Эксперимент. Реальность или Отражение

@44@

Все бы ничего. Казалось бы победа за мной! Ведь друзья Ковалевского меня приняли. В том числе и девчонки. Хотя за это время я уже не раз услышала от этой компашки: «Ты странная», «И впрямь чудачка», «По-моему такая девушка и нужна Ковалевскому», «Мы подружимся», «Дай пять, детка!» и все в таком духе. Карина в ауте и большую часть времени зависает в телефоне, местами поглядывая на нас исподлобья. Но… Якобы мой парень ведёт себя странно.

Моя персональная нечисть то и дело не сводит с меня своих дьявольских глаз. Иногда его взгляд задумчивый. Иногда обжигающий. Иногда хмурый. А иногда пустой, словно он находится в иной реальности. И хотя он прекрасно все это время играл свою роль, как и я, чувство напряжения между нами с тех пор, как я вклинилась в общую беседу, местами позабыв о том, что все это – фарс, не исчезает.

Я думаю об этом все то время, что парни обсуждают какие-то гонки, которые состоятся через несколько дней. Но мои размышления прерывает голос Эллы. Однако биты настолько оглушающие, что я толком не могу разобрать её слов. Тогда девушка смеётся, встаёт со своего места и подходит к нам.

— Позволишь украсть твою девушку? — Она обращается к Ковалевскому, но при этом лукаво поглядывает на меня.

— Смотря на сколько и куда, — тем временем выдаёт Ковалевский, усмехнувшись уголками губ.

— Он не против, — говорю прежде, чем этот парень ещё что-нибудь придумает. С него станется. А затем поднимаюсь с насиженного места. Правда не успеваю толком шагнуть вперёд – он хватает меня за руку.

Мы встречаемся взглядами. И в этот момент я, кажется, могу задохнуться. Настолько его взгляд проникает в душу.

Ей богу, если бы мы были знакомы дольше, я бы подумала, что это признание в чувствах. Может быть в любви, а может быть и нет, но в явной симпатии и начале чего-то большего…

«Снова ты фантазируешь, Алиса!» — упрекает меня внутренний голос, и я мысленно одёргиваю себя.

— Не переживай. Ничего с твоей девушкой не случится. Мы всего лишь немного расслабимся и потанцуем, — смеётся Элла и хватает меня за другую руку, утягивая за собой следом.

Ковалевский, словно нехотя, отпускает меня. И я улыбаюсь ему, чувствуя, как быстро в этот момент бьется мое сердце. А затем разворачиваюсь, поспевая за девушкой, спешно спускаясь по лестнице, навстречу горящим огням, светящемуся танцполу, а также диджею, что не перестаёт подогревать публику громкими и горячими треками, наравне с различными конкурсами.

Стоит нам оказаться в гудящей толпе, я теряюсь в водовороте музыки. Если оглядеться по сторонам, то можно заметить, как люди вокруг погружаться в собственную нирвану. Думаю, в эти мгновения у каждого в голове собственная мелодия, ритм –ведущие в замысловатый транс.

Невозможно насытиться этими ощущения простора и свободы, когда тело поддаётся нотам и, кажется, парит, не особо задумываюсь над движениями.

Мы быстро вливаемся в общую массу, и я забываю о происходящем наверху веселье. Я совершенно не думаю о том, что в этот момент Демидова вполне может соблазнять моего парня. Поправочка. Моего лже-парня. И вместо этого полностью погружаюсь в царящую атмосферу яркого хаоса и безумия.

Песня за песней. Движения за движениями. Ноги, стертые до изнеможения. Гул голосов, подпевающих знакомым песням.

Мы смеёмся, и Элла машет руками.

Я недоумевающе вздёргивая бровями, пытаясь расслышать, что она пытается сказать мне. Но вместо этого девушка снова смеётся, тяжело дыша. Затем останавливается, хватает меня за руку и тянет за собой, уверенно направляясь к бару.

— Умираю, как хочу пить! — кричит, перекрикивая музыку. И на этот раз я её слышу.

Мы подходим к деревянной стойке, украшенной яркой неоновой подсветкой. Молодой парень, с руками, полностью забитыми татуировками, тут же оказывается возле нас.

Элла делает заказ, перечисляя названия различных напитков, из которых я узнаю лишь «кровавая мэри». А затем разворачивается ко мне, широко улыбаясь.

— Ты прикольная, — в который раз произносит девушка и лукаво щурится. — И думаю, что совсем скоро ваша игра станет реальностью. — Пухлые, нежно-розоватые губы растягиваются в обворожительной улыбке, из-за которой на её лице тут же появляются две очаровательные ямочки.

Растеряно хлопаю глазами, когда грудь тяжело опадает, из-за бесконечных танцев.

— Ты…Что… То есть…

— Не парься! Не училась бы я на психолога, то не знала бы столько тонкостей в проявлении человеческих чувств и эмоций. Сейчас я все больше читаю людей, как открытые книги. И знаешь, глядя на тебя, мне на ум часто проходит слово «предел».

Я хмурюсь, пожевывая губу. Но затем тяжело вздыхаю. Нет смысла отпираться. Не с этой девушкой. Не теперь.

— Все так плохо?.. — говорю, не особо понимаю на какой именно вопрос хочу получить ответ.

— Предел – не всегда означает конец. В каком смысле ты не подразумевала это значение. Иногда «предел» – это начало освобождения, — с загадочной улыбкой на губах, произносит девушка. Но прежде чем я успеваю что-либо сказать, она протягивает мне стопку с голубой жидкостью, на дне которой виднеется нечто желтое и тягучее.

— Пей.

С сомнением смотрю на стопку.

— Не дрейф! Ничего запрещённого или же смертоносного. Всего лишь алкоголь с добавлением сиропа. Иногда расслабиться и отпустить поводья бывает очень полезно.

— А ты точно психолог?

— Да, а что? — Она заинтересованно склоняет голову набок.

— Просто говоришь, как самый настоящий философ, — усмехаюсь я, а затем, не глядя, опрокидываю в себя стопку с ярким наполнением.

Обжигающий холод с толикой перчинки – едва пощипывает во рту. А затем на кончике языка появляется привкус ананаса и чего-то ещё, что идеально балансирует с остальными составляющими.

Втягиваю носом воздух и перевожу взгляд на свою новую знакомую.

— За любовь! — произносит Элла, подняв вверх бокал с янтарной жидкостью, кубиками льда и фруктами, томящимися внутри.

— За любовь! — весело парирую я, хватаясь за вторую стопку.



Мэй Кин

Отредактировано: 02.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться