Елена Прекрасная

Прогулка. "Подслушивая, можно узнать много интересного"

К себе я поднялась в самом отвратительном настроении. Мало того, что скотина-князь не попросил моей руки и не дал мне повода ему отказать, так ещё и пожить на чужих харчах вздумал, прикинувшись болезным! "Ну, погоди у меня, я тебе покажу Кузькину мать!" - бесилась я, стаскивая с себя кокошник. Зашвырнув его в дальний угол, сбросила туфли и отпнула их подальше. Еле дождалась, пока с меня снимут побрякушки и стянут платье и сразу выставила всех вон.

Напялила на себя родные изношенные джинсы, измятую майку и метнулась к зеркалу - неужели я такая уродина, что даже какой-то захудалый князёк на меня смотреть не хочет?! Блестящая поверхность отразила меня в привычном виде. Только макияж, который не успела стереть, придавал лицу какую-то кукольность - японцы бы оценили. Благодаря ему глаза казались почти голубыми; так-то они у меня ближе к серому. Но, похоже, ни серые, ни голубые моего поклонника они не зацепили.

- Дурак! - в сердцах обозвала я князя. - Напыщенный козел!

От избытка чувств получилось громко, даже истерично. Пометавшись по комнате в тщетных попытках успокоиться, я обратилась к проверенному средству - насмешке. В детстве я была тощей, как Кощей Бессмертный и моя худоба служила объектом для зубоскальства со стороны одноклассников. Их злые шуточки обижали меня до слёз - до того счастливого мгновения, пока меня не осенило, что в целях самозащиты нужно обратить против них самих их же собственное оружие. Тогда уже я начала изводить забияк издевками и колкостями. И хотя за длинный и острый язык частенько приходилось платить синяками, от этого он лишь острее жалил. Моё оружие оказалось эффективней грубой силы и било больнее кулаков: поняв, что иначе от меня не отделаться, меня оставили в покое. Я стала парией, зато перестала рыдать в подушку по ночам. Чувствуя, что окружающие боятся меня и ненавидят, я преисполнилась глубоким уважением к великой мощи Слова. С тех пор активно ею пользуюсь.

Именно высмеиванием я и собралась подлечить потрёпанные встречей с лже-женихом нервы и вернуть себе утраченное душевное спокойствие. Поэтому, вспомнив дурацкую одежду князя, я намеренно постаралась представить его в как можно более смехотворном виде. Воображение у меня развитое, так что скоро я уже хохотала от всей души. Подняв себе настроение, я решила выйти в сад, прогуляться - не сидеть же теперь весь день взаперти из-за этого клоуна!

Сказано-сделано - через несколько минут я уже вышагивала по дорожке, ведущей вглубь сада. По дороге лакомилась яблоками и грушами: поесть-то на пиру так и не удалось. Это князь виноват: нет бы просидеть за столом, как все люди, хотя бы часа три! Марфушка ему не простит подобного неуважения к своей стряпне. Впрочем, мне тоже лучше некоторое время не попадаться ей на глаза, точнее, под руку - иначе могу безвинно пострадать. Марфушка вспыльчивая и обидчивая; до тех пор, пока пар не спустит, убеждению не доступна. А пар она спускает обычно со сковородкой в одной руке и со скалкой - в другой. Как бы на ужин одни огрызки не подала… Правда, если итальянец сверкнёт перед ней золотишком, будет у него всё, чего только пожелает.

Как-то раз я упрекнула Марфушку в недостатке принципиальности. А она задрала подбородок - это при её-то росте как у великанши! - и с вызовом заявила мне, что у неё душенька отходчивая. "Избирательно отходчивая." - хмыкнула я в ответ: на меня, неотягчённую золотыми кругляшками, это правило не распространялось. Меня повариха, чуть что не по ней, держит в голодном теле. Если бы не яблочки, сама не знаю, что бы я делала. Благодаря необычайному Киселёвскому климату, яблоки на деревьях чуть ли не девять месяцев в году висят - мне говорили, что это река на плодоношение столь благотворно действует. А я и рада: приходится ведь садиться на яблочную диету, когда женихи приезжают. Хорошо хоть не на крапивную или капустную.

Одного я не понимаю: неужели князь меня понял, когда я ехидно пожелала ему поправляться поскорей? Он же русского не знает! Во всяком случае, няньки про это не упоминали. Может, у него наложница была русская и научила его? Или бывшая жена? Если князь понимает по-русски, зачем он это скрывает?

- Всё про тебя вызнаю! - предвкушающе улыбнувшись, я повернула обратно к терему. Для реализации моего плана понадобятся помощники: подговорю наших войти в контакт со слугами, приехавшими со свитой князя - найти общий язык, так сказать. Может, вызнают что-нибудь интересное. Мне не расскажут, но я и без того узнаю, когда выйду на вечернюю разведку. Однако, «На других надейся, а сам не плошай» - говорит пословица: нужно будет самой подключиться. Погрузившись в размышления о том, каким образом буду выводить князя на чистую воду, не заметила, что свернула на боковую аллею. И только услышав мужские голоса, выплыла из задумчивости.

Инстинкт шпиона сработал моментально: огромным прыжком я в один миг слетела с дорожки и очутилась в кустах. Давно нестриженных, кстати, - киселёвцы весьма ленивы. К сожалению, от лени кисель не помогает. Свыкнувшись с тем, что мои напоминания о прополке сорняков и стрижке кустарников падают на каменистую почву - другими словами, практически всегда игнорируются, я перестала придавать значение ухоженности сада. И сейчас от души порадовалась безалаберности Петрушки-садовника.

Голоса раздавались всё ближе. В одном из них, звучном и уверенном, я узнала голос князя. Во мне взыграло любопытство: о чём это он шепчется?! Нет, князь, конечно, не шептал, но говорил негромко, словно о чём-то секретном. Я навострила ушки, постаравшись выжать максимум из своего куцего итальянского. "Ужасное место", " очень нужно", "да", " нет" и ещё несколько столь же бесполезных слов - вот и всё, что мне удалось разобрать. От досады я закусила ноготь на большом пальце.

Неожиданно я различила своё имя - они явно говорили о Елене Прекрасной. Отлично, раз сплетничают обо мне, это даёт мне моральное право подслушивать! В надежде понять о чём ведётся разговор, я раздвинула ветки и увидела итальянцев. Они неторопливо шли мне навстречу. Ах, вот с кем князь разговаривает - с тем самым хмурым громилой, который мне сразу не понравился! Вспомнилось, как он смотрел на меня - оценивающе и неодобрительно. Наглец! Думает, что раз блондинка, так обязательно дура?! А я и не блондинка вовсе, это всё коса накладная. И вообще, женщин недооценивать глупо.



Сафронья Павлова

Отредактировано: 07.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться