Елена Прекрасная

Ценное - а может, и не очень - приобретение

Спустя неделю мы с Иа добрались до городка со странным названием Уживай. Мне, наконец, повезло – оказался ярмарочный день. Следующий – воскресенье - обещал быть ещё более оживлённым. «Пойду завтра» - решила я, не желая сразу окунаться в суету и толчею. Довольно и того, что дорога, по которой я ехала, оказалась забитой всякого рода телегами, повозками, экипажами вместе с конями, быками, коровами и прочим скотом, который либо сам вёз что-то на себе, либо его вели продавать. Пришлось подстроиться под поток и ползти с черепашьей скоростью. Меня рассматривали, глазели, пялились, нимало не стесняясь и заставляя меня краснеть и радоваться, что сижу в джинсах, придающих мне уверенности в себе, а не в юбке, в которой я чувствовала себя на редкость уязвимой.

То и дело со мной заговаривали. Впрочем, с некоторыми попутчиками и я была не прочь поболтать. Разведать обстановку, так сказать. Общение оказалось продуктивным: один из мужиков подсказал у кого лучшая обувь в городе, другой посоветовал где остановиться. Туда-то я и направилась. Подъехав к «Мёду-пиву» - так назывался постоялый двор – я попросила комнату, которую мне и предоставили за умеренную плату. Иа поставили в конюшню, пообещав почистить и накормить, тогда я с чистой совестью занялась собой. Первым делом я помылась, основательно отдраив кожу от пыли и грязи дорог. После водных процедур в тёплой воде почувствовала себя заново родившейся.

- Блаженство!

Потом, мурлыкая от удовольствия, взялась за еду. А, наевшись, вознамерилась осмотреть город. От недельного пребывания в дороге я немного одичала – кроме Иа общаться было не с кем, поэтому теперь я жаждала на людей посмотреть и себя показать. Городок оказался небольшой и не слишком симпатичный. На каждом углу попадались приложившиеся к мёду или к пиву, а может, ещё к чему-нибудь, жаждавшие добиться моего внимания. Вскоре мне надоело убегать от очередного… хм, поклонника, который почему-то счёл меня доступной девицей, и я вернулась в свою комнату, преисполненная решимости провести вечер более приятно – лечь спать; что я и сделала, с восторгом ощущая под собой не слишком мягкую перину, пышную подушку и чистое, хоть и грубое постельное бельё. Это было в разы лучше старого покрывала, постеленного прямо на землю, на котором приходилось проводить ночи в последнее время.

Ранняя укладка сделала своё благородное дело: проснулась я очень рано, ощущая себя бодрой и полной сил. Поела и отправилась на ярмарку. Естественно, стоило мне увидеть разнообразнейшие товары, я ощутила позабытое возбуждение, схожее с тем, какое появляется, когда охотишься на распродаже. Так и тут: увлечённая процессом и толпой, громкими похвалами торговцев и просьбами покупателей снизить цену, я стреляла глазами по сторонам, полностью позабыв что хотела купить.

Попав в струю, как рыбка – в течение, я не пыталась с ней бороться, плавно перетекая вместе с толпой от прилавка к прилавку. Кони, скот, одежда и разнообразные ткани, всевозможные товары для дома и на любой случай… Моя рука то и дело тянулась к правому карману джинсов, где у меня лежали деньги – да что там, она от него практически не отрывалась, будто приросла. Но небывалая сила воли – я и не подозревала, что способна на такие подвиги! – удерживала меня от приобретения миленькой зелёной шали, или вот этой замшевой сумки, или вон того замечательного меча.

При этом отнюдь не соображения целесообразности удерживали меня от покупки: я была уверена, что я не могу прожить ни каждого из этих предметов - первейшей необходимости, несомненно. Удерживала меня от расставания с деньгами банальная жадность. Мне казалось, что если я сейчас это себе куплю, у меня не останется денег на что-то ещё. А купить хотелось столько и всего сразу, что я просто не могла определиться чем же сильнее всего я хочу обладать.

 Вот когда я обругала в пух и прах собственное благоразумие, побудившее оставить половину денег под периной - когда все они, до единой копейки, нужны мне здесь и сейчас! Зачем? Да хоть чтобы ту шкатулку рабочую купить! Я терпеть не могу шитьё и вышивание? Ерунда! Зато как красиво на ней цветочки вырезаны… И потом, никогда не поздно научиться. Может, мне именно такой шкатулки не доставало, чтобы овладеть мастерством швеи? Просто стимула не доставало.

Такие мысли и желания бурлили во мне, заставляя бросаться от одного товара к другому с одинаково сильной потребностью купить. От шкатулки я всё же оказалась, хоть и с огромной жалостью – очень уж понравились резные листики-цветочки.

Однако стоило мне попасть в ювелирный ряд – и я забыла обо всём на свете! Честное слово, даже не подозревала, что во мне живёт такая страсть к украшениям. В Москве я никогда особо ими не злоупотребляла; была у меня, конечно, золотая цепочка, пара серёжек, пара колец, но я редко их носила. Теперь же я не могла отлипнуть от вещичек местного производства. От прилавка к прилавку я переходила как в музее от стенда к стенду, подолгу простаивая у каждого и искренне восхищаясь как самими предметами, так и их создателями.

Временами какие-нибудь бусики или брошечка призывали меня их купить, но как и прежде голос Практичности – а может, Жадности – звучал громче. Мешочек с деньгами я сжимала, ни на секунду не выпуская из рук – так велико было искушение достать его и тратить, тратить, тратить… Как тут не похвалить себя? Проведя на базаре часа три, я ещё не купила ничего из того, что меня соблазняло.

Всё воздержание улетучилось вмиг, едва взгляд упал на Кольцо. Да, именно так, с большой буквы – потому что ни к одному украшению ещё я не испытывала подобного безудержного влечения. Впившись в кольцо взглядом, я некоторое время гипнотизировала его: в душе шла борьба – купить или не покупать? «Купить, купить!» - требовало что-то внутри. Пальцы крепче перехватили заветный мешочек.



Сафронья Павлова

Отредактировано: 07.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться