Елена Прекрасная

Местный аналог Соловья-разбойника и его наложница

Ночь прошла спокойно - если не считать кошмаров, от которых я вскакивала в холодном поту. Всё мерещилось, что Серый вернётся и отомстит за усы. Мои вскрики, стоны и вздохи мешали остальным, но что я могла поделать? Ложилась снова на неудобное ложе, ворочалась с боку на бок и опять проваливалась в чёрный лес, по которому бежала, рыдая, преследуемая стаей чудовищ.

- Марья, проснись! - затрясли меня за плечо.

Распахнув глаза, увидела над собой Ларьяну. Моё лицо было всё мокрое от слёз; прохладный утренний ветерок неприятно холодил кожу.

- Дурной сон приснился? - вздохнула она.

Я вздохнула в ответ, извиняясь, что разбудила. Больше ложиться не стала - что толку? Лучше уж бодрствовать, чем проваливаться в такие сны. Было ещё очень рано: только рассвело. По земле стелился лёгкий туман. Стражи уже не спали: бродили, разводя костёр. Отпросилась в кустики; мачо меня почётно в них сопроводили, строго-настрого наказав даже не вздумать сбегать. Подумать-то я подумала об этом, но реализовывать не стала - не выйдет. Разбойники стояли, отвернувшись, с двух сторон от меня, готовые в любой момент догнать и прибить. Пришлось быстро справить свои дела и вернуться в пещеру.

Там мы застали неожиданных гостей. Или, вернее сказать - хозяев? Главу разбойников и какую-то женщину, рядом с которой сидела Ларьяна и что-то оживлённо рассказывала. При нашем появлении она примолкла, посмотрела загадочно на меня. Впрочем, не она одна: разбойник с женщиной тоже повернули головы. И если мужчина лишь скользнул безразличным взглядом, то женщина разглядывала с интересом и совершенно его не скрывала.

Такое открытое, беззастенчивое разглядывание напрягало. Уйти было невозможно, оставалось только два варианта: отвернуться, избегая взгляда, или смотреть в ответ. Я предпочла второй: пристально принялась оглядывать незнакомку сверху донизу и вдоль и поперёк. Не только она такая любопытная!

Увиденное заставило недоуменно приподнять брови: и одета она была не так, как женщины, которых мне приходилось видеть в этом мире раньше. И держалась иначе: как-то свободней, независимей... Как женщина из нашей реальности - эмансипированная и сознающая свои права. Я даже зауважала её про себя. Наверное, потому и улыбнулась, устанавливая контакт. Женщина улыбнулась в ответ: чуточку высокомерно, но дружелюбно. И Ларьяна разулыбалась во все зубы, а то сидела притихшая и напряжённая.

- Иринья я, - представилась женщина.

Вежливо кивнув, я тоже назвалась.

- Куда путь держишь?

Я бросила косой взгляд на гиганта-разбойника: он что-то тихо обсуждал с двумя другими. Успокоившись, рассказала новой знакомой о планах, побудивших пуститься в авантюру, которой, как теперь понимаю, был переезд через этот лес. Она слушала внимательно, временами вставляла замечания, задавала наводящие вопросы: умные, ловкие, выхватывающие суть и побуждающие раскрываться ещё больше.

"Кого-то мне эта манера напоминает - подумала я. - Кого?"

Ответ пришёл внезапно и очень не понравился: Ларьяна выспрашивала меня точно так же.

- А вы, случайно, не мать и дочь? - спросила я в лоб.

Они не удивились, не принялись отрицать... "Точно! - порадовалась я своей догадливости. Всё ж не пропал ещё инстинкт разведчика!"

- Так похожи? - улыбнулась Иринья; но лицо непроницаемое - и не поймёшь по ней это да или нет. Но я в собственной правоте не сомневалась, да и сходство определённое было налицо.

- Глаза похожи - один в один, - правдиво ответила я. - Ну и губы ещё. А так - не особо.

Девчонка надулась, бросила сердитый взгляд исподлобья - кажется, ей во всём на мать хотелось походить. Иринья рассмеялась, показав белые, ровные зубы. Повернувшись к дочери, сказала что-то на другом языке - я не поняла ни слова. Но Ларьяна выслушала и успокоилась, вновь заулыбалась, хотя на меня смотрела со скрытой обидой.

"Чего обижаться-то? - передёрнула я плечами. - Черты действительно разные". У Ларьяны они были меньше и тоньше, тогда как у матери - крупнее и неправильней. "Красавица вырастет" - с внезапно нахлынувшей грустью вздохнула я. Настроение упало: не только от того, что мне самой красавицей не стать - уже пыталась, но и оттого, что у других женщин уже семья, дети, а у меня... И то, что было профукала, играя в хотелки!

Подошёл главный разбойник, окинул нас взглядом, будто проверяя состояние собственности - как его рабыни поживают? Я немедля выпятила челюсть вперёд, уголки губ опустила вниз, а брови свела на переносице - в-общем, приняла вид этакого опасного Рэмбо, с которым лучше не связываться - и не смотри, что я маленькая, щуплая девушка! "Пусть только посмеет обращаться со мной, как с рабыней, тем паче - постельной игрушкой! - вспылила я, раздувая ноздри. - Узнает, где раки зимуют!"

Видимо, зрелище моей "готовности номер один" получилось впечатляющее, потому что Ларьяна вдруг залилась весёлым хохотом; Иринья к ней присоединилась, хоть и более сдержанно. Даже разбойник, кажется, с трудом сдерживал усмешку, во всяком случае, губы у него подрагивали. Это было не совсем то впечатление, которое я рассчитывала произвести. Но я постаралась этого не показать.

Однако Иринья всё же подметила обиду на моём лице; строго посмотрела на дочь, усмиряя её веселье. Разбойнику намёков не потребовалось: увидев, что его спутница посерьёзнела, он тоже перестал улыбаться. Я ощутила облегчение и признательность к этой чуткой черноглазой женщине: терпеть не могу, когда надо мной смеются!

- Всё готово, - негромко произнёс мужчина, обращаясь к Иринье.

Та кивнула, поднялась. Следом вскочила и Ларьяна. Я тоже встала, насторожившись и недоумевая куда это они собрались? Автоматически последовала за ними, когда те направились к выходу из пещеры. Иринья обернулась, улыбнулась мне, спросила, показывая на Иа, привязанного к дереву неподалёку.



Сафронья Павлова

Отредактировано: 07.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться