Экзорцист. Печать Контракта.

Размер шрифта: - +

Глава XIII (Часть 6)

 

- Не понимаю – если всё шло по-твоему, почему же ты тогда ушла раньше времени?

- Из-за священников, – вмешался Михаэль. – Чем сильнее демон, тем сложнее ему находиться вблизи всего святого. Потому-то она и сторонилась компании Хавьера, а когда мы прибыли в монастырь, и вовсе не могла к нам приблизиться. От всего этого Лилит ослабла и уже не могла так же легко, как и раньше, влиять на меня, а в те дни, что мы были в дороге, с лихвой навёрстывала упущенное. Появление в Берне оказалось для неё куда тяжелее предыдущего. Относительно фанатичный в своей вере Филипп стал настоящей проблемой для её пребывания вблизи нас.

- Да, так и было, – согласилась женщина, стараясь оставаться невозмутимо спокойной. - Вот уж и не думала, что вы то и дело будете шляться по всем церквям, какие только появятся на пути. Но кое-что ты всё-таки упустил Михаэль. Я не так проста, как вам может показаться, и влияла не только на тебя и ваш путь. Ответь, Мария, тебе понравились сны о Франциско? Я очень постаралась, создавая эту чудную картинку.

- Так же как постаралась вселить безумие в разум Филиппа, заставляя убить её?

- Михаэль, ну нельзя же вот так вот беспардонно всё портить. Я ведь сама хотела до этого дойти, – мило улыбнулась, запрокидывая голову. – Это было так забавно! Наблюдать за тем, как этого святошу разрывали противоречия: «Убить её? Нет, это грех! Но я не могу позволить ей жить, она ведь уже не человек! Она чудовище!» - расхохоталась, словно маленькая девочка.

- Мы тебе не игрушки, а живые люди.

- Да брось, Мария. Все мы игрушки в чьих-то руках и не можем быть до конца свободными. Я играла вами, ты – кем-то другим, но есть и те, кто вполне способен сыграть мною. Это жизнь, девочка, так что пора бы уже привыкнуть ко всей её несправедливости.

- Михаэль, - не обращая на Лилит внимания, обратилась к нему Мария, – здесь же церковь, и Филипп по-прежнему с нами. Так почему же тогда она так свободно чувствует себя здесь? Неужели из-за разлома?

- Правильно, – усмехнулся Андрас. - А почему именно Мон-Сен-Мишель стал местом разлома, знаешь?

- Потому что эта церковь была построена нашим Повелителем, – снова вмешался её фамильяр. – Благодаря чему этот остров и способен существовать по обе стороны наших миров.

- Ну вот, ты снова мне всё испортил, а ведь я сама хотела об этом рассказать. Пусть это церковь, пусть здесь распятия, пусть святая вода, а священник искренне молится, но она наш храм, и этим уже всё сказано. Это место пропитано нами, пропитано Им, что уже не под силу изменить простому человеку. И здесь вы всё равно что в темнице.

- Госпожа, - подошел Андрас. – позвольте приступить к девчонке.

- Не стоит так спешить. Они уже никуда не денутся. Прежде я хочу потолковать с этим отступником, – поднявшись, Лилит подошла к Михаэлю, опускаясь на колено, и медленно раскрыла ладонь, в которой появилась рукоять искривлённого ножа. - Пусть нанесённые раны и не будут смертельны, но боль имеет куда большую прелесть нежели смерть. Верно, мой дорогой? – резким ударом рассекла ему щеку, – хотелось бы мне попробовать её на вкус, но лучше я попробую тебя.

- Не смей отворачиваться! - ухватила Нега Марию за волосы, заставляя наблюдать за тем как, Лилит провела языком по шее её фамильяра, отчего того забила дрожь озноба.

Он безуспешно отвёл лицо, пытаясь отстраниться от неё, но Лилит даже и не подумала прекращать свою пытку. Напряженные скулы и тяжелое дыхание не скрывали того, с каким усилием ему удаётся держать себя в руках.

- Ну же, не стоит сопротивляться. Ты ведь хочешь меня. Никто не способен сопротивляться этим желаниям, – её рука неторопливо скользнула вверх, расстегивая Михаэлю дублет. – Взгляни на меня, разве я не прекрасна?

- Жаль только, что эта изумительная красота не способна затмить твоей изуродованной сущности.

- Какой грубый. Придётся наказать тебя за это.

Неспособная ни отвернуться, ни чем-либо помочь, Мария могла лишь беспомощно наблюдать за тем, как Лилит неторопливо разрывает чёрную ткань, как впившись ногтями ему в плечо, опускается всё ниже и ниже, маняще водя пальцами по его груди и животу. В карих глазах тлела тень испытываемой муки, Михаэль крепко сжимал кулаки, совершая очередную попытку подавить вспыхнувшее внутри пламя, но Лилит не позволяла этого. Она прильнула губами к его шее, слегка укусила, а затем провела по ней кончиком языка. Её маленькая рука дотронулась до его губ, погладила по щеке, поднялась к виску, а после проскользнула по затылку, крепко сжимая волосы. После чего спустилась к ключице и, впиваясь в плоть ногтями, неторопливо пробежала по груди до самого низа живота. Лилит прижалась к его рту жадным поцелуем, требовательно пробегая языком по губам.

- Довольно сопротивляться, Михаэль, – прошептала на ухо горячим дыханием. – Ей не суждено оценить то, как ты страдаешь. А ведь я могу прекратить всё это. Только согласись оставить её.

- Отказываюсь.

- Как глупо, – поднялась, удаляясь от него. – Андрас, она твоя.

Растягивая самодовольную улыбку, демон положил Марии на голову руку:

- Пришло время вспомнить всё.

От этого в ушах резко зазвенело, так пронизывающе, что показалось, будто барабанные перепонки не выдержат и лопнут. Но как только звон стих, она увидела, что лежит на окровавленном полу в той самой ненавистной комнате. В её ногах пылает огонь, стоит резкий запах палёной шерсти, и эта тень встала прямо напротив неё:

- Сдавайся, девочка, сейчас ты слишком никчёмна, чтобы даже попытаться восстать против той участи, что уготовила тебе жизнь. И никогда не сможешь, если продолжишь оставаться столь благочестивой, чтобы не запятнать свои руки чужой кровью. Так как поступишь? Согласишься проклясть саму себя, чтобы стать сильней?



Джулия Тард

Отредактировано: 21.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться