Элато. Тропой дерзких

Размер шрифта: - +

Глава шестая 2

Рукой отведя в сторону предложенные Эламой штаны, я подошёл к меху, откупорив, выпил всю воду. Следующее, что я сделал, это вытащил палочки из ушей. Больше меня тут не надурят, ничему не буду верить.

− Ты как, Мегед? – участливо спросила Элама. – Она молчала до этого, сдерживала эмоции, понимая, где я побывал.

− Палочки из ушей повытаскивайте, − зло сказал я. Оказывается, Биб со Свейдном – это проводники!

− Мы знаем! Матэс нам рассказал.

− А он вам не рассказывал, что там, − я кивнул на пещеру, − предлагают убить своих спутников, чтобы таким образом заработать бессмертие? А если не убьёшь, то накажут: в лаву будут кидать и каменной дубиной дробить конечности?

− Не знаю, где ты был, − сказал недовольно Матэс, − но мне ничего такого не предлагали. Может, потому, что я другого вида, не человек.

− Может быть, − я надевал штаны. – Но в любом случае знайте, что могли ему предлагать. Поэтому с ним держите ушки на макушке.

− А с тобой? Тебе ведь предлагали, раз ты заговорил об этом? – кашит нервничал.

− Но я же вам сказал!

− А может, у тебя тактика такая: сказал, втёрся в доверие, меня обвинил. Все на меня косятся, а ты вжик ножичком одного, второго!

− Думайте, что хотите. Я сказал, а дальше ваше дело! Можете идти отдельно. Я сам пойду, если что. Тем более, у меня теперь с шаксами будет кровавая баня. В том мире я ничего не смог сделать, а из этого просто так не выпущу и умирать теперь не собираюсь. Я сейчас так настроен, что могу скалу зубами откусывать.

− Ладно, хватит, примирительно сказал Маора. – Давайте отсюда подальше отойдём, присядем где-нибудь в тенёчке, перекусим да отдохнём. Что-то староват я стал для таких забегов и походов.

Никто не спорил, для всех слово перекусим было за счастье.

Мы шли рядом с Эламой, я был так истощён физически и морально, что еле плёлся, да и разговаривать не хотелось.

− Что там было, Мегед? – тихо спросила она, поглядывая на моё измождённое лицо.

− Ничего хорошего! Всё это время шаксы над нами издевались. Нельзя тут верить никому! В общем, никуда не заходить, никого не слушать!

− Это сейчас уже всем понятно. Вот не пойму одного, почему они заставляют тебя, чтобы ты убил нас? Если испытывают тебя, нас то не испытывают, выходит.

− Я так думаю, − сказал я нарочито громко, чтобы слышал и плетущийся позади нас кашит, − шаксы, предлагая вас убить, опять развлекаются, только от такой шутки что-то сводит челюсти. А результат будет точно такой, как с шиноком – поржут и всё.

Матэс ничего не сказал, наверное, обиделся.

Зайдя в тень большой скалы, мы уселись у кучно лежащих валунов. Маора вынул из заплечного мешка сыр, вяленое мясо и яблоки. Затем достал большую лепёшку хлеба. Ни у кого больше еды не осталось.

Элама спешно разделила на всех хлеб, и мы жадно принялись за еду. Ели молча, рты были забиты, так мы были голодны. Маора от своей доли отказался, лежал на спине и, запрокинув верхние руки за голову, смотрел в небо. Мы быстренько разделили его харчи между собой.

− Вот скоты! − в сердцах сказала Элама, когда откусила яблоко.

− Кто? – спросил я с наполовину набитым ртом.

− Шаксы!

− Больше насмехаться у них уже не получится, − сказал Маора, не отрывая взгляда от неба.

− Да кто их знает, до этого времени же получалось! – сказал Матэс. – А насчёт бессмертия через убийство друзей, это тоже козни.

− Странное у нас путешествие получается, − сказал я, − вроде, идём за бессмертием, а сами только и делаем по дороге, что убиваем.

− Не скажи! – Маора приподнял руку и покачал пальцем. – Банда на горе, убивавшая из-за оружия не в счёт. Они злодеи. Мы наоборот доброе дело сделали. Скелеты всякие и шаксы тоже не считаются. Так что мы трое по настоящему-то никого и не убили. А вот ты… немного подземников покрошил, как я понял. Но если разобраться, то они сами напросились. Так что мы по большому счёту никого просто так не обидели.

Все замолчали, Элама улеглась на песок недалеко от нас, положив рядышком свой не очень-то и лёгкий меч. Я ещё не дожевал яблоко, а веки мои слипались.

− Маора, − тихо позвал я, − подежуришь, пока я посплю?

− Отдыхай, Мегед… ты истощён, раздавлен. Отдыхай.

− Когда затылок коснулся песка, я лишь успел подумать, что если Маора уснёт, кашит может нас перерезать. Я ещё пытался уловить какую-то мысль, но, наверное, это уже был сон.

 

− Эй вы! Хорош дрыхнуть! – раздался где-то вверху зычный голос Маоры. – Вставайте! – Голос стал ближе, почти рядом.

Вскочив, я протёр слипающиеся глаза. Хотелось спать и спать, завалиться снова и долго не поднимать веки. Элама тоже вскочила, а кашит сидя лениво потягивался. Маора стоял, опираясь на блестящий посох из чёрной кости, их вытачивают из бивней тогоров, обитающих на востоке. Навершие сделано из узкого рогатого черепа неизвестного существа. В хищных зубах черепушки пульсировал тёмно-синий кристалл.

Маора доволен собой, видно, что ждёт вопросов.

− Где ты взял такой посох? – удивлённо спросила Элама.

− Нашёл в песке, я чувствую такие вещи. Как кот мышку!

− Плохо, что кроме посоха и магических вещей, ты слеп, как старый дед! – сказал я недовольно. – Что-то шаксов ты распознать не мог. Элама тоже видящая! Никто из вас не распознал шаксов.

− Мегед, всё закрыто, как кувшин пробкой! Ничего не вижу, вообще. Они умело отводят глаза, − Элама разочарованно развела руками.



Михаил Троян

Отредактировано: 29.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться