Эксперимент. Реальность или Отражение

@48@

Дима

Когда я срываюсь с места, то первым моим желанием становится развернуться и вернуться к ней. К девушке, чьи слёзы заставляли мое сердце обливаться кровью. К девушке, чей изумрудный взгляд поражал в самое сердце. К девушке, чьи губы с остервенелым безумием так манят меня. К девушке…чьё сердце отсчитывало удары едино с моим.

Однако затем я снова возвращаюсь в реальность, которая оглушает похлеще удара под дых. В реальность, где эта самая девушка не больше чем играла. Играла с моими чувствами, играла с моим сердцем…

«Постановка. Ложь. Игра» — эти слова то и дело вертятся в моей голове.

Если бы не инсетинкты и идеально отточенные навыки вождения, я бы канул в первую попавшуюся канаву, растеряв контроль. Однако некие его крупицы по-прежнему остаются со мной. Поэтому рефлекторно я крепко сжимаю руками руль, цепляясь пальцами за холодный металл. Словно он сможет придать мне сил.

Я соврал.

Тоже соврал, когда сказал, что в итоге выиграл именно я.

Черта с два!

Ведь я…

Я влюбился.

До чего же противно и в то же время смешно.

Влюбиться в человека, который всего лишь дергал за ниточки и постоянно носил различные маски.

Разве это не идиотизм?

Он самый.

Но, как быть с удушающим чувством в груди? Как вернуть былую свободу, дарующую пустоту?

Вечность в промозглой тьме – без боли, без страхов, без чувств…

Или вечность в безумном водовороте, что, заставляет почувствовать жизнь, бороться за каждое мгновение, которое отныне становится чудом. Ты наконец понимаешь её вкус в полной мере. Но в агонии, боли, в безумных буйствах красок, что каждый день имеют различные оттенки.

Сумел бы я снова вернуться к привычной обыденности? Нет. Даже не так. Хотел бы я снова оказаться в этой пустоте и, словно механическая кукла, делать все по привычке, как по заложенной программе. Существовать просто потому, что так надо?

Мотаю головой, чувствуя тяжесть шлема. Впервые за столько лет он давит, словно огромная плита наседает сверху, заставляя склониться и пасть к земле.

Когда я возвращаюсь домой, то первым делом собираю вещи. У меня не никакого желания лишний раз сталкиваться с ней. И, честно говоря, я подумываю о том, чтобы забрать документы и сегодня же вылететь первым рейсом в Нью-Джерси. Правда после вспоминаю лицо матери. Вспоминаю обещанные деньги. И понимаю, что не могу бросить все на пол пути. Даже если мне это чертовски не нравится. Даже если мне хочется кричать в голос и крушить все вокруг себя.

Когда я наконец разобрался, что к чему, то сначала не поверил своим ушам. Ведь она не могла. Эта девушка… Я мог допустить мысль, что она с причудами и ведёт некую двойную жизнь. Возможно так я пытался придумать ей оправдания, не желая принимать действительность, не желая мириться с ней. Однако когда Шторм поведал мне коротко о том, что знает, я понял – это бессмыслица. Ведь это была не просто игра. Это была сознательная игра, с намеченным планом и изначальной целью. Не говоря о том, что я казался втянут в неё не случайно.

Двум подружкам просто захотелось веселья…

Я не спрашивал откуда Шторм все это знает. Но я знаю наверняка, что он всегда проверяет информацию, которой владеет. Всегда.

Поэтому сомнений на этот счёт у меня больше не возникало. Тогда и возник маленький план по раскрытию этой бестии. Только вот…в тот момент, когда мои губы коснулись её, сердце так и норовило выпрыгнуть из груди.

Не выдержав наплыва мыслей, я бью кулаком по столешнице. Однако на ней остаётся лишь небольшая вмятина, в отличии от моей руки, которая просто пылает адским пламенем.

Шикнув, сую руку под кран с холодной водой, а затем смачиваю полотенцем. После чего подхватываю рюкзак с необходимыми вещами и наконец покидаю это место.

Желание поскорее отсюда убраться пульсирует в висках.

«Убраться, пока она не вернулась» — то и дело проносится в голове. 

Через несколько минут я оказываюсь в холле первого этажа. Спешно прощаюсь с консьержем и, попутно оглядываясь, выхожу на улицу.

На телефон приходит смс. Ответ от Игоря, которому я не так давно написал.

«Нет проблем. Приезжай»

Отлично.

Кажется, теперь у меня есть новое место жительства. По крайне мере на первое время.

Я выключаю телефон, которым обзавёлся ещё вчера, а затем сажусь на байк. Рюкзак удобно покоится за плечами. Я завожу мотор и срываюсь с места, попутно замечая, как с другой стороны подъезжает такси. А затем…

Затем из него выходит она.

На этом я отворачиваюсь и сосредотачиваюсь на дороге, стараясь стереть из памяти взгляд, полный затаившихся слез. Взгляд, полный отчаяния и…

Неважно.

Это конец.

Финишная прямая…

 

***

Когда я приезжаю на квартиру Шторма, то первым делом прошу его ни о чем не спрашивать. Хотя он итак прекрасно понимает в чем дело. Поэтому я безумно благодарен ему, когда он показывает мне мою комнату и говорит: «Чувствуй себя как дома».

Сначала я кидаю сумку на пол. Затем падаю на кровать и несколько минут смотрю в потолок. Просто рассматриваю идеально ровные слои краски, местами поблёскивающие в лучах закатного солнца. А затем переворачиваюсь набок. Солнце уже скрылось за горизонтом. И яркий закат непроизвольно напоминает мне о поцелуе на склоне.

Гадская память!

И почему, черт возьми, у нас просто нет кнопки, как на компьютере: «delete»?! Нажал и просто удалил то, что тебе больше не нужно. То, что ты навсегда хочешь забыть и просто стереть, чтобы не занимать лишнего места.

Когда я дохожу до точки кипения, то хватаю полотенце любезно предоставленное Игорем и следую в ванную.

Холодная, обжигающая вода быстро приводит меня в чувства. Притупляет сознание и местами заставляет переместить фокус на чувство дискомфорта и онемения в пальцах. Но, по-моему, это куда лучше, чем постоянно прокручивать в голове моменты с человеком, который оказался очередной фальшивкой.



Мэй Кин

Отредактировано: 02.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться