Экзорцист. Печать Контракта.

Размер шрифта: - +

Глава V (Часть 6)

 

* * *

Зайдя по просьбе монаха в соборную читальню, Мария застала своего фамильяра в компании священника. Уплетая серую овсянку, он так непринуждённо беседовал с отцом Паскалем, словно те были знакомы уже не одно десятилетие.

- Приятного аппетита, братец, - присела напротив, не сводя глаз с практически пустой тарелки.

- Спасибо, - несмотря на, казалось бы, откровенный игнор, Михаэль сразу обратил на внимание на то, как сосредоточенно Мария смотрит на поднесённую к его рту ложку.

Что ж, может, его контрактором и была маленькая девочка, но отнюдь не глупая. Ведь как бы сильно Михаэль не пытался сделать вид, что с ним ничего не происходит, а она всё равно вполне отчётливо ощущала какую-то необъяснимую опасность, напоминая ему своенравную кошку с непревзойдённым инстинктом самосохранения.

- Время ужинать, ты будешь?

- Нет, – отвернулась к дверям Мария, терпеливо дожидалась своих компаньонов.

- Михаэль, если ты всё ещё голоден, то я могу принести ещё каши, – улыбнулся отец Паскаль.

- Большое спасибо, но мне и одной миски достаточно.

- Хорошо, – всё ещё не сводил с него священник тошнотворно-умиляющегося взгляда. - Просто видя с каким аппетитом ты ешь, я решил что ещё одна не помешает.

- Не думал, что это заметно, - слегка напрягся Михаэль, облизывая губы. – В любом случае думаю, от вашего предложения не откажутся все остальные.

- А вот я в этом уже не уверен, - расстроено выдохнул мужчина. - И если насчёт Франциско я спокоен, то касательно Хавьера, очень сомневаюсь, что ему на самом деле пришлась по вкусу наша пища.

- Такой уж он, наш монах, - насмешливо развела руки Мария, прекрасно понимая всё о чём говорит священник.

- Какой такой? – послышался его голос со стороны приоткрытой двери, в которой уже через секунду появился и сам Хавьер

- Прожорливый, – без малейших укоров совести ответила Мария, смиряя его дружелюбным взглядом.

- Как жестоко, мой дорогой мальчик.

- Что поделаешь, правда всегда жестока, старик, - усмехнулся Франциско, присаживаясь около Марии.

- И ты туда же? – притворно оскорбился монах, смотря на него сквозь опущенные веки. - Смотрю, за моей спиной зарождается заговор.

- Ничуть. Просто ты слишком привык к бесконечным интригам, вот они тебе и мерещатся повсюду.

- Возможно, и так. И всё же, - покачал он пальцами перед племянником и Марией, – смотрите у меня.

Не сдержавшись, девушка засмеялась, понимающе взглянув на улыбнувшегося рыцаря. Замечание монаха, пусть и неуместно, но достаточно точно отразило тонкую нить их сближения. Безразлично смотря на счастливое лицо своей госпожи, Михаэль отодвинул от себя пустую миску, поблагодарив отца Паскаля за угощение.

Мария так ничего и не узнала о том, что случилось в приюте, но если мальчишка проболтается, то она наверняка выкинет какую-нибудь глупость, в очередной раз доставляя ему хлопоты. И потому сейчас, чем меньше он обращает на себя внимание, тем больше вероятность, что она не начнёт надоедать ненужными вопросами.

- Сегодня нас ждёт тяжелая ночь, – начал монах, как только священник вышел. – Так что пока есть время, нужно всё как можно детальней продумать.

- О чём это вы? – взглянул на него Михаэль.

- Ах да, совсем забыл, что из-за случая в приюте мы так и не рассказали тебе о наших планах. Сегодня днём было решено, что мы больше не станем тратить время на определение её сущности, а сразу же начнём облаву.

- И кто же из вас принял такое решение? – поинтересовался мужчина, уже и сам прекрасно понимая, что за этой затеей без малого стоит его «дорогая» госпожа.

- Предложение поступило от меня, - честно призналась Мария, смотря на него без тени сомнения, - но все остальные его поддержали.

- Вот значит как. Чего и следовало ожидать, - встав, быстро обойдя стол, Михаэль подошел к ней и, крепко схватив за локоть, поволок прочь.

Увиденное настолько ошеломило Франциско, что тот уже дёрнулся, чтобы перехватить Марию, ведь подобное обращение с женщиной оставляло желать лучшего, но массивная рука Хавьера опустилась тому на плечо, не позволяя сдвинуться с места.

- Не нужно. Сейчас они сами должны во всём разобраться.

- Понимаю, вот только она… он так сильно схватил её…

- Ничего, - посмотрел в сторону закрытой двери. - Думаю, что в жизни нашей девочки было куда больше боли, а потому эту Мария уж точно вытерпит. Лучше ответь мне, почему ты не воспользовался сегодняшней возможностью и вместо того, чтобы с ней поговорить о том, что ты чувствуешь, начал бессмысленный разговор обо мне?!

- А ты-то откуда об этом знаешь?

- Догадался, – сыронизировал монах. – Услышал то, как эмоционально ты говорил о Генрихе, когда должен был о себе.

- Это бесполезно, старик, - откинулся Франциско на спинку массивного стула, складывая на груди руки. - У неё уже есть Михаэль, так что мне нет места в её жизни.

- Надо же, а ты всё же признал, что влюбился! А я-то думал, что ещё долго будешь отрицать очевидное.

- Хватит, я ведь ничего об этом не говорил. И совсем я не влюблён, просто…

- Она тебе сестру напоминает, верно?

- Верно.

- С ума сойти. Ты ведь уже такой взрослый, а ведёшь себя прямо как мальчишка. Между ними ничего нет! Михаэль не относится к ней как к женщине, с таким же успехом он бы вел себя с мужчиной. Для него эта девчонка просто компаньон, служба с которым – истинная честь, и только. Ведь если все те рассказы, которые мы о них слышали, правда, то и мне самому было бы крайне интересно побыть подле них чуток подольше. Он служит ей так же, как ты мне. Восхищается и гордится, но, кроме этого, больше ничего нет. Ну а Мария, раз уж на то пошло, принимает его помощь так, словно уже не может поступить иначе, но если бы на его месте оказался кто-то другой, ты, к примеру, то её отношение было бы совсем другим, - хитро прищурился монах. - Неужели не заметил, какой она становится, когда ты рядом? Если не веришь, то спроси у Михаэля, не думаю, что он соврёт. Рядом с тобой она меняется, и это именно то, что стало беспокоить её хладнокровного компаньона, – пояснил, увидев возникший в глазах Франциско вопрос. – Когда Мария столь спокойна, счастлива и беззаботна, то теряет не только бдительность, но и желание сражаться. То есть перестаёт быть для него такой особенной. Михаэлю нравится её хладнокровие, решительность и сила, а потому он считает, что из-за тебя его госпожа теряет для него всю прелесть воина, становится уязвимой. Хотя как по мне, то он прав, когда наша девочка проводит своё время с каждым из вас по очереди, то просто невообразимо меняется. Вас тянет друг к другу, потому что вы желаете от этой жизни одного и того же. Только с ней, той, которая прошла тот же путь и испытала те же чувства, ты сможешь обрести своё счастье. С тобой Мария становится простой девушкой, и думаю, что ей очень даже по душе такое превращение, вот только она его боится. Боится, что ты возродишь в ней желание жить обычной жизнью, оставишь постоянные охоты и облавы, что уже стали смыслом жизни.



Джулия Тард

Отредактировано: 21.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться