Эль и Карамель

Глава 2.2.

– Может, он заколдованный человек? – предположила шёпотом Ася.

– Возможно, – нахмурился Эль.

Хомяк вернулся из подсобки, волоча за собой тряпку. В неё была замотана бутылка моющего средства.

– Он, что, собирается мыть посуду? – уточнила Ася, прочитав этикетку.

Хомяк обернулся. Ася забыла про шёпот. Эль насторожился. Кристина охнула. Не прошло и мгновения, а зверёк, изображая каратиста, напал на следователей.

– О-бал-деть… – только и смогла вымолвить Карамелина, отодвигаясь от воинственного хомяка.

Эль забубнил, завертел руками, и хомяк замер. На секунду. Кристина подхватила зверька, и все вместе покинули здание.

– Он что-то знает, – уверенно заявили Эль и Кристина в два голоса. Асе стало обидно, потому что она совершенно ничего не понимала. Более того, поверить в то, что бывший случайным образом оказался в больнице-скорой-морге, не удавалось совсем. Ася в принципе мало верила в совпадения, а в такие не поверил бы и самый фатальный фаталист. Эль точно следил за ней. И Карамелину сей факт оскорблял до глубины души. Неужели Эль ни чуточки, ни крошечки ей не доверял? Но обида обидой, а любопытство-то сильнее, поэтому, заев чувство несправедливости карамельными крошками, Ася отперла дверь ключом. Эль, Кристина и хомяк вошли. Последний выглядел воинственно, хотя и озирался по сторонам с нескрываемым интересом.

– Мы тебя отпустим, – сказал Эль, – но ты обещай не сбегать, договорились?

Хомяк молчал. Вопрос повторился. Мохнатый кивнул. Эль тоже кивнул. Кристине. Та приготовилась. Ася тоже решила что-то предпринять и, на всякий случай, сбегала на кухню. Вернулась с огромной кастрюлей – самой большой в доме. Бабушка варила в ней картошечку по праздникам. Особенную: с приправами и зеленью, в сливочном соусе. Все гости обожали этот картофель, а сама Ася неоднократно пыталась повторить кулинарный шедевр. Сначала не получалось. У бабушки картошечка была кусочками и таяла во рту, у внучки походила на пюре, а вместе с соусом, вообще, на кашу. Но Ася отличалась упорным характером, поэтому с каждой попыткой приближалась к оригиналу.

Кристина осторожно спустила хомяка на диван. Проныра тут же спрыгнул на пол и рванул к двери. Путь к отступлению отрезал Эль, сказав непечатное, но магическое. Зверька оттолкнуло в обратную сторону. Хомяк не растерялся и ловко забрался под диван. Пока двое шарили руками, Ася тихонечко встала с боку дивана, и когда хомяк, выскочил, ошалело вертя маленькими глазками, накрыла его кастрюлей.

Кристина поднялась с пола и смотрела с восхищением, Эль с долей растерянности. Хомяк, наверняка, испытывал отнюдь не добрые чувства и сверлил её взглядом, поскольку бил по стенкам. С чувством. И Ася видела, как те медленно рыжеют. Удивляться уже не было сил.

– Опять магия? – спросила Карамелина.

Эль кивнул. Едва заметная улыбка возникла на его губах.

– Кастрюля, – сказал он, будто это сразу всё объясняло.

– Похоже, волшебная, – добавила Кристина.

 – Ну, конечно, – Ася уже нервно сосала новый леденец. – Кто бы сомневался…

– Зубы испортишь, – критично заметил Эль.

– Зубы не нервы, – ответила Ася.

Эль хотел поспорить, но тут из-под кастрюли донёсся тоненький голосок:

– Хорошо-хорошо! Я всё рассказу! Только выпустите меня! Жа-а-арко!

Троица переглянулась. Ася дёрнулась вперёд и подняла кастрюлю.

Хомяк прыгал на месте, стряхивая искры с передних лапок. Асе даже стало жаль беднягу. Всё же кем он ни был, а не заслуживал сгореть заживо. Наклонилась, протянула руку, приветливо улыбнулась.

– Он может быть врагом! – закричал Эль.

– Он перепуган! – ответила в том же тоне.

– Хомяки кусаются, – осторожно напомнила Кристина.

– Но я всего лишь напуган, – сказал зверёк.

Приветливая улыбка одному, хмурый взгляд остальным, и Карамелина, ощущая себя спасительницей всех животных на планете, приняла сторону потерпевшего. Прижала хомяка к себе и проворковала:

 – Не бойся, пушистик. Никто тебя не обидит. Ты только расскажи всё, что знаешь.

– Я… А, что, я? Я… ничего, – отвернулся зверёк. – Я мыл пол, потом посуду собирался, а тут вы. Схватили, поволокли куда-то. Напугали. – Повернулся к Асе. – Ты, добрая, может, отпустишь меня и всё? Мне рассказывать-то нечего. Я же… это… ничего не знаю.

– Врёшь! – разозлился Эль. – Сейчас я заклинание произнесу, и ты чуток попаришься. Как в бане. Почти. Только будет очень горячо. Сидение под кастрюлей покажется курортом, поверь. Я же устрою настоящую каторгу. Не знаю, как там в Аду, но здесь станет адски жарко.

– По-моему ты перегибаешь, – нахмурилась Карамелина.

– По-моему ты мешаешь, – парировал бывший. – Обратился к зверьку. – Добрая не поможет, хомяк. Я здесь главный.

– С какого перепугу? – поинтересовалась Ася.

– Карамелина, молчи, – процедил сквозь зубы.

– Но главная здесь я!

– Судя по всему главный здесь хомяк, – вмешалась Кристина.

Бывшие мысленно убили друг друга, воскресили, чтобы снова убить и замолчали. Инициатива перешла к Кристине.



Анастасия Дока

Отредактировано: 30.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться