Елена Прекрасная

И снова в путь - на этот раз домой!

Два дня спустя я выехала на тракт, ведший в Щегловку – город ткачей. Мровский лес остался позади, оставив после себя самые неприятные воспоминания. Честно говоря, даже золото с зеркальцем не могли перевесить негатива: будь у меня выбор, я предпочла бы не встречаться с разбойниками вовсе, но что было, то было.

Мой прежний план начать торговлю казался мне теперь жуткой наивностью. С чего я взяла, что у меня получится? К тому же где-то в глубине души поселился страх перед нападением охочих до чужого добра подлецов. «Можно нанять охрану» - не соглашался мозг, сосредоточенный на том как приумножить нежданное богатство. «Можно» - соглашалась я без всякого энтузиазма. «Или вложить деньги в честного купца, чтобы выплачивал нам долю с прибыли» «Ага» - уныло вздыхала я, понимая, что, кажется, коммерция – это не моё.

Да и острая нужда исчезла: благодаря золоту я могла осесть где-нибудь в сельской местности, где подешевле, купить дом с землёй, корову; участок сдавать внаём, заняться разведением чего-нибудь, тех же кур или овец… Голодать бы не пришлось. Да только не тянуло меня работать на земле – не деревенский я человек. Мне город подавай с его мощёными улицами и развлечениями, где есть кому себя показать – ну и на людей посмотреть!

И в то же время здравый смысл настаивал на том, что деньги необходимо во что-то вложить: правильно инвестированные, они станут меня кормить, а в виде монет надолго не сохранятся: или ограбят, или проем я их. Мысли крутились в голове всю дорогу до Щегловки, доводя до исступления, поэтому я обрадовалась, когда, наконец, показались городские стены. Это позволило немного отвлечься.

Честно говоря, сам город меня разочаровал: большой, шумный, грязный. Люди толпись и толкались; по улицам шныряли мальчишки, норовя украсть всё, что плохо лежит. Из-за них я всё время была как на иголках и успокоилась лишь когда добралась до постоялого двора. Правда, хозяин оказался так себе: окинул меня с ног до головы взглядом маленьких жадных глазок и презрительно скривился. Я было подумала не поискать ли чего получше, но усталость взяла своё.

За пару медных монет мне отвели крохотную комнату – настоящий чулан. Однако возмущаться я не стала: не осталось сил. Да и здравый смысл советовать представиться голью перекатной – меньше будет соблазна что-нибудь у меня стянуть. Уснула, едва легла на жёсткий тюфяк. Эх, зря повелась на дешевизну! Надо было искать заведение поприличней! К утру меня искусали блохи, клопы и уж не знаю кто ещё! Кожа покраснела и дико чесалась, заставляя бормотать ругательства в адрес хозяина.

Естественно, надолго в этой ночлежке я не задержалась. Солнце едва поднялось, а я уже рассекала по улицам Щегловки, зевая до ушей и ожесточённо расчёсывая укусы. Целиком и полностью занятая собой, я предоставила Иа свободу рулить куда ему заблагорассудится. Ноги осла привели нас на базар. Деятельные торговцы уже бойко торговали, и все как один во всю глотку нахваливали свой товар, напомнив мне какой-то арабский базар.

Воздух был наполнен ароматами свежей выпечки, скота, кож… В животе загрохотало, и я переключилась на разносчиков снеди. Купив пару булочек и свежего молока, с удовольствием позавтракала, поглядывая по сторонам и ощущая, как внутри блаженной волной разливается оптимизм. Я чувствовала себя прямо колобком, который и от бабушки ушёл, и от дедушки ушёл, и от лисы – то есть, от разбойников…

По мере насыщения, жизнь всё больше налаживалась. Я даже решила пройтись по рынку – развлечься и прикупить чего-нибудь нужного. Денежки, припрятанные в котомке, грели сердце и подогревали аппетиты шопоголика, дорвавшегося до «магазина». В итоге, как и всякий шопоголик, приобрела я вещь, без которой спокойно могла бы обойтись: пушистую шаль из козьего пуха. Да, красивую, лёгкую, ажурную, но и непрактичную: что с ней будет, если попасть под дождь? А если попадать под дождь регулярно? Правда, об этом я подумала, уже отсчитав деньги.

Слегка приуныв, я отправилась дальше. Как известно, ничто не разгоняет хандру так, как трача денег, поэтому скоро мир снова окрасился в розовые и золотые цвета, после того как были куплены: ниточка бус из речного жемчуга – не удержалась от покупки из чистой ностальгии: вспомнилось, как в бытность свою Еленой Прекрасной носила жемчуга и захотелось такой же, свой; затем серёжки с малахитом, маленькие, дешёвенькие – именно это я себе повторяла, как заклинание: не разорят ведь меня дешёвенькие серёжки? Плотная накидка пополнила гардероб.

- Тут уж не упрекнёшь, полезная вещь. Даже необходимая! – похвалила я себя, сворачивая обновку.

Ещё купила расшитую сорочку – на смену бедной моей майке, потерявшей всякий вид. Джинсам замены не нашлось, кроме юбок: пришлось согласиться на юбку. Я её сразу и надела, прям поверх джинсов.

- А то выгляжу, как клошар, - рядом с чистенькими горожанами ощущать себя клошаром было неприятно.

На этом решила заканчивать: солнце уже поднялось и принялось припекать. Желание завершить шоппинг разделили со мной другие повозки, всадники и пешеходы, в результате чего я попала в затор. Поднялся шум, завязалась свара; кое-как выбравшись из сутолоки, я отвела Иа к стене дома - подождать, пока всё рассосётся: не хотелось, чтобы бедняге отдавили ноги.

В пробке застряла не я одна; те, кто не ругался, принялись общаться. А так как я стояла рядом, то и мне стали известны подробности свадьбы дочери одной из местных кумушек и другого обращения с семьей мужа другой. Потом они плавно перешли на детей, принялись делиться поведенческими проблемами подростков и обмениваться советами по воспитанию. Похоже, не слишком-то помогали советы эти.

- Сладу нет с моей Дунькой! - в сердцах воскликнула Матрёна, та, которая с пьющим мужем. - Чего только не перепробовала, как ни уговаривала - а всё опять за своё – братьев-сестёр изводит, помогать не желает! Не знаю что делать! Уж думаю не пойти ли к Василисе Премудрой на поклон?..



Сафронья Павлова

Отредактировано: 07.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться