Экзорцист. Печать Контракта.

Размер шрифта: - +

Глава VI (Часть 3)

 

- Наши дела в этом городе окончены, – взглянул на неё Михаэль. - Что же вы собираетесь делать дальше?

Вернувшись в собор, Мария сразу направилась в спальню. Странное чувство слабости не покидало её, хотелось лечь спать, но ожидание предстоящего сновидения пугало, не позволяя отдохнуть. Усевшись на край кровати, девушка устало смотрела в окно, не зная, что же теперь делать. Мысли хороводом кружились в голове, создавая сплошной бессмысленный гул. Сейчас ей было необходимо найти ответы на вопросы, без которых становилось слишком сложно идти дальше, но на это уже совершенно не осталось сил. Практически каждый её день заканчивался так же, как и предыдущий. Вместе с наступлением темноты приходили невыносимая усталость и изнеможённость. Охота за охотой, погоня за погоней. Скрывались они, скрывались от них – теперь вся её жизнь только из этого и состояла.

- Как же я устала…

- Ты молодец. Сделала всё правильно и теперь можешь как следует отдохнуть.

Но его похвала оказалась полностью проигнорирована. Мария ничего не слышала и не замечала происходящего вокруг.

«Ты был прав. С самого начала прав. И теперь я наконец-то смогла понять то, о чем ты мне говорил, из-за чего злился и чего так не желал допустить. Теперь я ощутила на себе всё то, чего ты не хотел допустить. Моя душа словно раскололась надвое: одна часть следует зову отмщения, жаждет крови и смерти, а вторая стремится к покою. Желает остановиться, забыть обо всём том, что её мучает и пожирает. Хочет найти мир рядом с…ним…» - произнести имя рыцаря стало для неё непосильной ношей. Сжав ворот рубашки, она согнулась, словно усмиряя все те бури, что начали в ней зарождаться.

- Позвольте взглянуть на вашу кисть, – аккуратно взял её за дрожащее запястье, осматривая изгрызенную руку. – Несколько мышц разорвано, но это не страшно. Главное, что она не успела вам их отгрызть. И как вы только смогли удерживать Ригард? Ладно, подождите немного, я схожу за водой и повязками.

После их возвращения святой отец распорядился отослать Рене в другую комнату, что во всей этой ситуации стало настоящим подарком для Михаэля. Видя, что происходит с его госпожой, он прекрасно понимал, что на все зародившиеся в ней вопросы Мария сама должна найти ответы. А потому, делая вид, что ничего не произошло, он оставил её одну, спокойно направившись на кухню за водой.

- Как там наша девочка? – спросил сидящий за столом монах. – Когда вы вернулись, она практически вся была в крови. Я уже было подумал, что её серьёзно ранили, но Франциско меня успокоил. А что скажешь ты?

- Она просто переутомилась, ведь ей пришлось много чего испытать за последние дни, но не переживайте, она справится.

- И от этого становится еще больней. Мария всё держит в себе, подавляет, не позволяя терзающим её чувствам выходить наружу. А это именно то, что убивает нас изнутри. Ей нужен друг. Кто-то, кто бы смог освободить от всех этих оков.

- То, что нас не убивает, делает сильней. Это неподдельная истина, поэтому не бойтесь. Боль делает Марию сильней. Друзья способны поддержать, иногда даже спасти, но в нашем ремесле они непозволительная роскошь. Она справится и без них.

- Какая интересная улыбка. Словно тебя это радует.

- Ну что вы, вовсе нет. Если ещё не поняли, то я всегда так улыбаюсь, – продолжил Михаэль в том же беззаботном духе, не давая монаху возможности зацепиться.

- Насчёт того, что друзья для нас роскошь, это правда. В моей жизни на самом деле их уже давным-давно нет. Остались только компаньоны, соперники и враги. А последних так вообще пруд пруди, – печально усмехнулся Хавьер. – Но я уже стар, и мне всё равно, к тому же со мною рядом Франциско, а вот Марию мне жаль. Такая молодая девушка должна была прожить совсем другую жизнь.

- Возможно, что она просто не принадлежит ко всем тем, кто способен прожить свою жизнь обычным способом. Мария особенная, одна на миллион, – отвернувшись от монаха, Михаэль не позволил ему увидеть самодовольную улыбку, которую он никак не мог скрыть. – Нет, миллиард. Тогда я даже и не подозревал об этом, но сейчас совсем не жалею, что не поступил с ней иначе.

- О чём это ты?

- Кто знает, а теперь простите, мне нужно как следует позаботиться о Марии.

Зайдя в спальню, Михаэль застал её всё в том же положении. Присев рядом, он стал аккуратно смывать кровь с её обезображенной ладони, стараясь не причинять лишнюю боль, прекрасно зная, как сильно та будет от неё страдать. Вот только казалось, что Мария ничего не чувствует. Словно кукла, она податливо далась ему в руки, позволяя позаботиться о своих ранах.

- Извините, но тут вам уже никак не обойтись без моей крови. Просто так мышцы не срастить.

Впервые держа ее за руку спустя столько времени, Михаэль вспомнил, какая же она тонкая и лёгкая. Такая маленькая и беззащитная. Сейчас, когда его госпожа мысленно находилась где-то далеко, не сопротивляясь его помощи и прикосновениям, он задумался о том, откуда же в ней столько сил, чтобы продолжать свой путь. Что же ею движет? Чувство мести? Оно, конечно, сильно, но ему всё же казалось, что есть что-то еще. То, что движет Марией, куда могущественней, чем простая месть.

- Готово, – ловко спрятав конец повязки, Михаэль встал, чтобы вынести воду. – Вы? – зашедший в комнату монах немного обескуражил его. – Я думал, вы ушли спать.

- Понял, что не смогу уснуть, пока не удостоверюсь в том, что с Марией всё хорошо.

- Ну тогда, пожалуйста.

 «Рубашка порвана, но не настолько, чтобы он смог увидеть печать», - бросив беглый взгляд на её спину и убедившись, что Хавьер не сможет ничего увидеть, он вышел, оставляя их наедине.

- Как ты? – подошел монах, присаживаясь рядом. - Не обижайся, конечно, но мне совсем не нравится то, как ты выглядишь. Мария, ты, словно…



Джулия Тард

Отредактировано: 21.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться