Елена Прекрасная

"Там живут большие, злые бандитиллы. Не ходите, девы, в Мровский лес гулять!"

В-общем, судьба – или два моих талисмана на удачу – исправно хранили меня от неприятностей. До сегодняшнего дня. Взбрело мне в голову отправиться в городок, славившийся своими удивительными расшитыми тканями. Путь к нему лежал через печально известный Мровский лес: домом он был разбойникам. Всех, кто проезжал через него, разбойники облагали данью, да такой великой, что товар, вывезенный из лесу, взлетал в цене до небес! Прослышала я о том и подумала: «А не сделать ли мне карьеру в торговле?»

- Сколько их таких было – бедняков, сколотивших состояния благодаря собственной предприимчивости и смелости? – рассуждала я, въехав в этот самый лес. Пожалуй, сей факт лучше всего подтверждал мою смелость – или безрассудство, как шептала интуиция.

А предприимчивость проявила себя, собрав пять серебряных монет. Пришлось попахать на низкоквалифицированной работе, за которую платили сущие гроши. Но я была упорна и до предела скупа, благодаря чему скопила свой начальный капитал. Я была преисполнена уверенности, что обладаю обоими качествами, необходимыми для успеха.

- Все они начинали с малого, достигая впоследствии невообразимых высот!

Возбуждённая собственной речью, я задрала голову к небу – и вскрикнула. На меня с интересом пялились разбойники, сидящие на деревьях, как крупные, странные плоды. Я хлопнула глазами, не веря собственному зрению. Сглотнула. И заверещала, мигом развернув Иа и заставив его помчаться назад – к выезду из леса.

- Скорей! – воскликнула я, замолотив пятками по его бокам.

Ослик понёсся вперёд, словно родился скакуном. И всё равно это оказалось слишком медленно. Перед моим затуманенным страхом взором возникли три фигуры – плоды, попадавшие с деревьев: они стремительно приближались к нам с Иа. Не сразу осознала, что это мы во весь опор несёмся прямо на них. Несколько стрел вонзились в землю перед копытами Иа. Сердце замерло, потом забилось с таким неистовством, что я чуть не потеряла сознание. «Если из-за моей дурости пострадает Иа, я себе не прощу!» - мелькнула отчаянная мысль.

- Стой! – потребовали «плоды».

Как бы ни так: останавливаться – это последнее, что я собиралась делать. Должно быть, разбойники были привычные к такой реакции: все трое отточенным движением вскинули луки. В горле пересохло. Ужас обдал ледяной волной.

- Тпру-у! – севшим голосом приказала я Иа, натягивая поводья.

Эти не промажут. И рука их не дрогнет стрелять в беззащитную женщину и не менее беззащитного осла! Нечего даже надеяться на это. Единственное, что мне оставалось: склониться перед грубой силой и надеяться обернуть ситуацию себе на пользу. Правда, пока я даже представить не могла каким образом это можно сделать. Единственное, что назойливо стучало в голове, было: «Бежать, бежать, бежать!»

Да, в этот раз удача обошла меня стороной. Это я чётко поняла, когда ко мне приблизились трое бугаев. Плотоядные взгляды, которыми они обшаривали моё тело, одежду, осла и сумки, быстро превратились в разочарованные. Разочарование, как известно, вызывает злость против того, кто это разочарование доставил – против меня, то есть. И эту злость они не замедлили направить по назначению.

- Кто такая? – грубо рявкнул старший.

- П-проезжая… - не сразу сориентировалась я.

- Чего? – бугаи непонимающе переглянувшись друг другом.

- М-м, да вот, увлекаюсь краеведением! – бухнула я наугад – и снова невпопад.

Но не говорить же им истинную причину моего появления здесь?! Как-то не готова я оказалась к такой ситуации: невесть с чего, считала, что на меня-то разбойники никак не нападут!

Парни решили, что я над ними издеваюсь и нецензурно выругавшись – я и половины не поняла – поволокли меня за собой. Иа неохотно поплёлся следом. По дороге радовалась, что меня не стали пытать и обыскивать. Видать, главарь держал подчинённых в стальном кулаке… «Все досмотры проезжих строго в моём присутствии!» - попыталась я сострить, но на душе легче не стало. Влипла я, как пить дать влипла! Но масштабы своего влипания осознала лишь узрев главу этих иродов.

Не человек – скала – возвышался над всеми, как дерево – над кустиком! Неудивительно, что остальные его слушались, как миленькие, беспрекословно выполняя приказы. Я бы тоже поостереглась проявлять самодеятельность, зная, что спрашивать за неё будут вот этими самыми кулачищами размером с дыню! В горле образовался сушняк; я с трудом сглотнула. «А ноги! Великановы, право слово. Где он обувь себе по размеру раздобывает?» - озадачилась я. Взгляд малодушно спустился к ногам разбойника, оттягивая момент, когда придётся посмотреть ему в глаза.

Похоже, с обувью действительно была напряжёнка: этакому громиле хоть со всех мужчин, сунувшихся в лес, сапоги сдери – все малы окажутся. Разбойник решил проблему по-старинке: на нём красовались угги: мягкие сапоги, сшитые из кожи. «Сам шил?» - представила пальцы-сосиски, стискивающие иголку и рассмеялась.

- Упс, - смех мгновенно стих, едва я встретилась глазами с этим человеком. Взбешёнными. – Я хм… не то имела ввиду! – принялась оправдываться я.

Багровый румянец, разлившийся по квадратному лицу разбойника, не добавил уверенности в себе.

- Послушайте, господин хороший, - пискнула я, в надежде замять неловкость. Лучше б промолчала! Господин оказался нехорошим и на «хорошего» разозлился так, будто я его последним словом обозвала.

- Ты!.. – рык заставил меня содрогнуться.

Громила качнулся ко мне. Не дожидаясь, пока эти лапы изотрут меня в порошок, я взвизгнула я припустила к ближайшему дереву. Дикий страх придал небывалых сил: на ветки я просто взлетела – как китайская актриса в каком-нибудь «Крадущемся тигре». Только без всякой помощи. Как оказалась на верхушке – сама не знаю. Потрясённое ужасом сознание временно отключило память, повернувшись на режим «Беги или сражайся!» Точнее, беги – без вариантов: сражаться – даже не рассматривалось.



Сафронья Павлова

Отредактировано: 07.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться