Экзорцист на службе у дьявола.

Размер шрифта: - +

Глава 7

Для того, чтобы попасть в деревню Малые Бережцы, нужно было переплавляться на пароме, который ходил три раза в день. После утомительной поездки (большую часть которой Ярослав проспал в неудобной позе) парни сидели на берегу реки, ожидая переправы.

Небольшая водомерка скользнула по поверхности воды, рассекая отражение зеленой кроны ивы. Все замерло, застыло и не хотело в такой знойный день подавать признаков жизни. Летнее марево жаркого дня создавало рябую завесу, поднимающуюся от земли. Хотелось протереть глаза и убедиться, что невесомая дымка реальна. Пожухлая вытоптанная трава, не гармонировала с буйной растительностью камыша и выделялась на поверхности ландшафта, как чернильная клякса на девственно-белом листе. Солнце стояло в зените и поблескивало лучами на зеркальной глади реки.

Экзорцист поднял с земли плоский камешек и резким движением кисти отправил его в полет. Камень ударился о поверхность реки и по инерции проскакал, словно лягушка, еще несколько раз. Студент нахмурился, ему никогда не удавался этот трюк. Предательский камешек всегда, громко бултыхнувшись, быстро уходил на дно как...камень. Где-то неподалеку в кустах раздалось веселое кваканье. Ему вторил хор с другого берега.

Ярослав достал старенький мобильник из кармана и попытался связаться с дядей, дабы убедиться, что тот без проблем добрался до дома. Но на том конце, приятный женский голос сообщил ему, что такого номера у данного оператора не существует. Опешив, парень еще три раза повторил манипуляцию, ссылаясь на плохую связь за городом, но каждый раз натыкался на бездушную, надоевшую фразу.

Димитрий исподтишка молча наблюдал за провальными попытками студента и только тихонько качал головой. Его безумно порывало отвесить нерадивому пацану затрещину и с видом строгого наставника сказать: «Я же тебе говорил». Но, видя и так никуда не годное состояние парня, экзорцист из последних сил сдерживал в себе воспитательные порывы. Мужчина чувствовал, что на данный момент студенту не хватает именно друга, которого он так тщательно пытается найти в его лице. Сейчас нравоучения он пропустит мимо ушей, даже пытаться не стоит. Но в его душе творился сумбур: что же он испытывает по отношению к парню? Какие эмоции отголоском отзываются в его душе, когда этот юнец смотрит на него восхищенными глазами? Димитрий сразу почувствовал непреодолимое желание взять студента под свою опеку. Он заметил, что в хрупком теле юноши творится настоящий переворот: его разрывают на части долг и любовь. Точно: он походил на щуплого слепого котенка, которого силой вытолкнули из уютной материнской коробки и заставили ступить в трудную жизнь. Он был к этому не готов, совсем не готов, и Димитрий понимал это. Значит, котенок? А что, ему очень подходит...

«Неужели этот напыщенный индюк оказался прав? Неужели я своим скудоумием привел Еву прямо в лапы демону? Не может быть! Так какого же черта я тут сижу, когда моя девушка в опасности, совсем одна?»

Ярослав резко подорвался с места и бросился бежать, куда глаза глядят. Он бросил Димитрия, оставив его одного на безмятежном берегу. Разрываясь между двух огней - любовью и долгом, он выбрал то, что казалось ему правильным. Да, экзорцист его за такое по головке не погладит, но он должен был прийти на помощь любимой, даже если он и безбожно опоздает с подмогой. Его изнутри снедало чувство тревоги и стыда. Он не знал, какое из них больше давило на грудь, заставляя сердце биться чаще.

Ярослав представлял себе ужасные картины из возможного будущего: вот, склонившись над хрупким, почти невесомым телом девушки, мерзкий рогатый тип вгрызается в ее белоснежную кожу зубами и рвет на куски. Студент не знал, как на самом деле выглядит Круэль, но представлял его себе именно так, по старым сказкам, по бабушкиным рассказам и русскому фольклору: страшный, волосатый, с копытами вместо ног.

Он не разбирал дороги, просто несся по узкой тропинке, сбивая с ног зазевавшихся прохожих. Он понимал, что просить экзорциста вернуться в город бесполезно, но чувство тревоги давило на грудь тяжким грузом. Ярослав петлял по сельской местности, сворачивая в один темный проулок за другим, пробегая мимо обшарпанных деревянных домов, высоких железных заборов и лающих цепных псов, пока у него не сбилось дыхание. Тяжело дыша, студент прислонился спиной к дереву и огляделся: река неподвижно застыла в нескольких метрах, черная «Нива» выглядывала из кустов малинника, и экзорцист весело махал ему рукой с берега. Он вернулся туда, откуда начал.

Внутри все перевернулось и на миг замерло. Ярослав больше не находился здесь, среди листвы ив и размеренного стрекота цикад. Он перенесся в свою спальню, сел рядом со спящей любимой на краешек кровати и, чуть дыша, прикоснулся губами к ее виску. Он шептал ей на ухо слова поддержки, говорил, что больше никогда не оставит ее одну и будет защищать до последнего вздоха. Парень умолял вселенную донести его мысли до любимой, чтобы она не чувствовала себя одинокой, борясь с неравной демонической силой. Его неловкую медитацию прервал грубый голос экзорциста:

- Эй, парень, если ты продолжишь в том же духе, то глядишь, и мышцы появятся! А-то, вон, тощий какой! – Димитрий оглядел студента с головы до пят и, закинув в рот сигарету, вальяжно растянулся на земле.

- Нам срочно нужно вернуться в город! – Ярослав подбежал к мужчине и из последних сил упал перед ним на колени. Он готов был рухнуть перед ним ниц, склонив голову к земле, лишь бы мужчина только послушал его отчаянные мольбы и не стал спорить.

- С какого, собственно... дерева ты рухнул, раз делаешь такое заявление? – экзорцист лениво потянулся и повернулся задом к Ярославу, наглядно показывая, что он думает обо всей этой задумке.

- Ева там совсем одна! Я...я виноват! Да, я признаю это! Я был не прав по отношению к вам, мне нужно было прислушаться, но я, как последний эгоист, пропустил ваши наставления мимо ушей, и теперь из-за меня страдает любимая!



Anna Stolz

Отредактировано: 18.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться