Елена Прекрасная

Чудесное превращение королевича и предложения, от которых невозможно отказаться. Или всё-таки можно?

Должно быть, князь подал моим стражам знак, потому что меня аккуратно положили на землю. Я уткнулась лбом в траву, чувствуя, как прохладные слезинки текут по пылающим щекам. Так я лежала некоторое время, совершенно опустошённая. В голове крутилась одна и та же картинка – вот князь замахивается мечом... Собравшись с силами, я поднялась на колени и поползла к королевичу. Он лежал, закрыв глаза – и я снова завсхлипывала, глядя на его рану. Обняв друга за голову, я, не сдерживаясь, зарыдала в самое ухо:

- Мишутка-а!

- Жив я, – недовольно пробурчал он, распахивая голубые, как ясное небо глаза. – Жив!

- Жи-и-и-в! – взревела я белугой.

Он испугался – то ли за меня, то ли за свои уши, не знаю. Уселся и сразу принялся утешать меня как маленькую – обнял, стал по головке поглаживать, чуть ли не укачивая на своих руках, странно мускулистых для шестнадцатилетнего парня. Наверное, нагулял мышц по лесу без продыха хаживая в поисках пищи. Что и говорить – тяжкое это дело: отбывать срок превращения. И как же я счастлива, что Мишка свой отбыл!

- Так вот ты какой? – спросила я его, отрываясь от плеча королевича и слегка отодвигаясь. – Дай посмотрю на тебя!

- Добрый молодец? – улыбаясь во все тридцать два зуба, спросил королевич, не выпуская меня из объятий.

- Ещё б не добрый! – горячо воскликнула я. – Ясный сокол! Красавчик, просто красавчик! – нахваливала его я, взяв его лицо в ладони и поворачивая то в одну сторону, то в другую.

- Нравлюсь? – с хитрыми искорками в глазах спросил парень.

- А то!

- Хочешь – замуж возьму, королевишной станешь?

- Ой, ну… - засмущалась я. На самом деле, смущение было приятным. Пусть и шутит, а всё равно приятно знать, что не по долгу службы сватается – не к Елене Прекрасной, а именно что ко мне. – Как-то это слишком неожиданно! Мне надо подумать, – с полуулыбкой кокетливо добавила я, вспомнив традиционные заветы Мамушки из «Унесённых ветром».

- А я подожду! – заверил меня королевич.

- Ах ты, лапа! – вдруг расчувствовалась я и поцеловала его в курносый нос. И вздрогнула всем телом, когда над нами раздался резкий голос:

- Хватит миловаться, голубчики! Собирайтесь в путь-дорогу. Нам ещё вас, Елена Прекрасная, до терема засветло надо успеть довезти.

Я испуганно вскинула на него глаза, он уже отвернулся и размашистой походкой направился к своему коню. А я … окаменела.

- Маша? – обеспокоенно обратился ко мне королевич. – Что с тобой?

Его голос доносился до меня как сквозь вату. В голове стучала одна-единственная мысль: «Он понимает! Он всё понимает… И говорит!» Выскользнув из объятий Мишутки, я вскочила на ноги и понеслась вдогонку за князем.

- Стойте! – выкрикнула я. – Подождите!

Мужчина резко остановился, отчего я чуть не врезалась в него, и уставился на меня своими тёмными-претёмными глазами. Почему-то мне показалось, что он на меня очень сердит, и это заставило меня растеряться.

- Извините, что обозвала вас…

- Хм, растяпа? - сделав задумчивое лицо, «припомнил» князь.

Я покраснела от досады. Шмыгнув носом, я снова извинилась – хоть и совершенно не хотелось. Конечно, не слишком красиво получилось, но в той ситуации он полностью заслуживал всё вышеперечисленное!

- Извиняю, – холодно обронил мужчина и опять двинулся вперёд.

- Князь! – вскрикнула я. – Я не о том хотела поговорить!

Он развернулся, давая понять, что внимательно слушает. По лицу князя ничего нельзя было прочесть, но я пристыженно прикусила язык.

- То есть, и об этом, конечно, тоже, – неловко пробормотала я.

- Конечно, – небрежно согласился он.

Я нахмурилась, чувствуя, как щёки снова наливаются жаром. «Да что за день такой?» - сердито подумала я, а вслух спросила:

- Значит, вы понимаете по-нашему?

Князь молча кивнул. Его холодности хватило бы на то, чтоб заморозить каток.

- И где вы научились так хорошо говорить по-русски? – не могла я сдержать изумления.

Он помолчал и сухо ответил:

- У меня были хорошие учителя. Это всё, о чём вы хотели поговорить?

Я почувствовала, что задерживаю человека – так явственно он мне это продемонстрировал. Спохватившись, я быстро воскликнула:

- Нет.

Решив отложить расспросы о его прошлом на потом, я сказала предельно вежливо:

- Не надо меня никуда везти, князь. Я вам, естественно, очень благодарна…

- Естественно, – всё с тем же непроницаемым видом повторил он, и я заподозрила, что меня нагло передразнивают в лицо. Я сразу заговорила жёстче.

- Благодарю покорно, но в терем я не поеду.

- Будете жить в лесу? – поддел меня князь.

- Ну, почему сразу в лесу? – удивилась я.

- Терем вам не подходит, вы предпочитаете шалаш?

- Какой шалаш? – распахнула я глаза, не улавливая нити разговора.

- Лесной шалаш, – услужливо пояснил он.

- Вообще-то, я предпочитаю свою московскую квартиру. Если уж говорить о предпочтениях, – решила я перехватить инициативу.

Мужчина несколько минут молча смотрел на меня. Я не могла понять о чём он думает. Пауза затягивалась.

- В-общем, спасибо и до свидания! – попрощалась я. Но князь вдруг злорадно улыбнулся:

- Рано ещё прощаться. Здесь вы не останетесь.

- Что?! – возмутилась я. – Я же вам только что сказала, что не поеду!..

- Я слышал, – негромко, но властно оборвал меня князь. Его тон недвусмысленно намекал мне выказывать больше уважения; я понизила голос. – В лесу я вас оставить не могу.



Сафронья Павлова

Отредактировано: 07.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться