Елена Прекрасная

Глава, в которой приключения - и не только - преследуют меня по пятам

Когда я очнулась первая мысль была что меня убили. Ну, или хотя бы попытались. «Изверги! За какое-то старое кольцо с булыжником вместо камня!» - мысли ворочались с огромным трудом. Полежав немного, я заставила себя разлепить глаза. На меня смотрело небо, щедро изливая ласковый свет своих звёзд и луны. Некоторое время я любовалась на них, ощущая благодарность за то, что жива; потом приподнялась на локтях и огляделась. Я лежала на телеге, на ужасно жёстком тюфяке.

- Чем они его набили? – недовольно пробурчала я.

Ощущение пустоты на большом пальце левой руки заставило тихо охнуть и схватиться за пустующее место.

- Кольцо! – его не было: ни на пальцах, ни в карманах. – Украли!

Я заревела, не сдерживаясь, в полный голос. Я выла и выла на луну и на звёзды; на мои страдания сбежались люди - злые, как черти, потому что я их разбудила посреди ночи. Но какое мне было до этого дело?

- Кольцо-о! – сокрушалась я, раскачиваясь из стороны в сторону.

В ком-то из чертей мне удалось вызвать толику сочувствия, и они стали меня расспрашивать про мою драгоценность. Я, подвывая, рассказала им всё с самого начала – и про то, как я это кольцо увидела, и как оно мне понравилось, и как я честно хотела его купить за бешеные деньги. А главное - как барин-злодей его перекупил.

- Ведь не нужно оно ему-у! – рыдала я.

Всё-всё рассказала; как сбежала, оставив на прилавке деньги и как упала, а очнулась – кольца нет. На этих словах я зашлась ещё более горьким плачем.

- Что тебе с него? – стали меня утешать. – Другое купишь!

- Не хочу-у другое!

- На вот тебе новое колечко, смотри какое хорошенькое! – в руки что-то сунули. Мои пальцы разжались, и чужой подарок выкатился из рук.

- Своё хочу-у-у! – в истерике кричала я.

Мои децибелы достигли предельной мощности, и кажется кому-то это не понравилось. Поглощённая собственными переживаниями, в разговоры я не вслушивалась; возможно, предложения прогнать или отдать стражникам мне просто послышались.

- А что за кольцо дашь? – резкий голос прорвался сквозь мои вопли.

Вздрогнув, я распахнула глаза, но из-за слёз ничего не увидела. Протёрла глаза кулаками – передо мной стояла женщина лет сорока, полная и некрасивая, сверкая белозубой улыбкой.

- Всё! – страстно выпалила я. Впрочем, подзатыльник, отвешенный здравым смыслом, немножко отрезвил. – Ну как всё… - тут же поправилась я. – Не всё, конечно.

На меня выжидательно смотрело множество чёрных глаз. «И правда выглядят как черти!» Но почему-то тот факт, что я находилась среди цыган, меня нисколько не испугал: лучше уж их компания, чем стражников! Я шумно высморкалась в платок – предварительно вынув из него иголку – и сказала:

- Два золотых могу дать. Деньги у меня ещё есть.

- Давай! – раздалось сразу с нескольких сторон.

- Щас! Кольцо моё где?! – разозлилась я и шлёпнула по рукам, полезшим обшаривать карманы джинсов.

- Нету у тебя ничего! – разочарованно протянули несколько детей. – Мы уже смотрели.

- Ах вы, мелкие воришки!.. – рассердилась я.

- Язык свой попридержи! – оскорблённо накинулась на меня бабка – видно, родственница малолетних преступников. – Скажи спасибо, что платок тебе оставили!

- Не нужен мне платок! – от разочарования снова хлынули слёзы: я-то поверила, что колечко ко мне вернётся. – Кольцо б оставили!

- Да не реви! – с досадой ткнула меня в бок полная и белозубая цыганка, которая и вселила в меня напрасную надежду. – Где деньги?

- Не скажу! – - шмыгнув носом, нахохлилась я.

- Да вот оно твоё кольцо! – жестом фокусника она откуда-то извлекла моё колечко и помахала у меня перед носом. – Вот оно!

Но только я протянула руки, чтобы его схватить, как она молниеносно его спрятала.

- Оно моё! – завопила я. Что ж такое, все обокрасть норовят!

- Оно моё! – завопила я. Что ж такое, все обокрасть норовят!

- Будет твоё, когда заплатишь, – прикрикнула она.

- Нет у меня денег, – понурилась я.

Белозубые улыбки цыган тут же потухли.

- А говорила!.. – разочарование, исходившее от них было прямо-таки осязаемым.

- С собой нет, – уточнила я – и блеск зубов вновь засиял передо мной.

- А где есть? – нежно пропели мне в уши.

- Кольцо сначала отдайте – потом скажу. Точнее, принесу.

Говорить им где я живу не хотелось: цыгане без зазрения совести сопрут всю мою поклажу, а я и так осталась почти без копейки. Точнее, останусь, когда за во второй раз заплачу за кольцо. А в том, что заплачу я не сомневалась, невзирая на то, что оно и десятой част этой суммы не стоило. Никогда не умела справляться с прихотями.

- Так ты ж убежишь! – весело засмеялись они, будто я очень смешно пошутила.

- Я на сегодня своё отбегала, – мрачно возразила я, показав на разбитые коленки и разодранные джинсы.

Цыгане подумали-посовещались: взглядами, в основном, и полная воровка – а как ещё назвать присвоение чужой собственности – торжественно вручила мне мой перстень. Который я и водворила на прежний палец.

- Оно слишком большое для тебя! – насмешливо выгнул губу один подросток.

- Ну и что?! – рассердилась я. – Оно мне нравится. И оно моё!

Я с вызовом оглядела это сборище воришек, но вместо того чтобы рассердиться, они только сверкнули белоснежными улыбками. «Да, мы такие!» - признавали их улыбки, но это бесстыжее нахальство, подкреплявшееся обаянием, всё же не так раздражало, как брезгливая спесь «вельможи».



Сафронья Павлова

Отредактировано: 07.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться