Экзорцист

Размер шрифта: - +

Глава 9

 

Когда Стен вновь открыл глаза, было светло. Он так внезапно очнулся, что тут же вскочил на кровати, поспешно понимая, что слабость совсем исчезла.

− Эй, тихо ты, − как и в прошлый раз рядом раздался голос Ричарда. − Аккуратно, а то отключишься как тогда, после разговора с врачом.

Стенет обернулся, чтобы взглянуть на собеседника. Он ожидал бесовских глаз и любой опасности, но рядом был только юноша с книгой. Ричард просто читал, устроившись на горе подушек. Цепи все еще держали его руки, и ничто не говорило о том, что их ломали или мистическим образом сбрасывали.

− Как тебя зовут? − спросил Стенет, хмурясь.

− Ричард. Я же представлялся. Тебе что, хуже стало?

− Нет, но... У тебя ведь есть другое имя, демоническое. Как тебя зовут как демона?

Ричард рассмеялся.

− Батенька, ты что? Откуда я знаю? Не помню я ничего кроме своей жизни в теле человека. Ричард я.

− Но ты же знаешь язык темных, ты поешь песни теней...

Мальчишка пожал плечами.

− Когда я научусь понимать, что делаю, то обязательно расскажу об этом служителям ордена.

Стен замер. Не было похоже, что мальчишка сейчас врет или играет с ним, он явно ничего не понимал и даже испытывал неловкость от подобных вопросов.

− Погоди, после ухода Сморта мы с тобой не говорили?

− Нет, ты сразу уснул и спал почти весь день.

Стен сел на постели, не чувствуя ни малейшей слабости, размял правое плечо, ожидая легкой боли, но ничего кроме напряжения мышц не почувствовал. Это его удивило. Он вновь посмотрел на Ричарда, который спокойно продолжил читать, и все же решил его потревожить, задав собственный вопрос из столь реалистичного сна:

− Я, наверно, чего-то не понимаю, но разве темных держат на цепи?

Ричард посмотрел на него поверх страниц книги, затем все же отложил свое чтение и усмехнулся:

− А вдруг Тьма заразна? Возьму покусаю вас, и вы тоже станете как я, а?

Стен понял всю свою бестактность, однако не представлял, как подобное можно спросить деликатно, оттого просто извинился, уверенно встал и вышел. Ему просто хотелось как можно быстрее покинуть это место.

Казенное одеяние госпиталя никогда не казалось ему удобным, а палаты не вызывали ничего, кроме тоски. Оттого он даже в юности спешил сбежать из этих стен, как бы ни были тяжелы его раны. В постели его могла удержать лишь неспособность долго стоять на ногах, но это был совершенно другой случай, теперь он был в полном порядке, потому, в очередной раз подписав бумаги о своей несвоевременной выписке, облачился в потрепанную в бою сутану и покинул госпиталь.

Больше всего на свете он хотел бы просто поехать домой, но должен был задержаться. Похороны епископа были назначены на завтра, и он считал, что должен быть на них, более того, было совершенно очевидно, что скоро состоится и собрание экзорцистов. Новый епископ должен быть избран, и он обязан присутствовать на этом собрании как глава восточной епархии. Он понимал это, но совершенно не думал ни о покойном, ни о том, что кто-то должен был занять его место. Все эти мысли отступали на второй план. Всё перекрывал бесконечный поток неуместных воспоминаний.

Артэм, которого Стенет поспешил забрать из приюта, никак не мог понять состояние отца и только наблюдал странные метания. То Стенет что-то рассказывал, то вдруг внезапно умолкал и уже не слышал сына. Он невольно ломал пальцы и то и дело касался фляги, но тут же откладывал ее в сторону, пока и вовсе не вышвырнул из окна. Его даже не волновало, что этот уникальный предмет принадлежал когда-то его отцу, а рисунок на ней был сделан его дедом. Все это было неважно в потоке противоречивых эмоций и мыслей.

Маленький Артэм видел, что с его отцом что-то происходит, и все же решился спросить:

− Ты в порядке, папа?

От голоса сына Стенет вздрогнул и даже осмотрелся. Они по-прежнему были в той самой комнате, где остановились накануне. Да, он забрал сына, но гулять с ним по городу отказался, сославшись на слабость. Он действительно чувствовал себя дурно и не был уверен, что ему не станет хуже где-нибудь в городе, но боялся не слабости, а своего безумия, а теперь, глядя на взволнованного мальчика, понимал, что уже ведет себя как безумец, нервно расхаживая по комнате.

− Может тебе не стоило уходить из госпиталя так рано? − спросил мальчик, наслышанный о подвиге отца. − Кто знает, сколько сил ты потратил...

Стен вздохнул. Действительно, никто не мог знать, сколько сил он потратил за годы бесконечной борьбы с самим собой. Он просто сел на край стола и продолжил смотреть на мальчика.

− Сынок, бой в часовне едва ли виновен в моем состоянии.

Мальчик явно его не понял, но, окончательно отложив в сторону книгу, был готов слушать отца, а Стен не боялся быть по-своему четным с сыном.

− Помнишь, мы говорили о том, что в каждом человеке идет борьба с Тьмой? Сейчас я на грани поражения в этой битве.

Артэм непонимающе моргнул.



Александр Верт

Отредактировано: 20.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться