Эль и Карамель

Глава 3.5.

А Лёша с Андреем бодрствовали. Они шли на очередное убийство.

Лёша понимал для того, чтобы брат ему доверился, чтобы спасти его, придётся пойти на жертвы. С тяжёлым вздохом он вошёл в квартиру второй ведьмы.

Луна заполнила собой треть неба, магия смертью разлилась по воздуху. Её особый гнилостный запах тяжёлыми парами осел на лёгких. Запершило в горле. Алексей тихо кашлянул в кулак, с опаской глядя на безмятежно спящую женщину.

Ведьма не открыла глаз, не шелохнулась.

«Пони» собрался с мыслями и начал шептать заклинание. Он уже почти закончил, когда ведьма начала ворочаться. Не везло ему в такие моменты. Каждый раз приходилось в спешке принимать чужой облик. В этот раз он использовал внешность первой жертвы.

Ведьма из пятого поколения распахнула ресницы. Густо накрашенные, не знавшие понятия «смывка макияжа», они встрепенулись, осознав, что рядом кто-то посторонний. Рука потянулась к свече – излюбленному ведьмовскому атрибуту и тут же замерла.

– Спасите… – умоляюще зашептал убийца, – спасите. За мной охота.

И пока ведьма спросонья соображала, что вообще происходит, Лёша завершил своё страшное дело.

Туман обволок помещение. Луна окрасилась алым. Лёша покинул квартиру с помощью портала и вынырнул в доме Андрея.

– Молодец, братец, – разулыбался Пончиков. – Ты принёс то, что нужно?

Алексей молча протянул выдранный клок волос. Сила умершей ведьмы перешла в тонкие рыжие пряди. Андрей спустился в подвал и бережно с любовью и трепетом опустил их в глиняную чашу, засыпал пеплом собственных родителей. Хранил его как раз для этого случая. Затем вернулся в гостиную и как ни в чём не бывало пожелал брату спокойной ночи.

Лёша с трудом заснул, ближе к утру. Перед самым рассветом ему явилась Мада. Она бежала к нему и просила остановиться, измениться, забыться.

Просила остаться с ней.

Он открыл глаза с чувством невероятной боли.

Болело сердце.

Неохотно вышел на кухню, где уже довольный и выспавшийся старший брат жарил яичницу.

– Сегодня последние приготовления, ночью убийство, а дальше я стану самым великим в мире. – Поправился, увидев кислую мину «Пони» и похлопал того по плечу. – Мы, братец. Конечно, мы станем. Мы вдвоём.

***

Эль проснулся позже всех – набирался сил перед трудным делом. За столом обнаружил всех, кроме Аси. Борцы со злом наслаждались сытным завтраком, плавно переходящим в обед. Он состоял из пюре и сосисок, овощного салата и сырных бутербродов.

Свою девушку Эль нашёл в комнате. К его удивлению и скрытому восторгу, Ася штудировала магический алфавит. Хвалить не стал, боялся перехвалить. Улыбнулся, подошёл, осторожно обнял:

– Давай помогу. Я знаю, как непросто освоить магию, если в неё слабо веришь.

– Да я уже во всё верю, – вздохнула Ася. Её глаза были грустными прегрустными.

– Тогда что такое? Боишься? Не бойся. Я рядом. Я тебя в обиду не дам. К тому же у тебя есть бабушкина татуировка. Я уверен, она тоже тебя защищает.

– Конечно, я боюсь! До чёртиков! Но речь не о том, Эль! Я… я волнуюсь, а, вдруг, не оправдаю надежд бабушки? Вдруг, апокалипсис наступит?

– Справимся, любимая. Первую волну Ачха пережили и вторую переживём. Вспомни, какая за нами стоит сила. Опытная Алиса, способная видеть некоторые события, две сестры, владеющие, если не магией, то очарованием; две боевые старушки, повидавшие много и всякого; хомяк. Да один он отлично отвлечёт братьев, а там уж я ударю магией. Всё будет хорошо. Ты у меня умница – буквы уже знаешь, какие-то слова сплетаешь. Сплетаешь же?

– Фигня, – вновь вздохнула Ася. – Только оно у меня выходит.

– Фигня… – повторил Эль. – А что? Тоже неплохо! Это не «Гори синим пламенем», «Исчезни в прахе веков» или что-то из разряда мощных заклинаний, но и оно сгодится. Эффект неожиданности. А, Асенька? По-моему, у нас все шансы на победу!

Карамелина грустно улыбнулась. Эль взял её лицо в ладони и долго смотрел на ту, кто принёс ему столько боли и в разы больше счастья. Никто бы не смог ответить, как так вышло. Два сердца будто в миг потянулись друг к другу и слились в одно вслед за душами, телами. Губами.

Они не заметили, как рука Аси засветилась: татуировка ожила. Клавдия Семёновна, наблюдая с небес, выдохнула с облегчением. Всё, хотя и не так быстро, не так ловко, но шло по плану.

***

Весь день готовились. Морально и физически. Никаких ссор, склок, споров. На какое-то время – Алиса назвала его смутным – наступил покой и благодать.

– Как на кладбище, – вздохнула Агафья, когда в полном молчании собирались на место последнего убийства.

– Сплюнь, – заворчала Серафима. – Сплюнь, сплюнь и помолчи. Видишь! Молодёжь настраивается.

А молодёжь не настраивалась, молодёжь скрыто нервничала. У каждого были свои опасения. Алиса не испытывала полной уверенности в том, что сможет, хотя и после долгих тренировок – ещё до смерти Клавдии Семёновны – правильно нащупать связь с нужной ведьмой. Всё-таки думать и представлять – это одно, а на деле ей было страшно. Страшно не оправдать надежд своей строгой доброй учительницы. Поэтому она лишний раз ничего не произносила, ни на кого не смотрела и мысленно готовилась к разговору с ведьмой. А ещё Алиса очень не хотела показаться неопытной трусливой и неуверенной. Чувствовала, она и, пожалуй, Эль не дают впасть остальным в хандру, забиться в истерике. Ждать исхода. В общем, каждый был напуган, и каждый нуждался в поддержке. В том, кто поведёт их на бой с колдунами.



Анастасия Дока

Отредактировано: 30.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться