Елена Прекрасная

Молодые, да ранние!

Далеко уйти не удалось, правда: пещерка оказалась совсем небольшой. Зато там, у задней стены обнаружилось приятное открытие - или неприятное, как посмотреть. Девчушка! Лет двенадцати-четырнадцати. Поначалу я обрадовалась, но тут же устыдилась – как можно радоваться тому, что бедное дитя стало пленником бандитов?

Правда, на страдалицу девочка не походила. Она сидела на огромном сундуке, болтала ногами и смотрела на меня - прямо, радостно, с улыбкой, будто видела перед собой не взрослую женщину, такую же несчастную пленницу, как она сама, а подружку, которая пришла к ней поиграть. Этот взгляд – прямо сказать, нетипичный для жертвы - меня поразил. Может быть, в том был виноват неровный свет факела, но глаза её казались какими-то слишком блестящими, слишком... Я затруднялась подобрать подходящее определение – одним словом, странными.

Прищурившись, я мрачно посмотрела на девчонку; вместо того, чтобы смутиться, она только разулыбалась шире, показав зубы. У меня с языка чуть не сорвалось: "Чего лыбишься?!" Но я успела сжать зубы: с детьми так не разговаривают. Даже если дети не вызывают симпатии. Вместо этого резко развернулась и отправилась к прежнему месту, где и уселась в самом отвратительном настроении. Долго одна я не просидела: девчонка подошла ко мне и уселась рядом, не спросив разрешения. "Молодая, да ранняя!" - злобно подумала я, как записная старуха, враждебно зыркая на нарушительницу моего уединения.

- Тебе чего?

Девчонка опять расплылась в улыбке, будто я сказала что-то забавное. Кажется, её нисколько не смущала моя грубость и неприкрытое желание от неё отделаться.

- Ты кто? – непринуждённо спросила она, с детским любопытством разглядывая моё лицо и одежду. Однако взгляд был совсем недетский - пристальный, изучающий.

"Этот вопрос меня сегодня просто преследует!" - скривилась я, обдумывая, не повторить ли деда Пихто? Решила быть оригинальной, а заодно - перейти в наступление. Лучшая защита от любопытствующих - нападение!

- А ты кто?

- Я? - рассмеялась девчонка.

Я усиленно задышала, стараясь взять себя в руки и успокоиться. Нервы ни к черту после этих разбойников! Уже простой смех выводит из себя. Получилось… не до конца.

- Ты-ты! Не я же!

- Я тут живу, - улыбнулась она.

Злость во меня как-то резко погасла. "Бедный ребёнок! - с ужасом подумала я. - Мало им людей грабить, так ещё над детьми издеваются! Когда выберусь отсюда, не успокоюсь, пока не организую рейд на это преступное гнездо! Хоть до царя дойду, а справедливости добьюсь!" - пообещала я себе.

- У, лиходеи! - громким возгласом выплеснулось наружу возмущение.

- Кто? - заинтересовалась девочка.

- Да они! - погрозила я кулаком в сторону разбойников.

Привлечённые криком, они обернулись в нашу сторону. Девчонка меня удивила: вместо того, чтобы напрячься и сжаться от их взглядов, как сделала бы любая малютка во враждебном окружении, она вскочила, подбежала в бугаям, охранявшим вход, цапнула мяса, хлеба и сыра и вернулась со своей добычей ко мне.

- Вот! - сунула она мне в руки еду.

У меня брови полезли на лоб. «Ого, какие либеральные тут разбойники - даже не пикнули, когда их так нагло обворовали!» Я с уважением воззрилась на девчонку: мала, да смела! Но всё же, прежде чем начать есть, метнула опасливый взгляд на стражей - а ну как бросятся отнимать? Мужики скромно промолчали на такое безобразие и отвернулись в сторонку. "Живём!" - возликовала я, вонзая зубы в свежий, вкусно пахнущий хлеб. Будущее вновь засияло светом, окрашенным в розоватые тона: «С таким находчивым ребёнком голодной смертью помереть мне не грозит. А уж я её отблагодарю: придумаю как нам отсюда выбраться!»

Я в два присеста умяла угощение. От стресса ещё и не такой аппетит прорежется! Предлагала и девочке, но она отказалась. Насытившись, я подобрела, чем и воспользовалась моя кормилица, начав меня расспрашивать. Пожалуй, тут больше подходит «допрашивать».

В-общем, повторять заданные главарём вопросы, с чисто женской вдумчивостью докапываясь до ответов: «кто я, откуда, как здесь оказалась» сыпались из Ларьяны, как горох из дырявого мешка. Только знай отвечай! Что я и делала, понизив голос и тщательно стараясь, чтобы ни крупица информации не достигла ушей бандитов. Им-то я ничего не скажу даже под пытками! А вот с моей маленькой подружкой поделилась своей историей – можно сказать, приоткрыла ей завесу прошлого. Совсем чуть-чуть. Потому что дети болтливы, да и отношения с разбойниками у неё какие-то слишком … дружеские? И всё же, разговоров хватило на добрый час, во время которого практически одна я и болтала, тогда как девочка внимательно слушала.

- Какое у тебя необычное имя! – воскликнула я, спохватившись, что пора бы начать собирать информацию о местности и местных. – Никогда такого не слышала.

Ларьяна польщённо засмеялась.

- Это мама меня так назвала, - похвасталась она, опустив голос и приблизив лицо к моему уху. – Мы из других земель.

- Правда? – шёпотом удивилась я. – А откуда?

Девочка замялась, опустила глаза.

- Не говори, если нельзя, - успокоила я её. Не буду же я на ребёнка давить?

Ларьяна вновь засияла улыбкой. А я задумалась. «Мы с ней в одной лодке – попутчицы, можно сказать, пока отсюда не сбежим. Да и потом – как я отпущу маленькую девочку скитаться одну? Надо будет отвести её…» - куда именно, я и сама не знала. Как будто мне было к кому привести ребёнка! «Привязать к себе, заставить скитаться с иномирянкой – нет, о таком и помыслить страшно! Какое будущее ждёт ребёнка со мной?» - я грустно вздохнула, осознавая, что никакого. Поэтому вопрос стоял – где оставить девочку? Так, чтобы Ларьяна была сыта, одета, обута и с какими-то перспективами на будущее.



Сафронья Павлова

Отредактировано: 07.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться