Елена Прекрасная

"До свиданья, что было - то было. До свиданья, это было вчера-а-а!"

Нужно ли говорить, что первые пару часов моя душа парила прямо как… Да как вон тот орёл, висящий высоко в небе.

- Высматривает добычу, - оповестила я своего спутника – осла.

В отличие от орла, я подобной необходимостью скована не была: во-первых, пища на первое время у меня была.

- Спасибо Марфушке! – с чувством воскликнула я, погладив пузатый мешок, доверху набитый едой.

А во-вторых, Настенька расщедрилась и подарила мне на прощание кошель с деньгами. Так что какое-то время с голоду помереть мне не грозило. Поэтому, я с лёгким сердцем наслаждалась своей свободой и отсутствием обязательств. Свобода, на деле, оказалась ещё и ответственностью, перед которой я слегка растерялась. Во всяком случае, доехав до первого же перекрёстка, я долго думала в какую бы мне сторону повернуть.

- Или поехать прямо? – вопросила я бытие. Оно скромно промолчало.

Самое обидное, что указателей никаких не было. Я специально слезла с осла и внимательно оглядела местность в поисках валунов с вырубленными указаниями в стиле «Туда-то пойдёшь – шею свернёшь…», но ничего не обнаружила.

- Непорядок, – пробурчала я, вытирая руки о джинсы: ладони запачкались в пыли от того, что я все попадавшиеся булыжники переворачивала, выискивая скрытые от глаз письмена. – Будем решать сами, – обратилась я к ослику.

Вместе всё-таки веселей. Какая-никакая, а компания. Да и ответственность, когда её пополам делишь, нести легче. Ослик доброжелательно посмотрел на меня карими глазами, тряхнул головой, и я подумала, что неплохо бы ему дать имя. Киселёвцы как-то забыли сообщить о такой мелочи.

- Назову тебя Иа, - потрепала я его по шее. – Всегда любила этот мультик.

Ослик к столь значительному событию в своей жизни, как крестины, отнёсся флегматично, и я утвердилась в правильности выбранного имени: Иа тоже отличался флегматичностью.

- Ну, так куда пойдём?

Осёл моргнул, я тоже моргнула. Он махнул хвостом – мне махать было нечем. Поэтому я разочарованно шмыгнула носом.

- Вот и положись после этого на других.

Кажется, мой спутник остался недоволен недоверчивостью к его радению об общих интересах. Дёрнув ухом, он отошёл влево и принялся поедать куцые и чахлые клочки травы, росшие у дороги.

- Это намёк? – уточнила я, но на этом ослик, по-видимому, счёл свою миссию выполненной.

- Ладно, сворачиваем налево, - махнула я рукой.

Уж не знаю, по какому принципу он выбрал эту дорогу – на мой взгляд, она была разбитей двух других. Однако я решила довериться звериному чутью. Таким образом, обоюдное согласие было восстановлено. Я снова уселась на Иа, и мы свернули налево.

Вскоре я уже вовсю нахваливала мудрость ослика. Благодаря такому правильному выбору солнце теперь светило мне не в лицо, а в затылок – что было гораздо терпимей, особенно после того, как я догадалась сделать тюрбан из какой-то кисеи, обнаружившейся в мешке с вещами. Предполагаю, мой шикарный тюрбан из новой, чудесно расшитой ткани составлял разительный контраст с потрёпанной, грязной майкой и порванными, вылинявшими джинсами. Хуже всего выглядели кроссовки.

- С ними придётся что-то делать! Ещё немного - и не в чем будет ходить.

Вывод напрашивался сам собой: в первом же попавшемся городе купить приличную обувь. Кто знает сколько мне ещё блуждать – босиком далеко не уйдёшь.

- Да, у меня есть Иа, но не всё же ему меня таскать. Тпр-ру!

Ослик послушно остановился. Спрыгнув на землю, я достала деньги и принялась пересчитывать монетки. Естественно, по закону подлости рука дрогнула и серебряный дождь посыпался из моей переполненной пригоршни. Ругнувшись, я присела на корточки и стала собирать серебро.

- Вот вы где, мои драгоценные! – приговаривая я, складывая беглецов обратно кошель: не настолько я богатая, чтобы деньгами раскидываться!

Пока я ползала в пыли, выискивая потерянные сокровища, послышался бешеный перестук копыт. Я хотела было выпрямиться, но тут заметила блеск ещё одной монетки рядом с копытами Иа. Жестом скряги подцепив серебряный кружочек, быстро сунула его к остальным деньгам; а их – в задний карман джинсов. И только тогда подняла голову, чтоб посмотреть на проезжего.

Я думала, что всадник пролетит мимо нас с Иа, как вихрь, однако стук копыт замедлился, а потом и вовсе остановился как раз напротив нас. Я насторожилась - мало ли кто это? Осторожно выглянула из-под брюха Иа – и наткнулась на колючий взгляд. Заросшее щетиной лицо, чёрная борода, густые, кустистые брови, а больше всего – хмурый и мрачный вид этого человека заставили меня нервно сглотнуть и быстро ретироваться за Иа в надежде, что подозрительная личность, увидев мою нерасположенность к разговорам, продолжит свой путь.

 К сожалению, вышеупомянутая персона тактом не отличалась и осталась стоять на месте, как приклеенная. Поняв, что никуда от знакомства не деться, я медленно вылезла из-под Иа и выпрямившись во весь рост, взглянула на мужчину надменным и неприветливо - фирменным взглядом неприступной Елены Прекрасной, давшей жениху от ворот поворот. Пусть я уже не Елена, но ведь мастерство не пропьёшь.

Снизу вверх смотреть было несколько несподручно – всё же когда возвышаешься на коне, это даёт существенное преимущество в росте - возможно поэтому нужного впечатления добиться не удалось. Вместо того, чтобы убраться с глаз долой, всадник оглядел меня жадным взглядом стервятника, выискивающего чем бы поживиться. Одежда моя вызвала у него ухмылку пренебрежения, а вот мешки на Иа явно заинтересовали. Мне стало тревожно. А уж когда он потребовал денег - и вовсе нехорошо.

«Разбойник с большой дороги!» - мысленно прокричала я и испуганно захлопала ресницами, соображая как дать грабителю отпор. Как назло на ум ничего путного не приходило – кроме лжи.



Сафронья Павлова

Отредактировано: 07.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться