Эксперимент. Реальность или Отражение

@33@

Передернув плечами, я собираюсь выйти за дверь. В какой-то момент на задворках сознания даже проносится: «А ты боялась, глупенькая». Однако, когда мои пальца касаются прохладного металла, а одна нога выходит за порог кабинета, меня резко утягивают назад, проворно обвив руки вокруг моей талии.

— Куда же ты?.. — Он прижимает меня спиной к своей груди, а затем склоняется к лицу. Так близко, что я могу почувствовать его дыхание на своей щеке и отчётливый запах алкоголя, от чего меня тут же передёргивает, и я кривлюсь.

Мерзость!

— Отпустите!

— Да брось. Я сомневаюсь, что у тебя толпы поклонников.

Его хохот, кажется, вибрирует у меня в ухе, а затем эхом проносится в голове.

Брыкаюсь, чтобы вырваться из этих удушающих объятий, но он крепко удерживает меня, сцепив руки на моем животе в замок.

— Тогда тем более, что ВАМ нужно от меня, раз я такая...непривлекательная, — заканчиваю, подбирая более-менее подходящее слово. Хотя в данной ситуации этот мужчина конкретно унизил мою самооценку. Точнее самооценку Вики, указав на внешность и то, что с такими данными вряд ли кто-либо клюнет.

Прекрасно! Допустим! Но.

Какого черта тогда он сам пристает ко мне?! Потому что, как еще по-другому назвать его поведение, я не знаю!

— Скажем так, — Он делает небольшую паузу, за время которой я снова дёргаюсь. Однако вместо желанной свободы, он неожиданно разворачивает меня, впившись в мои плечи пальцами, и глядя в лицо, по-прежнему удерживая, произносит: — Есть в тебе что-то такое, что притягивает. Ты…просто её копия. Я и сам не пойму, как такое возможно...

Он хмыкает. 

Озноб медленно охватывает мое тело. Теперь мне по-настоящему страшно. И, казалось бы, внизу предостаточно людей. Однако на то, чтобы поиздеваться над человеком – времени потребуется не так уж и много.

— Последний раз повторяю – отпустите! Не то...

— Не то, что? — резко обрывает меня. Мерзкая ухмылка, сочащаяся превосходством, заставляет сердце прерывисто биться.

Плотно сжимаю губы, сдерживая злость. В данном случае, она может только навредить мне. Поэтому уже в следующую секунду с холодным спокойствием говорю:

— Не то я закричу.

Его глаза странным образом сверкают. Они, словно не живые, смотрят сквозь меня, как если бы я была отголоском воспоминания. Улыбка появляется на тонких, очерченных губах. Он насмешливо покачивает головой, словно возражает маленькому ребёнку, но при этом не может не умилиться:

— Сомневаюсь, — только и всего произносит он, а затем его губы накрывают мои.

Быстро. Жестко. Совершенно несдержанно.

Все происходит так неожиданно, что я охаю, чем даю мужчине доступ для дальнейших действий. 

В какой-то момент он замирает на доли секунд, кажется задержав дыхание. Но паника охватывает меня с головой, словно огромная лавина, сошедшая прямиком из кратера вулкана. А из-за появившегося страха, сковывающего по рукам и ногам, я толком не могу пошевелиться.

Его руки начинают беззастенчиво лапать мою задницу. Подниматься выше, касаясь бёдер, а затем и...

Он не успевает. Едва его пальцы ползут выше, я дёргаюсь, как припадочная. Но эта сволочь только усмехается.

— Так я и думал. Бунтарка. Люблю таких.

Я выкручиваю руки, только бы изловчиться и наконец освободиться от его хватки. Но в следующий момент он поднимает меня, отрывая от пола, и усаживает на стол. Нетерпеливо спускает лямки от моей майки, а затем и вовсе задирает юбку. Так, что мои глаза округляются.

— Да пошёл ты к черту! Пусти! — Ору я, когда его рука тянется к пряжке ремня. Размахиваюсь и со всей силы царапаю его щеку.

— Сумасшедшая, — усмехается он, кажется, совершенно не чувствуя боли. Однако я вижу, как две тонкие царапины от ногтей наливаются кровью. — Уверен, ты передумаешь, когда я...

Договорить он не так и не успевает. Потому что в следующий момент его резко отдёргивают назад, от чего я хватаю ртом воздух. Ощущение, словно сдерживаемые мной слёзы – вот-вот задушат.

— Уверен, тебе понравится мой хук справа! — до меня доходит знакомый голос, в котором так и плещутся нотки ярости.

Смаргиваю непрошенные слёзы, и вижу, как Ковалевский заносит кулак.

Удар. Слышится хруст. Кровь, словно маленький ручеёк, стекает из носа на белоснежную рубашку.

— Твою мать! Урод! Ты, кажется, сломал мне нос!

— Это малое, что я мог! — саркастично произносит парень, а затем переводит взгляд на меня.

Я по-прежнему сижу на столе, боясь лишний раз пошевелиться. Уверена, видок у меня сейчас отвратный, не говоря уже о внутреннем состоянии. Но ничего не могу с собой поделать. Просто глупо моргаю, даже не пытаясь привести себя в порядок.

Меня же только что чуть не изнасиловали!..

— Эй, сверчок, ты, как?..

Ковалевский оказывается рядом, заглядывая в мои глаза.

Я сглатывая, пытаясь удержать вновь подступающие слёзы. Однако не успеваю ответить, когда мы слышим ледяной голос:

— Что здесь происходит?

Одновременно переводим взгляд на застывшего в проёме босса. Истерика отступает на второй план. И на место ей приходит самая настоящая паника.

«Сейчас он всех нас уволит!» — проносится в мыслях.

Затем: «А, если он напишет заявление в полицию?!»

И третье: «Нам крышка!»

Внутренний голос, чтобы я не говорила, не желал затыкаться, подкидывая все новые и новые идеи того, что сейчас будет. Что будет с нами!

«И Ковалевского ведь втянула!» — мысленно плачу в голос, понимая плачевность сложившейся ситуации.

Кто нам вообще поверит? Даже не так. Кому поверят? Нам? Тем, кто здесь не так давно. Молодёжь, вечно совершающая безрассудные поступки и частые ошибки. Или он? Мужчина, что, кажется, является некой шишкой в строительном бизнесе (если судить по обрывкам их разговоров). Друг того, кто владеет данным заведением.

Черта с два!..

Боже! Боже! Боже!

Паника вконец берет вверх над моим разумом. Я подскакиваю с места, спешно поправляю лямки на майке и задравшуюся юбку, оголяющую бёдра.



Мэй Кин

Отредактировано: 02.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться