Елена Прекрасная

"Мы разошлись, как в море корабли", ведь нам совсем не по пути. Неожиданное обогащение

Подъехав к развилке: одна утоптанная дорожка вела направо, другая - налево, наш караван остановился. Главарь снова обернулся ко мне, махнул рукой - мол, иди сюда! Я нервно сглотнула... и подъехала поближе. А куда деваться? Подняла глаза на громилу, но заговорила Иринья.

- Ну, прощай, Марья, - улыбнулась она.

Меня объял липкий ледяной ужас. "Значит, правда, решили избавиться!" - пронзило меня осознание. Несмотря на то, что я рассматривала такой исход, всё же он стал неожиданным. Взгляд лихорадочно заметался по сторонам, отыскивая пути к спасению...

- Тебе туда, - махнула рукой женщина, к которой я теперь испытывала такую же ненависть, как к её партнеру.

Автоматически проследила взглядом за её рукой... и удивлённо переспросила:

- Куда?

- По этой дороге поедешь, - терпеливо объяснила Иринья. - Она тебя выведет из леса.

Я заторможенно смотрела в указанную сторону. Мысли сбегались и разбегались, принося сумятицу и растерянность. "Они что - отпускают меня?!" Я не могла в это поверить.

- Может, она с нами хочет? - раскатисто расхохотался разбойник.

Я подпрыгнула, будто ужаленная. "Ни за что! Куда угодно, только от вас подальше!" Я уже готова была сжать коленями бока Иа и умчаться в неведомые дали - не прощаясь. А то вдруг, пока прощаюсь, эти стервятники возьмут да передумают меня отпускать? Но Иринья окликнула:

- Подожди!

Я неохотно повернула голову.

- Держи! Пригодится, - усмехнулась она и кинула мне мешочек из замши.

Я неловко подхватила его, больно ударившись пальцем о что-то твёрдое. Оно звякнуло. "Это - цена моей свободы? Она хочет дать мне поручение?" Я вопросительно взглянула на Иринью.

 

- Что нужно сделать?

Она помолчала.

- Передать кому-то?.. - продолжала я.

- Быть счастливой.

Я опешила. Наверное, выглядела я как рыба, вытащенная из воды: с выпученными глазами и открытым ртом, потому что все вокруг засмеялись. А я смотрела на них и не могла понять что происходит.

- Мы уезжаем, - сжалилась надо мной Иринья.

- Куда? - брякнула я первое что пришло в голову.

Она хитро прищурилась и, покачав головой, приложила палец к губам.

- Ага! Это секрет, - догадалась я, понижая голос. - А надолго?

Любопытство забурлило, требуя пищи. Я кинула быстрый взгляд на дорогу: меня так и подмывало наподдать ослику и умчаться отсюда как можно дальше. Любопытство, конечно, это хорошо, но жизнь дороже.

- Навсегда, - ответила Иринья. Строгость, почти торжественность, прозвучавшие в её голосе, заставили меня отложить бегство ещё на чуть-чуть - до того я удивилась.

- Навсегда?! А как же?.. Кхм-кхм, - закашлялась я, вовремя удержав рвавшийся с языка вопрос: "Неужели разбойники согласятся добровольно покинуть Мровский лес - источник всех их благ? Не может того быть!"

Видимо, недоверие крупными буквами было написано на моем лице: главарь нахмурился, потом вдруг хмыкнул.

- Скучать будешь? - его низкий, какой-то рычащий тембр пробрал меня до костей.

Кровь отлила от щёк; я сглотнула. "Вот уж нисколько! Ты мне в кошмарных снах будешь сниться!"

- Да не бойся ты так! - пренебрежительно бросил он.

- Я и не боюсь, - вскинув голову, процедила сквозь зубы. Боюсь, конечно, но ему об этом знать незачем.

- Прощай, - вмешалась Иринья, прерывая наш недружелюбный разговор.

Я только кивнула, разозлённая её муженьком - или кем главарь ей приходится? Прощаться, тем более желать им всех благ не было никакого желания. И даже то, что меня, похоже, отпускали с миром вместо того, чтобы зарыть под ближайшим деревом, благодарности не добавляло. Тем более, что кое-кому моя свобода была не в радость. Главарь смотрел на меня тяжёлым взглядом. Я ответила дерзким.

- Прощай, Марьюшка! - раздался детский голосок и кто-то затеребил меня за джинсы.

Ларьяна улыбалась мне - чуточку грустно, но светло.

- Пока, - ласково погладила я чёрные волосы.

Не удержавшись, слезла с ослика и прижала к себе девочку. Я уже к ней привыкла, привязалась. Вот что значит брать кого-то под своё крыло - потом больно расставаться!

- Может, со мной поедешь? - прошептала ей на ухо, опустившись на корточки.

Девочка отстранилась, посмотрела на меня с недоумением. Но ответила так же тихо.

- Зачем?

- Ну, - замялась я. - Какие у тебя перспективы с разбойниками? Это же ужасно - так жить! - в сердцах прошептала я, кося краем глаза на разбойничью пару.

Если они услышат что я Ларьяне шепчу, мне не поздоровится! Однако совесть не позволяла уехать, даже не предприняв попытки спасти невинное существо из лап лиходеев. Хотя я не слишком представляла себе как смогу увезти её. Взгляд девочки стал колючим.

- Не сердись: о тебе ведь забочусь, - вздохнула я, понимая, что зря влезла: Ларьяна никогда не согласится бросить мать, которую любит.

- Мы вовсе не разбойники! – запальчиво возразила глупышка.

- Ну да, конечно, а грабите только потому, что жрать нечего, - с проснувшимся раздражением пробурчала я.

- Ты ничего о нас не знаешь! – как взрослая, выпалила она, сверкая глазищами. Главарь напрягся, угрожающе качнулся было в нашу сторону, да узкая ладошка Ириньи удержала. Однако глаз не отвёл: так и продолжил наблюдать, отчего я чувствовала себя под прицелом: один неверный шаг – и расстрел. И всё же смолчать не смогла:

- Не знаю и знать не хочу! От бандитов предпочитаю держаться подальше!

- Бан… кого? – удивился несовременный ребёнок.

Я только рукой махнула: хотела как лучше, а получилось… как обычно.

- Ладно, поговорили, называется…

Я поднялась, решив не терять больше драгоценного времени, взялась за поводья. Иа глянул карим глазом, будто поторапливая. «Не можешь спасти других – спаси себя» - поджимал эгоизм, многозначительно постукивая по часам – мол, время: не ровен час, передумают отпускать…



Сафронья Павлова

Отредактировано: 07.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться