Елена Прекрасная

"Уж лучше вы к нам!" Я и моя жаба

Мысли перенеслись в ближайшее будущее. Я видела себя бредущей по дороге: худой, голодной, в лохмотьях, может быть даже просящей подаяния…

- Что я, в самом деле? – пробормотала я, выныривая из невесёлых мыслей. – Почему бы не представить себя богатую и успешную? Мысль-то ведь реализовываются!

Я зажмурила глаза и усиленно принялась воображать себя начальницей офиса. Вскоре одёрнула себя – думать стоит о чём-то поближе и пореальней: когда я ещё Москву увижу? Но о чём мечтать в этом мире я не представляла. Разве только о том, чтобы быть сытой и не нищенствовать.

- А если бы пришлось остаться, кем бы ты здесь стала? – коварно осведомился мозг.

Ответа не было. Никем я тут становиться не планировала, да и не хотела. Зайдя в тупик размышлений и не желая допускать даже мысли о том, что могу застрясть в этом мире навсегда, я переключилась на более актуальную тему: куда идти?

- Весь мир передо мною… - протянула я, обозревая окрестности. Прозвучало довольно уныло. – Эх, не этот мир мне нужен, не этот.

Мысль застопорилась, и я с тоской оглянулась на киселёвцев. Хорошо им – сейчас Ульян картину дорисует, и они разойдутся по домам. А я куда денусь? Страх бедности - и не в последнюю очередь, темноты, - сжал сердце: боюсь я по ночам одна бродить! А тут и звери в лесах есть…

- В лес не пойду! – сразу решила я.

- А куда пойдёшь? – заинтересованно прозвучало над головой.

- Да вот не знаю… - сокрушённо начала я и осеклась. Вскинув голову, встретилась глазами с Михаилом – и надменно отвернулась. – Не твоя забота.

- Еленушка… - просительно позвал бывший медведь, но я сдаваться и не думала. Обычно обижаюсь я недолго, но на этот раз обида на королевича прочно засела прочно – как заноза под ноготь, не выковырнешь.

- Не Еленушка я, - отозвалась холодно. После ссоры с князем я старательно игнорировала любые попытки Мишутки вступить в контакт и наладить отношения. И в тереме, и после, когда искали место для картины, я не слушала его извинений и не отвечала на просьбы поговорить.

- Машенька… - заканючил королевич.

- Что тебе? – с досадой повернулась я к нему. – Со старушкой решил посидеть, одиночество ей помочь скоротать? Можешь не беспокоиться – старушка и сама как-нибудь. А ты – ищи собеседников подходящих по возрасту!

- Прости, - покаянно вымолвил он, уставясь на меня глазами кота из Шрека. Да только учёные мы!

- Не прощу, - отрезала я и снова отвернулась.

- Почему? – удивился он.

- А потому! – не стала я вдаваться в объяснения. К чему распинаться? Я-то считала его своим другом, а он повёл себя как предатель. Не на моей стороне сыграл, а на князевой. «Пусть к князю в друзья и набивается!» - озлобленно подумала я, скидывая руку со своего плеча.

- Ну, послушай, Машенька, – взмолился он, - я не хотел, чтобы так вышло!

- А как ты хотел? – разъярённо прошипела я, косясь одним глазом на киселёвцев: так и есть, глядят на нас с неуёмным любопытством. – Замуж меня взять хотел, да тебе не дали?! Чужеземец бессовестный отбил, да? – ярилась я.

- Нет… - растерялся парень.

- Что - нет? Ах, ты так пошутил красиво? Небось, каждую встречную-поперечную в королевишны зазываешь?

- Нет, я… – оскорблённо выпрямился королевич.

- Понятно, это только я такой чести удостоилась – в шутку. Естественно, кто в здравом уме замуж позовёт - меня, перестарка? - ухмыльнулась я.

- Князь позвал! – запальчиво возразил Мишутка.

- Князь… - с горечью повторила я. – Нужна я ему зачем-то.

- Машка-Машка! – покачал головой этот юнец – Люба ты ему! Зачем отказалась?

- Не твоё дело! – огрызнулась я. – Знать его не желаю! Да и тебя тоже.

Последнее вырвалось нечаянно, и я тут же пожалела о сказанном, да слово не воротишь. Мишутка глянул обиженно и я засопела. Просить прощения не хотелось совершенно. Мы помолчали.

- Я хотел тебя к нам пригласить, - наконец, выдавил королевич словно через силу. – Царство наше поглядеть… Пожила б, освоилась… - голос Мишутки всё опускался, пока совсе не замер.

Я сидела и глядела вдаль. Пойти, жить у кого-то из жалости, нахлебницей?

- Нет, - сказала, как отрезала. Поторопилась смягчить отказ: - Спасибо, конечно, за предложение… Может, как-нибудь в другой раз? – мой голос тоже затих.

- Может… - без особого энтузиазма согласился Мишутка. И принялся рассказывать как это царство найти. Я слушала невнимательно – всё равно не пойду, к чему обременять память лишней информацией?

- А ты точно уходишь? – ни с того, ни с сего спросил он. Я оторопело заморгала, пытаясь понять к чему относится вопрос.

- Куда? – уточнила на всякий случай.

- Из терема, - понизил голос королевич.

- Ухожу, - подтвердила я. – Не моё это – Еленой быть.

- А куда? – продолжал выспрашивать Мишутка.

«Вот же любопытный! Какая ему разница?» Грубить не хотелось.

- Я ещё не решила окончательно, - уклончиво сказала я.

- Может, всё-таки к нам?.. – без особой надежды он.

- Уж лучше вы к нам, - отшутилась я.

- Если решишь наведаться – всегда пожалуйста, - ещё раз пригласил Мишутка и, поднявшись с земли, отвесил церемонный поклон. Я вставать не стала, так и осталась сидеть, жуя травинку. Только кивнула.

- Доброго пути, - пожелал королевич и пошёл прочь.

«Обиделся» - укорила меня совесть. Я пожала плечами: «Ну и пусть.» Краем глаза отметила, что к киселёвцам Мишутка не присоединился, хоть те и зазывали. «Неумеренное любопытство – грех» - осудила я любителей потереть о чужих делах и похвалила про себя королевича за несвойственную ему сдержанность. Он очень компанейский парень, а избавившись от шкуры и вовсе людское общество ценит на вес золота.



Сафронья Павлова

Отредактировано: 07.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться