Экзамен по Английскому

Размер шрифта: - +

Экзамен по Английскому

Когда, в одиннадцатом классе школы, пришло время выбирать экзамен, мне долго думать не пришлось. Я даже не удосужился ознакомиться со всем списком предлагаемых предметов. Там есть английский? Значит я сдаю его. В целом я перебивался с троек на четвёрки. Двойки в дневнике, и даже в табеле, были нормальным делом, а навык держать родителей в неведении был отполирован до блеска. В ход шли поддельные дневники, потерянные дневники, вырванные страницы, вставленные страницы и фальшивые отметки. Ты, преподаватель, в сердцах при всех написал в дневник пламенное замечание красной ручкой? И ты надеешься, что мои родители вечером это прочитают? Ха! Наивный.

 

Порой приходилось проходить через пламя шпионских страстей, дабы избежать домашнего возмездия. А если не удавалось ухитриться и ненавистная двойка таки проникала в дом и попадала родителям на глаза, было два варианта развития событий: хороший и плохой. Всё зависело от настроения бати. В хорошем расположении духа он просто заставлял меня снимать трусы и бил ремнём по жопе. Даже будучи взрослым шестнадцатилетним подростком, я регулярно проходил через подобную экзекуцию. Это было унизительно и реально больно, но быстро. И это действительно был хороший вариант по сравнению с тем, что могло произойти, когда батя был зол. В свирепом состоянии мой родитель разминался ударами дневником по лицу. Ремень в таких случаях не использовался. Это было долго. Зачем лазить в шкаф, если руки под рукой. К ударам ладонями и скрученным дневником по лицу у меня, за долгие годы детства, выработался стойкий иммунитет. Вот к чему я так и не привык - так это к крику. Не могла моя юная психика совладать со свирепой мордой, которая орёт мне в лицо: "Андрюша, ты дыбил!". Приходилось, скукоживаясь от газлайта, выслушивать все мрачные фантазии папы о том, что меня никто никогда на работу не возьмёт. А если я куда-то случайно и устроюсь - меня тут же уволят, когда поймут, что я дебил. Короче говоря мой дом был пороховой бочкой, а двойки искрами. И я изо всех сил старался держать искры подальше от дома.

 

Лучиком света в этом тёмном царстве был английский язык. С искалеченной психикой я мало с кем дружил и, в основном, смотрел телевизор, утопая в художественных фильмах. В девяностые годы почти все американские фильмы крутились с синхронным переводом, когда хорошо было слышно и оригинальную английскую речь и русский текст переводчика. И вот так вот я днями напролёт вслушивался во все эти речевые обороты и крылатые выражения. Я уже не мог уследить что и откуда я знаю. Выдавая очередной перл на уроке по иностранному языку, я иногда мог вспомнить кто в каком фильме и в какой ситуации это говорил, а иногда не мог. И на вопрос учительницы: "Откуда ты знаешь это выражение?", я всё чаще отвечал: "Из какого-то фильма. Точно не помню". Восхищение в глазах преподавателя помогло мне поверить в себя. Что, возможно, я не такой уж и дебил, как кричит вечерами мой батя. Я полюбил этот предмет и почти всегда сидел с поднятой рукой. Это превратилось в мою отдушину и любимую игру. Однажды я получил за один урок сразу две пятёрки. Это породило во мне спортивный интерес и я начал ставить рекорды. Если я умудрился получить две пятёрки, может быть удастся получить три? Учительница поддержала мою игру. Я явно был её любимчиком и она давала мне шанс. Подыгрывала в меру. Без лести и перегибов. Но всегда, когда класс застревал в каком-то упражнении, вызывала меня и, в случае правильного ответа, ставила мне очередную пятёрку. Однажды я унёс домой шесть отличных оценок за один урок. Шесть сочных красных, любимых циферок, красиво выведенных через запятую и изящная роспись учительницы в конце. Кайф.

 

Однажды посреди урока в кабинет вошла незнакомая женщина, подошла к преподавателю и шепнула что-то на ушко. Это была крайне непривычная сцена и весь класс замер в ожидании. Учительница назвала моё имя и обе женщины внимательно вцепились в меня оценивающим взглядом. А затем и все одноклассники. Я встал и замер, не зная чего ожидать. Затем последовал вопрос на английском языке. До сих пор его помню. "Какую книгу ты прочитал в последнее время?". В школьные годы я пожирал фантастические романы и частенько носил с собой одну из книг. У меня под кроватью их было бесконечное количество. До сих пор не знаю откуда у родителей была такая обширная библиотека. При мне они не купили ни одной книги. Я напрягся и выдал оригинальное название английского романа Герберта Уэллса. "И о чём этот роман?" - спросила учительница и в полной тишине всё окружающее внимание аудитории снова вцепилось в меня. Я почувствовал увесистую ответственность этого момента и постарался на пике своих лингвистических способностей передать как можно больше деталей фабулы этого произведения. Рассказал о том, как главный герой сначала познакомился с добрыми существами, которые жили на поверхности планеты и питались вкусными фруктами. Как этими фруктами были завалены все их столы. Но со временем герою пришлось познакомиться и с неблагоприятной стороной данного общества. А именно.. с мерзкими подземными жителями. Закончив свой рассказ я внимательно вцепился глазами в двух женщин и теперь была моя очередь ожидать чего-то интересного. Но увы. С ребёнком церемониться не стали. Женщины ещё разок перешепнулись и гостья урока молча покинула помещение, а занятие продолжилось как ни в чём не бывало. Я просто сел, будто необычного действа и не было вовсе. Единственной наградой за моё выступление был отзыв соседа по парте Горденко Алексея. "Ну, Бабич, ты даёшь". Спасибо, Лёха. Хоть ты меня тогда поддержал.

 

А вскоре мне сообщили, что я буду участвовать в олимпиаде. И в паре ещё с одной девочкой Тамарой мы блистали как могли, борясь за честь нашей школы №28. Когда результаты стали известны, мне, при всём классе, сообщили, что благодаря моим знаниям, наша школа вышла на новый уровень и заняла тринадцатое место в городе. При том, что на предыдущей олимпиаде мы были под номером 54. Меня распирало от гордости и я был уверен, что так будет всегда. И я понятия не имел, что совсем скоро ситуация перевернётся вверх дном.



Андрей Бабич

Отредактировано: 29.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться