лишь формально. Скоро оно уйдет из вашей юрисдикции в другие руки. И поверь, не стоит цепляться за него, а этот смартфон лучше уничтожить, до добра он не доведет.
- Ты хочешь сказать, что отрицаешь то, что увидел?
- А что я увидел?
Мужчина развел руки в стороны, он смотрел на Якушева почти в упор, не понимая, чего хочет добиться этот человек. Они явно увидели то, что не должны были увидеть и теперь единственное разумное действие - избавиться от улик и забыть навсегда.
Олег ничего не ответил, он взял смартфон, по которому все еще шла запись, и вышел из комнаты, направляясь быстрым шагом к выходу. Возле выхода он взглянул на экран и остановился, увидев знакомый силуэт, который появился в затемненной комнате. Это был человек в сером спортивном костюме, тот самый, которого он встретил сегодня в арке. Мужчина склонился над телом человека, при этом на записи было отчетливо видно, как он вновь вводит какой-то препарат в бездыханное тело.
Якшев посмотрел на Вадима и сказал:
- Что тебе нужно, чтобы поверить?
Вадим Иванович засунул руки в карманы халата и ответил уверенным тоном:
- Пока я лично не исследую одно из тел, ко мне можешь больше не подходить с этим делом.
Якушев кивнул и вышел на улицу в набирающий силу снегопад.



Максим Долгов

Отредактировано: 10.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться