Эксперимент. Реальность или Отражение

@32@

После шести кафе закрылось на спецобслуживание. Около часа у нас ушло на приготовления, в числе которых была сервировка стола и подача различных блюд. В некоторых местах мы даже развесили яркие, цветные шарики, как, если бы сегодня здесь проходил чей-то день рождения. Однако Тимур Васильевич молчал, загадочно улыбаясь уголками рта. В какой-то момент мне даже показалось, словно он специально создаёт подобную атмосферу – излишнего праздника, добавляя ярких красок, в виде тех или иных деталей.

Когда все наконец было готово и могло смело претендовать на отметку «идеально», Тимур Васильевич дал понять, что на сегодня рабочий день окончен. Однако одного официанта он всё-таки попросил остаться. Им оказался Костя. Но затем Милана что-то шепнула своему боссу на ухо. В тот момент в его глазах промелькнуло странное удивление. Но затем он перевёл взгляд на меня и с привычной отстранённостью, которая так присуща выражению его лица, как если бы он был ледяным королем, отдавшим свое сердце, поменял меня и Костика местами. Очевидно эта стерва припомнила наш утренний диалог и мою лёгкую дерзость. В то время как я уже мечтала о кровати, совершенно позабыв о своей миссии в виде сближения с Ковалевским. День был слишком насыщенным, а потому мои силы уже были на исходе. Однако перечить в первую же неделю – сродни самоубийству. Поэтому с милой улыбкой на губах я коротко кивнула в знак согласия. Повар и бармен тоже не стали исключением.

Ещё раз оглядываю место проведения сегодняшнего банкета. Причём по какому случаю здесь будут гуляния – никто так и не обмолвился. И лишь удостоверившись в том, что все в порядке, отхожу к барной стойке, в ожидании гостей, по приходу которых Тимур Васильевич просил предупредить его.

— Так, как давно ты здесь работаешь?

Я оборачиваюсь, наконец взглянув на Ковалевского, периодические взгляды которого все это время игнорировала. Он достаёт откуда-то снизу бутылку коньяка и ставит на стеклянную полку, где ровным рядом стоят другие – такие же дорогостоящие, переливающиеся в свете маленьких лампочек, бутылки алкоголя.

На долю секунды задумываюсь, припоминая, а затем коротко отвечаю:

— Сегодня четвёртый.

— Удивительно, что я не видел тебя до этого.

Невзначай пожимаю плечами, тут же поясняя:

— Наши смены не совпадали. Никакой загадки.

— Напротив. — Его глаза поблёскивают в полутьме, созданной в зале для большего уюта. — Все слишком неоднозначно.

— Я не маньяк, преследующий жертвы, как ты вполне мог подумать. И не твоя чокнутая поклонница, коих у тебя не сомневаюсь – предостаточно. Всего лишь... — На краткий миг я запинаюсь, под его выжидающим взглядом, — но затем говорю, уверенно заканчивая предложение: — стечение обстоятельств.

И это сущая правда. Ведь наш спор, наш эксперимент – всего лишь стечение времени и обстоятельств, в объектив которых он так неожиданно попал.

— Хм. Стечение обстоятельств, — задумчиво повторяет он, а затем добавляет, глядя на меня: — Забавно, как они вечно складываются...

Я замираю, не в силах пошевелиться. На краткие доли секунд мне снова кажется, что он разгадал меня. Или же начал подозревать. Но в следующую минуту слышится какая-то возня, а затем голоса. Отмираю, чтобы обернуться и посмотреть на вход. Около пяти мужчин заходят в наше кафе. Милана, как всегда – наготове, с широкой, роковой улыбкой встречает гостей.

— Кажется, банкет начинается, — проигнорировав его предыдущие слова, говорю я, не глядя. После чего следую на второй этаж, где располагается кабинет нашего начальника.

На краткие мгновения в душе снова появляются сомнения, смешанные с неразберихой. Но затем я выставляю заслонку, способную отгородить меня от всех этих мыслей и сосредотачиваюсь лишь на шагах, что каждый раз делаю, занося ногу над очередной ступенькой.

 

***

Работать на подобном мероприятии оказывается не так уж и сложно, как я предполагаю в самом начале. По крайне мере меня подзывают не так часто, а потому я успеваю пару раз выпить чашку чая и даже перекусить бутербродами. Ковалевского же, наоборот, друзья Тимура Васильевича взяли в оборот. Он то и дело смешивает какие-то коктейли. Делает мини представления, то поджигая, то охлаждая их, от чего густой, серый дым ползёт по краям столешницы вниз, а затем испаряется.

Чем больше стрелка часов несётся вперёд, музыка становится интенсивнее, резче и куда громче. Думаю, если бы стены кафе не сохраняли некоторой изоляции, люди уже давно бы вызвали полицию.

Смех льётся рекой. Мужчины то и дело подтрунивают друг на другом, заставляя меня каждый раз прятать улыбку за ладонью.

Собравшаяся компания больше напоминает компанию молодежи, бурных студентов, которые только-только поступили на первый курс, от чего так веселы и беззаботны. Однако сколько бы я не наблюдала за этими мужчинами – они явно были старше меня – то и дело подмечала, что Тимур Васильевич хоть и улыбается, временами даже ведёт себя шутливо, однако остаётся в своей привычной таинственности. А ещё, что самый сдержанный в этой компании мужчина, облачённый в чёрный дорогой костюм и имеющий хищный взгляд, то и дело наблюдает за мной.

Первый раз я наткнулась на взгляд серых, колючих глаз, когда только подошла. Тогда в зале ещё царила относительная тишина. Каждый выбирал еду из меню, изредка советуясь и переговариваясь. Я подняла взгляд, когда забирала кожаные книжки и наткнулась на него. Однако мужчина тут же переключился на своего друга. В тот момент я ещё подумала, что это случайность. Ведь все мы так или иначе кидаем неоднозначные взгляды друг на друга. И причиной тому бывает элементарная скука, банальный интерес или же рефлекс. Но затем это случилось снова, когда я подавала и расставляла на столе приготовленные блюда. Только на этот раз он не стал отводить его. Вместо этого едва склонил голову набок, словно улучшал обзор, и исследовал мое лицо.

Все последующие разы я старалась просто не обращать на странного гостя внимания. Чтобы лишний раз не провоцировать его и не накручивать своё и без того шальное воображение.



Мэй Кин

Отредактировано: 02.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться