Экзорцистка Его Величества

Размер шрифта: - +

Глава 2. Кот, и Дела

Солнечные падали на бумагу и книги, освещая половину кабинета. Лёгкое поскрябывание пера нарушало абсолютную тишину помещения ровно так же, как и эти часы-"ходики" над дверью, которые недавно пробили полдень. 

Она не любила документы и прочую работу с бумажками. Не любила сидеть на месте или ждать, когда за неё выполнят указ. Она не любила быть герцогиней, но именно это от неё и требовалось, пока она здесь. Только из-за своей крови, из-за наследственности она вынуждена просиживать часами в этом дурацком кабинете за бумажной волокитой, лишь изредка прерываясь ради приёма пищи или походом в уборную.

Аннет вздохнула, ставя точку в очередном документе. Пока отца нет, ей нужно разобраться со всем этим. Надо показать этому грубому мужчине, не способному на чувства, что она тоже может быть полезной. 

С такими мыслями Анна хотела приняться за следующий лист, но шум за дверями помешал ей сосредоточиться на деле. Шум приближался, крики за стенами комнаты стали громче, а когда двери распахнулись, впуская орущего то ли от испуга, то ли от восторга рыжего "хозяина" и разгневанную черноволосую служанку с метлой в руках, тишина окончательно испарилась из помещения, заполненном запахом старых книг и пыли.

   — Мерзкий кот! Госпожа, он опять порвал занавески! Усмирите Вы это животное, иначе я его кастрирую.

Луиза не впервые была в такой ярости, но больше всего её выбешивало то, как вел себя этот рыжий нахал. Он как будто насмехался над ней, раздирая тонкую ткань тех темно-фиолетовых штор в зале. А сейчас он и вовсе довольно щурил свои серые глазки, сидя возле герцогини.

   — Насколько сильны повреждения? — спокойно, но со вздохом, спросила Анна, прикрывая глаза рукой. Её и саму иногда подбешивало поведение "хозяина".

   — Практически вся занавеска разодрана когтями этого...

   — Ясно, — кивнув каким-то своим мыслям, девушка посмотрела на служанку. — Закажи новую такую же. Зашить не пытайтесь. А кот получит по заслугам, — у нашкодившего виновника ситуации шерсть дыбом встала от ледяного взгляда на своей спине.

   — Как прикажете, — Луиза поклонилась, выходя из кабинета. 

   — Ну и что это такое? — недовольно спросила светловолосая, стоило стихнуть шагам снаружи. Кот посмотрел на неё невинно, тут же спрыгивая со стола. — Тебе доставляют удовольствие мои мучения с хозяйством? Поверь, ты не делаешь лучше.

   — Опять ты за своё, госпожа. Мне просто было скучно, — на диване уже сидел красноволосый Акура. — А твоя слуга так мило злится.

   — Если ещё раз такое повторится, я позволю ей выполнить её угрозу, — нахмурилась Рейнхарт. — Акура, ты не должен создавать мне неприятности.

   — Ой-ой, как страшно, — нахально усмехнулся парень. — Как будто твоя Кьери может мне что-то сделать, — он обошел стол и встал позади неё. Анна вернулась к разглядыванию документа, посчитав не нужным продолжение дальнейшего разговора с этим хамом. — Но больше всего мне нравится, когда злишься ты.

Парень прошептал это ей на ухо, но реакции не увидел. Госпожа оставалась холодна, как айсберг. Акура вздохнул, оглядываясь помещение.

Стены в привычном серо-черном цвете, пыльные шкафы со старыми и древними, как сама страна, книгами, паутина в углах на потолке, старая люстра на ржавой цепочке (того и гляди отвалится), письменный стол, за которым сейчас сидела Аннет, заваленный всякими ненужными, по его мнению, бумажками. Ах да, была лишь одна вещь, заинтересовавшая красноволосого.

   — Надо же, ты так и не решилась вскрыть письмо от Его Величества, — крутя в руках конверт с гербом короля, ухмыльнулся Акура. Анна скосила взгляд на него, тут же возвращаясь назад к работе. — Боишься получить новый приказ?

   — Акура, ты прекрасно знаешь, как я отношусь к подобной работе, — выдохнула устало девушка. 

   — Значит, действительно боишься, — сделал вывод, будто не слыша реплики госпожи, он. — Всегда восхищался красотой его герба. Такой величественный, гордый и прекрасный, как страна, — протянул задумчиво парень, касаясь когтистыми пальцами печати — первая буква имени короля Англии, а на фоне роза, увивающая шипами края буквы. — Но цвет отвратителен. Кровавый, похожий на остатки тел погибших в этой стране. Цвет эгоизма королевства.

Анна молча выслушивала мнение Акуры, зная, что таких моментов, когда он чётко высказывает свою позицию, мало, но они случаются. Такой Акура — задумчивый, но от этого не растерявший своей наглости и хамства, появлялся перед ней редко и ненадолго.

   — Хочешь-не хочешь, а распаковать и прочитать новый приказ все равно придётся. Ну или мы можем сбежать... — юноша заговорщески подмигнул "хозяйке", а та закатила глаза, отбирая у него письмо.

Сглотнув, Анна вскрыла конверт и достала листочек бумаги. Аккуратный почерк короля уже не удивлял, а слова, как всегда, серьёзные и твёрдые, заставляющие воспроизводить голос Его Величества в голове.

Письмо было упаковано назад и сожжено с лёгкой руки госпожи Рейнхарт. Акура уже видел эти движения тонких пальчиков, способных мигом нажать на курок револьвера или играть на пианино. Запах сожженной бумаги не задержался надолго в кабинете, практически сразу же выветриваясь в предварительно открытое окно.

   — Акура, мы выдвигаемся во дворец сразу же после обеда, так что готовься, — твёрдо приказала Аннет, идя к выходу из комнаты. 

Обернувшись, увидела только кота, идущего за ней. Усмехнувшись, герцогиня пошла к Луизе. Нужно было пообедать пораньше, чтобы выехать в самое ближайшее время.



Ксения Лиар

Отредактировано: 05.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться